the WALKING DEAD

Объявление

Добро пожаловать на литературную
ролевую игру по мотивам
телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

Сейчас в игре: окт/нб'12. Спасители терроризируют Хиллтоп, Александрию и Королевство. За стенами общин ещё более опасно: ходячие также голодны, выжившие – злы и непредсказуемы. В окрестностях общин находят изуродованные трупы людей, убитых явно не ходячими мертвецами. >>>

По вопросам организации:

mr. Someone & mr. Zombie


У нас новый чудесный дизайн! Спасибо безымянному дизайнеру за такую обновлённую красоту!
Обновления в "Правилах"! Просим всех ознакомиться с ними в "Блоге АМС".

кровавый; концерт; кошка; снег; знак

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Прогулка с мертвецами » ❖ 11.10 — утро — "Место в гараже"


❖ 11.10 — утро — "Место в гараже"

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s7.uploads.ru/AMekh.jpg
Дэрила Диксона принуждают трудиться на Спасителей.

Дэрил Диксон и Мэгги Ри содержатся на базе Спасителей уже двое суток.
На третье утро Дэрилу Диксону предлагают по обыкновению скудный завтрак. А затем (чего раньше не случалось) выводят из камеры. Два крепких вооружённых парня отводят Дэрила в гараж, где трудится механик Рэй О'Нил.
- Привет, Диззи, - говорит один из конвоиров, - Ниган велел этого уёбка отвести к тебе. Типа на общественно-полезный труд.
- Ага, запряги его, как следует. Пусть отрабатывает жрачку, - ухмыльнулся второй, толкая Диксона в спину и обращаясь затем уже к нему. - И не вздумай выёбываться, а то Ниган скормит тебе твои же яйца.

Очерёдность: Daryl Dixon, Diesel.

+5

2

Как обычно, я не спал.

Я вообще редко сплю. Во сне меня начинает распирать от жажды деятельности, мне постоянно хочется что-нибудь изменить или доработать. Я из тех людей - только не смейтесь! - про которых говорят, что они, мол, "живут работой". Ведь если бы не это, я бы уже давно сгнил в какой-нибудь тюрьме или сторчался в переулке. Мама бы плакала, а братья стыдились бы. Ну уж нет, я себе такого не желаю! Вот и нашёл дело по душе. Люблю я в автомобилях возиться, что с меня взять. К чему это я? Ах, да - сны. Почему я не сплю. Не могу. Жажда деятельности вынуждает меня подскакивать каждый раз, когда я обдумываю какую-то проблему или выкурю очередной косячок, хитро запрятанный у меня в мастерской. Я просто не могу позволить себе лежать и спать, когда решение проблемы мало того, что у меня под носом, так ещё и гениально простое!
Но это не значит, что я не отдыхаю. Я расслабляюсь телом и душой, когда падаю на грязный диван, стоящий у меня в мастерской, закуриваю сигаретку и откидываю голову назад, пока тяну сладкий дым. Для меня это отдых, много больший, чем в Эдеме, средь белоснежных облаков и пения ангелов. Мне лучше здесь, среди родным мест, родных металлов. Родных запахов. Пока я вдыхаю сигаретный дым, я чувствую, как запах жженого масла, смешанный с миазмами сварочных работ и щедро приправленный запахами солярки лезет мне в нос. О, чудесные запахи! Век бы их нюхал. Даже после смерти.

Я делаю очередную затяжку и слышу стук ботинок на лестнице. Ко мне идут. Я поворачиваю голову, распахнув глаза и выпрямившись. Двое конвоиров: Джон и второй, вечно забываю его имя, ведут третьего. В костюме раба, с жёлтым пятном на груди, кофта просолена и воняет потом, я отсюда чую, волосы спутаны и не мыты. Но его взгляд... меня он, признаюсь, покоробил. Это взгляд дикого зверя. Загнанного зверя, у которого впереди лишь смерть и страстное желание продать свою жизнь подороже. Ух, как он меня пробирает! Невольно вздрогнув, я встаю с дивана, сунув сигарету в зубы, и иду к ребятам.
— Привет, Диззи, — говорит Джон, один из конвоиров, — Ниган велел этого уёбка отвести к тебе. Типа на общественно-полезный труд.
— Ага, запряги его, как следует. Пусть отрабатывает жрачку, — ухмыльнулся второй, толкая Диксона в спину и обращаясь затем уже к нему. — И не вздумай выёбываться, а то Ниган скормит тебе твои же яйца.
- Парни, парни! - останавливаю их я, дружески улыбнувшись. - Что за негатив? Ведь можно решить всё мирно! А вы сразу начинаете... Яйца скормим... - передразнил я напарника Джона, вечно забываю его треклятое имя. - Привет, кстати.
- Угости сигареткой, верну с ближайшей получки. - ухмыляется Джон, протягивая мне лапу.
- И меня! - его напарник протягивает мне руку для рукопожатия.
- Держите, ребята. - я вытаскиваю пачку сигарет из кармана и протягиваю им, откуда они вытягивают по сигаретке. Для друзей дерьма не жалко, а эти меня и прикрыть ведь могут в случае чего. Третью вытягиваю я и прикуриваю от окурка в зубах. Сменив сигарету, я пожимаю им руки и желаю хорошего дня, после чего осматриваю своего нового подопечного. "Воистину, дикий зверь. Загнанный волк".

- Х-хэй! Привет, братишка! Меня это, Дизелем кличут, будем знакомы. - я протягиваю ему чуть дрожащую руку. - С-слушай, давай будем д-друзьяями, да? - я пытаюсь улыбнуться, но выходит какой-то кривой оскал. "Ч-чёрт, я его реально боюсь! Он жуткий донельзя!". - А-а я тебя за это сигаретой угощу. Ты куришь, б-братишка?

Начинался новый день.

+4

3

Второй день без жратвы дался тяжело. Все еще мутило. Тошнота наплывала волнами, как прибой. Все выше и выше к горлу, под самый корень языка. Потом Диксона скрючивало спазмами. Блевать было нечем, но тошнота не отпускала. И через несколько секунд омерзительных мучений и судорог он без сил опускался на пол. Сломанные ребра мешали дышать полной грудью. Даже перетянуть их было сейчас нечем. Из одежды Диксону оставили только цыплячьего цвета пижаму с матерной буквой на груди. Но ему было насрать. Он продал бы душу за кружку воды.
На третье утро ему снова швырнули на пол кусок хлеба с собачьим паштетом. И сегодня Дэрил как-то по-другому взглянул на эту еду. Не так уж она и воняла… Но стоило просто вспомнить на секунду Гленна, и решимость мигом вернулась. Ебал он в рот такие песни. Никто не заставит Дэрила Диксона делать то, чего он не хочет.
Кормишь? Значит, я тебе нужен для чего-то. Хочешь давить на Рика? Пошел ты к херам собачьим…
Диксон не стал есть. Но воду выпил. Это было выше всех его моральных сил. Ее было, словно в насмешку, – три глотка. Едва хватило ощутить ее во рту. Секунда – и жажда становится еще сильнее, словно он только что не выпил теплой мутной воды, а поел песка с соломой.
Диксон закрыл руками голову и попытался не думать об этом.
А через десять минут за ним пришли. Протоптались ботинками по нетронутому куску хлеба на полу, пинками подняли на ноги и повели по коридору.
Двери, серые мрачные стены, внизу краска, вверху побелка. Везде трубы. Диксон видел людей. Кто-то работал, кто-то что-то нес, кто-то присматривал за всем этим сверху, держа наготове заряженный ствол. Святилище.
На несколько мгновений конвоиры  остановились, пропуская рабочих с огромным тяжелым ящиком. И, оглянувшись, Дэрил увидел в полированном боку огромного резервуара, свое отражение. Черт знает, как он жив до сих пор. То ли Хэллоуин наступил раньше времени, и Диксона нарядили в костюмчик подыхающего енота, то ли его лицо и голову слишком усердно топтали сапогами. Глубокая яркая чернота вокруг обоих глаз – это феерический эффект сотрясения и сломанного носа. Засохшие следы крови на лице. Кожа лопнула на переносице и над бровью у виска, - раны едва успели прихватиться. Так его еще никогда не пиздили.
Диксон устало опустил голову. Куда его ведут на этот раз? Неужели Ниган решил, что одной пленницы ему достаточно. И второго можно пустить в расход? Было бы чертовски жаль сдохнуть так тупо, словно овца на бойне. Привели, поставили, завалили. Нужно хотя бы попытаться.
Диксон не умел отчаиваться и обреченно сдаваться. Он всегда дергался до последнего. До последнего ждал шанса, счастливого случая. И сейчас для этого случая было бы самое время. Хоть что-то… гвоздь, отвертка, нож, кусок арматуры… ну хоть что-нибудь.

Его завели в ту часть завода, где он еще не был. Тут пахло машинным маслом, железом, бензином, соляркой и прочим дерьмом автомастерских. Из всего этого кваканья, которое Диксон услышал, стало ясно, что его привели сюда… работать. Дэрил с трудом удержался, чтобы не оглянуться на конвоиров. Нигану плохо что ли там, на троне? Приболел придурок? Всерьез хочет, чтобы Диксон сидел и спокойно перебирал болты в его сраных корытах под руководством этого малохольного… как его… господи спаси… Дизель…? Серьезно? Тут же полно инструментов… И есть машины. Вот оно, Диксон.
Охотник злобно зыркнул на придурка, который пытался быть вежливым и дружелюбным, и ничего не ответил. А когда за охранниками закрылась дверь, Дэрил вздохнул и едва заметно распрямился, плавно и мягко оглядывась вокруг. Ему было важно знать, есть ли тут другие люди, которые могли бы при случае позвать на помощь или всадить Диксону пулю в бошку. Важно было увидеть, сколько здесь дверей и окон. И самое важное – что здесь есть из инструментов? Что угодно подойдет. Нож, отвертка, шило, топор, молоток, - да господи, хоть осиновый кол. Плевать, чем мочить этих упырей.

Увидев лицо и движения этого человека, даже дохлая лошадь догадалась бы о том, то Диксон не замышляет ничего хорошего. То, как он оглядывался, как мельком смотрел на Дизеля, словно принимал его в расчет исключительно как будущий труп, как шарил взглядом по стенам и столам не в праздном любопытстве а конкретно отыскивая что-то помощнее и пострашнее, - говорило только о том, что он нападет. Лишь только получит в руки что-то, чем можно убить человека.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-01-28 21:45:49)

+5

4

"Брр... Жуть какая" меня едва заметно передёрнуло, пока вошедший изучающе-злобно глядел на меня. Противно это признавать, но я ожидал, что он не воспримет моё рукопожатие. Кит, брат мой, всегда говорил "Запомни, Рэй. Хочешь мира - готовься к чему угодно". Таким я и вырос. Всегда ждал худшего. А человек, тем временем, чуть распрямился и уже шарил по всему, что хватало его глазам. Не надо быть математиком - он уже прикидывает, как и на чём он будет смываться. И сколько трупов за собой оставит, куда без этого. Я не экстрасенс, но что-то мне подсказывало, что я буду первым в этом списке. Я поёжился и, наконец, убрал руку от него.
- Сбежать хочешь? - я сделал шаг назад. - Забудь. Отсюда не убежишь. - я пожал плечами. - И сейчас я для тебя вижу два варианта развития событий.
Собственно, первый. Ты начинаешь артачиться, показывать, какой ты крутой, - поверь, это вижу и всецело верю! - и творить всякую хуйню типа побега и убийства. Я и мой добрый друг Курт, как и те два архаровца, что тебя сюда привели, будем тебя останавливать самыми нелицеприятными способами и средствами. Плюс, я попрошу урезать тебе рацион и вместо червивого хлеба и чем-ты-там-ещё-питаешься, ты будешь получать здоровые и полезные для организма нихуя. Сколько ты протянешь без еды и с ежедневными побоями - я не знаю. Так и сдохнешь здесь - избитый, но гордый. Мрачная перспективка, да? - краем глаза я приметил появившегося из глубины гаража Курта, что бодренько зашагал к нам.
- Вариант второй - ты засунешь себе в жопу своё "Я" и будешь помогать нам с несложной работой, с которой справится даже слепая хромоногая обезьяна...
- Мать святая! Ты где это чучело откопал, Диззи?! - усмехнулся Курт, подойдя к нам и смерив пленника с ног до головы презрительным взглядом. - Вылитый кадавр, ха! Диз, угости сигареткой, будь другом?
- Курт! - осуждающе покачал я головой. - Зачем так с людьми разговаривать? Держи. - я протянул ему пачку, не отрывая взгляда от пленного. - Да, так вот. Будешь делать простенькую работу здесь, за которую будешь не только получать свой хлеб, но и премии в виде сигарет, если ты куришь конечно же. - я пожал плечами. - Других выходов нет.
- Слыш, а чего он молчит-то, а? Немой или ебанутый? - мой напарник и коллега прикурил, выпустив  сторону пленного струйку дыма. - Наверное ебанутый.
- Курт... - начал я, но он остановил меня взмахом руки.
- Короче, паря,  я тебе так скажу. - он глубоко затянулся, подойдя к пленному ровно на столько, чтобы выхватить пистолет из кобуры и пристрелить, если тот дёрнется. - Я не Дизель, это он тут Мать Тереза Автомастерской. Меня воспитывали улицы родного Бостона, район Сигвей, не слыхал? Если вкратце, надумаешь дёрнуться или бежать - я тебе лично полную жопу свинца напихаю. Если за меня это не сделают ребята. - он перевёл взгляд на курящих дозорных, что смотрели в нашу сторону с оружием наизготовку. - А до тех пор я буду обращаться с тобой как с собакой, на которую ты, урод, пиздец как смахиваешь! Это значит, я буду бить тебя палкой, орать и швыряться металлоломом. А ещё учить раскалённой елдой по самые гланды. Понял, мразь?! - он, сам того не подозревая, начал рычать, угрожающе поигрывая пальцами на кобуре. Мне оставалось только вздохнуть и сунуть руки в карманы. Курт всегда был агрессивнее меня. Это я драки стараюсь избегать, приходя ко всему дипломатическим путём. Дерусь я только от безысходности, мой братишка Аксель мне удар ставил в тюряге. "Но вот смогу ли я ему навалять?" я тихо хмыкнул "Дядя-то походу бешеный". Курту же до пизды - он всегда идёт до конца. Иногда я ловлю себя на мысли, что если бы не он, меня б давно сожрали нахуй. Так что я благодарен ему. Не зря он мой друг.

- Ну, и чего молчишь? - злобно прогавкал Курт, глядя на пленного злыми глазами. - Может хоть имя скажешь? Нет? Ну, значит, как с собакой. - он злобно ухмыльнулся, залихвастски свистнув. - Ребята! Подойдите-ка на пару слов! А ну, подержите эту мразь, сейчас мы его блеять научим!
Мне же оставалось покачать головой и уйти к ближайшему автомобилю. Не люблю вид крови. А зная ребят Нигана и моего друга, её скоро тут будет очень много.

+4

5

Конвоиры синхронно повернули головы в сторону механиков. Джон вынул изо рта сигарету и махнул рукой.
- Его сказано больше не пиздить. И так на ладан дышит. Ниган хочет, чтобы он работал, а мертвый он нихуя работать не будет. Так что кончай дурить, Курт. Не трогай его, если проблемы не нужны. Ясно?
Курт уничтожающе смотрел Диксону в лицо.
Дэрил показательно медленно сплюнул механику под ноги.
- Тебе ясно, Курт? Я со стеной что ли разговариваю? - Джон повысил голос, перехватывая винтовку обеими руками.
- Ясно.
Диксон едва нашел в себе ресурс на этот плевок. Пить хотелось страшно. Смертельно. Невыносимо.
Курт резко отступил, и лицо его источало презрение и ярость.
- Диззи! Разбирайся тогда сам с этим уродом. Понаберут блять блатных по инвалидности и нянчись с ними. Сука.
Курт взял ящик с инструментами и пошел к двери.
- Смотри в оба, Диз. Я ему нихера не доверяю. И тебе не советую.
Хлопнула входная дверь.
Диксон моргнул и едва заметно выдохнул. Он был почти уверен, что это его последние минуты в жизни. Если бы эти трое принялись его отоваривать, – он окочурился бы уже к утру. И благо если в блаженном забытьи. А ведь мог и помучиться от души.

Диксон коротко судорожно оскалился от тяжелой давящей боли в сломанных ребрах. И вдруг застыл на месте, забыв, как дышать. На дальнем столе мастерской стояла здоровенная двадцатилитровая бутыль с водой. Почти полная…
Может быть, там была солярка. Или кислота. Или чистый спирт… Диксон видел только воду. Он не выдержал и судорожно сглотнул, облизывая пересохшие растрескавшиеся губы. Пожалуй, за литровую кружку воды он мог бы и не убивать сегодня никого.
Возможно…

+3

6

Если это, блять, не чудо, то я Мать Тереза наших дней.

Признаюсь вам, ребята, я уже был готов жмуриться от летящей во все стороны крови. Был готов зажимать уши от невыносимо противного хруста ломающихся костей. Был готов бежать к Нигану и падать в ноги, прося остановить это безобразие. Но случилось натуральное, блять, чудо - драка не состоялась. Всё кончилось злобными словами, плевками и пышущего яростью Курта, у которого сейчас наверняка руки зудели так, словно по ним муравьи нацистский марш-парад отбивали. И я мог его понять, особенно зная его характер. И увидеть, что он не сунул человеку в морду за такое, было верхом сегодняшнего чуда.

Ахуеть, ребята. Пожалуй, я готов. Первый прибежавший со своей религией получит нового последователя.

— Смотри в оба, Диз. Я ему нихера не доверяю. И тебе не советую.
Я лишь махнул рукой - мол, нормально, передохни. И смог приметить нечто совершенно удивительное - как наш работничек жадно пялится на стоящую на столе бутылку с борной кислотой. Я, не найдя свободных ёмкостей, не придумал ничего лучше, чем ебануть полуугасшую борную кислоту в бутылку из-под воды, которую во дворе отрыл Курт.
- Эй, ты пить хочешь? - конечно я, кретин, мясо радиоактивное, переживатель за людские судьбы и всякая подобная чушь, отлип от стенки и сходил к столу, где открыл шкафчик, извлекая припасённую чистую воду в пол-литровой бутылке. Сам поставил когда-то, видимо, да и забыл, рептилия. Не долго думая, я подошёл к пленнику, открыл воду и протянул ему:
- Держи. Может, там, где тебя держат, и гестапо, но у меня тут нормальные люди, хах! - я терпеливо подождал, пока он напьётся, после чего махнул рукой. - Себе оставь. Если подружимся, ещё накапаю. Ну, давай ещё раз попробуем? - я протянул ему руку, чуть улыбнувшись. Вышло лучше, чем в прошлый раз. - Дизель. А тебя как звать, братишка?

+4

7

Дэрил Диксон был дикой тварью из дикого леса. Он влипал, конечно, в передряги, нарушал закон и попадал в неприятности. Но он никогда не совершал ничего серьезного. Страшного. За что полиция могла прессовать его всеми доступными способами. Поэтому Дэрил не знал, что только что с головой рухнул в классическую схему «плохой и хороший полицейский». Может быть, механики и сами того не желали, но разыграно все было как по нотам. И зверь попался.
Плохой механик пытается запугать, давить и угрожает выбить из него все дерьмо.
Хороший механик серьезен в намерениях, но точно не желает зла. Наоборот – он тут – твой единственный друг. И он дает то, чего ты хочешь сейчас больше всего на свете. Не свободы – этого не может дать тебе даже Всевышний Господь. Хороший механик дает тебе воды. Пей, дружище. Осторожнее, не захлебнись. Воды я тебе всегда дам… Потому что я твой единственный настоящий друг здесь. Перестань скалиться. Подойди. Сидеть, друг. Голос.
- Дэрил… - голос хриплый и похож на звук наждака, которым возят по ржавому листу железа. Взгляд из черноты красочных бланшей – уже скорее удивленный, чем злобный. А тот, кто хорошо и давно знал Дэрила Диксона, с уверенностью мог бы сказать, что в этом взгляде сквозила искренняя неконтролируемая благодарность. Хорошо, что тут не было никого, кто хорошо знал Диксона.

Когда Дизель осторожно протянул ему открытую бутылку, Диксон не поверил. Он пару секунд держал ее в руках, боясь, что это какая-то очередная кошмарная шутка или издевка. А потом быстро поднял бутылку к лицу и понюхал воду.
Вода. Не пахло ни солью, ни кислотой, ни чем-то еще лишним.
И господи, с какой жадностью он пил. Словно не видел воды не три дня, а всю свою проклятую жизнь.
Механик протягивал ему руку. Хотел закрепить эффект рукопожатием. Диксон смотрел на эту руку, и отчетливо понимал, что не сможет ее пожать. В этом поганом и отвратительном месте, в Святилище, в логове врага, не должно быть хороших парней. Не может быть их здесь. Здесь все – враги. А врагу Дэрил Диксон не пожмет руку. Никогда. Чтобы ни случилось.
Дипломат из него был очень хуевый. Хитрец – вообще никакой.
Но что бы ни говорил Диксону мозг и расставленные приоритеты, - непреднамеренная ловушка хорошего полицейского сработала на все сто процентов. И в голове Диксона сейчас скрипели и ворочались сложные шестеренки, выстраивая ряды ассоциаций и признаков. «Дизель – лучший человек из всех, кого он тут встретил». И его протянутая рука…
Диксон вздохнул и вместо рукопожатия вернул в руку Дизеля бутылку. Он не пожмет руки даже лучшему врагу из всех, что тут есть.
Весь запал вдруг исчез. Диксон сдавленно кашлянул и вдруг ощерился от резкой боли в ребрах, сутулясь, судорожно и мелко вдыхая несколько раз. А лицо под чернотой синяков стало еще бледнее. Рожа его сейчас выглядела даже хуже, чем лица некоторых ходячих.
Бить его было, и правда, лишним. Он и сам окочурится, без посторонней помощи. Пытаясь сохранить равновесие и не расстелиться здесь, у всех на глазах, Диксон оперся рукой на верстак. И в ту же секунду почувствовал под пальцами маленькую удобную рукоятку. Инстинктивно сжимая ее в руке, он подтянул к себе руку, опуская взгляд. Отвертка. Длинная. Удобная. Крепкая.
Диксон резко бросил взгляд на Дизеля. Мелькнула на миг чудовищная звериная решимость. Дикая и бесконтрольная. Убить. Бежать…
А потом взгляд его опустился ниже, на бутылку в руках механика. И все исчезло. Он тяжело вздохнул и вернул отвертку на верстак. Туда, откуда взял.
Он не знал, добровольно тут этот Дизель или нет. Но хороших людей на земле оставалось слишком уж мало. Диксон не мог взять на себя смерть еще одного.
Он опустил голову. Оставалось ждать, что будет дальше. И ждать случая. Возможности. Может быть, в конце дня удастся что-то стащить из мастерской. Хотя бы гвоздь. Это могло пригодиться.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-01-29 11:59:30)

+3

8

Человек человеку всегда был волком. Как бы не скалились сладкоголосые подлецы с телеэкранов, какие бы договорённости и обещания не звучали из их ртов, ясно было одно - грош им цена. Деньги правят миром, они всегда стоят и будут стоять превыше всего. И ни одни обещания, ни одна братская любовь и всякая подобная чушь не устоит перед их напором. Таков этот поганый мир. Впрочем, всё это так же работает. И считается нормальным.
Вместо рукопожатия в руку легла бутылка, а человек произнёс своё имя. Меня позабавило то, с какой настороженностью он нюхал воду, как делал первые глотки. "Воистину зверь". А когда он произнёс своё имя, его рычащий голос идеально дополнил первое впечатление о нём и паззл собрался воедино. Мне оставалось вздохнуть и улыбнуться в пол:
- Вот, уже лучше. Эм... ты...
В этот момент он скрючился и упёрся в верстак рукой, поудобнее перехватив отвёртку, которая оказалась на верстаке, и кинув на меня резкий взгляд тёмных глаз. Сам себе удивляюсь, но паники не было. Я знаю, что человек человеку волк, я знаю, что загнанный зверь сделает всё, чтобы вывернуться из коварных лап своих пленителей, но также я почему-то чувствовал, что ничего он мне не сделает. И, блять, точно! - он отпустил отвёртку и выпрямился настолько, насколько мог. Зверь всегда зверь. Это нормально.
- Оу, брат, как тебя лихо. - цокнул я языком, поставив бутылку на верстак. - Тогда тяжёлая работа тебе противопоказана. Тебе вообще всякая работа противопоказана, но извини, Дэрил, приказ есть приказ. Придётся поработать. - я виновато пожал плечами, приглашающе махнув рукой в моя святая святых. - Идём, покажу, чем займёшься.
я не боялся, что он увидит гараж. Большинство техники и так известно, папаня Ниган покатался на каждой из находящихся здесь машин. Ну, кроме моего "Шухера" конечно же. Этот переделанный "Чарджер" стоял сейчас накрытый тентом и мирно дремал, а я не считал необходимым будить его на вылазки. И никому не давал. А полуразобранную "Тахо", которую мы с Куртом начали превращать в убер-девайс, никто бы вообще не принял бы за автомобиль.
- Пришли. - я привёл его к дальнему углу, где стоял стул с прямой спинкой, под которым стоял металлический таз. Жестом указав на стул, я ногой подтолкнул к нему коробку, сделанную из разрезанного пополам топливного бака. Он негромко звякнул, а старые детали отозвались эхом. Все они были ржавые и напоминали странные песчаные скульптуры. Я же принёс две небольших канистры и старую щётку с металлическими волосами. Присев на корточки перед Дэрилом, я начал инструктаж. - Смотри, что ты должен сделать, друг. Это самая лёгкая работа, которую могу тебе дать. Ну, чтобы и ты себя более-менее комфортно чувствовал, и дело хорошее сделал. У меня и у моего друга Курта всё никак руки не доходят почистить детали, а почистить их надо. Машина же как женщина - любит ласку, чистоту и смазку, смекаешь? - я улыбнулся, схватив канистры и плеснув содержимое в детали в примерно равной пропорции, пока жидкость не закрыла их. - Здесь у меня серная кислота, гашеная разумеется, а здесь отработка - для вязкости, совсем чуть-чуть нужно. За кислоту не бойся, руки тебе не сожжёт, но если долго их будешь держать в растворе, то на завтра кожа слезет. Сейчас ты ждёшь десять минут, пока кислота не начнёт разъедать ржавчину, а потом чистишь. Я не прошу у тебя зеркальной чистоты, просто хочу, чтобы грязь и ржа немного отъелись и я мог снова поставить запчасти куда надо. Справишься, братишка? - я доверительно поглядел ему в глаза, когда разыскал их за длинными немытыми волосами. - Я тут недалеко буду. О, кстати! - я распрямился и сходил до нашей, если можно так сказать, "комнаты", которую мы с Куртом переоборудовали под две кровати и небольшое свободное пространство. Взяв фляжку с чистой водой и прихватив новую пачку сигарет, я вернулся к своему новому подопечному. - Держи. Не выглахтай всё, больше я тебе не смогу дать, уж извини. О, и вот. - я протянул ему старую пачку сигарет, где осталась одна штука. - Это если куришь. - я улыбнулся ему. - Я ж говорю, это там гестапо, а у меня нормальные люди работают. В общем, понадоблюсь - я там. - я ткнул себе за спину, указывая на "Тахо", который как раз был напротив стула и Дэрила. - И... вот. Ну, я пошёл. - несмело улыбнувшись, я вернулся к внедорожнику, краем глаза примечая Крута, вернувшегося с отдыха.
"Это будет хороший день!" мелькнула мыслишка "Надеюсь...".

Отредактировано Diesel (2018-01-29 14:02:55)

+4

9

Дэрил слушал Дизеля, бросая время от времени настороженные короткие взгляды. Он никак не мог понять – отчего этот человек вдруг так добр к нему. Даже если он просто хороший парень. С чего бы ему так заботиться о паршивом и почти бесполезном пленнике. Бутылка воды – это поступок искренне доброго человека. Так поступил бы любой из Александрии. Наверное.
Так поступил бы Рик. Карл или Мишон. Мэгги и Тара.
Но фляга и сигареты… Диксон попытался прикинуть на себя этот поступок. И понял, что не может. Он не знал, как поступил бы на месте Дизеля.
Механик залил из баклажек в таз с ржавыми деталями и объяснил, чего он хочет от Дэрила.
Диксон раньше пользовался обычной ортофосфорной кислотой. Ржа растворялась быстро и без остатка, а металл заодно покрывался защитной оксидной пленкой. Хотя руки в нее совать не стоило вообще никогда. Даже на секунду. Даже, мать его, на полсекунды. Зато и эффект был отличный. Бросил детали в таз, потом вынул осторожно, прополоскал хорошенько в воде – и готово. Но видать, в апокалипсисе не сильно разбежишься за кислотой. И приходится работать с тем, что есть.
- Ну, я пошёл, - и снова эта дружелюбная улыбка.
«И как ты до сих пор тут жив, такой добрый, среди этих оголтелых тварей? Как они не сожрали тебя с дерьмом и ботинками?» - Диксон смотрел как Дизель разворачивается и шагает в сторону.
- Спасибо… - тихое хриплое слово в спину. Он не ждал этого от себя. Слово вырвалось само. Словно по своей воле.
А потом он осторожно положил флягу на ящик рядом, а пачку сигарет бережно открыл и заглянул внутрь. Одна штука. Диксон невольно облизнулся. До этой секунды он не думал о куреве. А теперь, напившись воды и заглушив этим яростный голод хотя бы на полчаса, он увидел сигарету. И в памяти тут же всплыло ощущение, живое напоминание. Как это – курить?
Диксон осторожно вынул сигарету, мягко покрутил и помял ее в пальцах, понюхал, прикрывая глаза. А потом огляделся вокруг, шаря глазами по ящикам, сваленным деталям, инструментам, баллонам и столам. Наконец он увидел то, что искал. Шагнул к одному из ящиков, где на самом краю, сиротливо бочком был брошен коробок спичек. Встряхнул, открыл, - вот они. Не отмокли, не спрели. Ровные, чистые, светлые. Спички.
Заодно Дэрил поднял с пола короткий прут тонкой арматуры. И со всем добытым вернулся к тазу с деталями. Сел на ящик, сунул прут в таз и, словно кочергой, поворошил в деталях, перемешивая их, как угли в камине.
А потом задержал дыхание на миг и сунул в рот сигарету. Чиркнула спичка, выбивая маленький яркий язычок пламени. Затяжка, и медленный выдох. Как это было… несравненно круто.

Курт вернулся в мастерскую, все еще злой и хмурый, но уже не ослепленный яростью. Видать, успокоился и немного выдохнул на свежем воздухе. Грохнул на пол ящик с инструментами, - зачем уносил с собой – непонятно. А потом зыркнул на пленника и возмущенно цыкнул.
- Диззи, блять, ёбаная ты Мать Тереза. Ты че этому ублюдку курева дал? – Курт возмущенно уставился на друга. – Дружище, ты в курсе, что эта гнида малахольная тут не в санатории? Не ровняй его с собой. Ты тут – на правах. А он – урод и ублюдок, который убивал наших парней. Если ты не в курсе, то я тебе напомню. Убивал. Говорят, что именно он поджарил наших ребят на дороге из гранатомета. А ты ему сигаретку? Может еще спинку ему разомнешь? Ты глянь на него, - это ж не человек! Это сука чудище сраное. Его пристрелить – самое безопасное и справедливое. Не давай ему больше нихера, Диз. Не гневи судьбу. А то он и тебя уроет, и глазом не моргнет. Ясно тебе? Я блять за тебя уже переживаю, если честно. Слишком ты добрый со всеми. Даже с врагами. Не надо так. Он тебе все равно не ответит добром никогда.
Курт явно выговорился. Выдохся. Но все еще смотрел на Дизеля, эмоционально, возмущенно и требовательно. Он очень беспокоился за друга. И не хотел, чтобы чертов пленник, даже под прицелами двух винтовок, даже избитый до полусмерти, все же мог навредить хоть кому-то из них здесь. А судя по этой страхолюдной бесчеловечной роже, - наверное, мог.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-02-03 12:36:43)

+3

10

— Спасибо… — тихое хриплое слово в спину. Я не ожидал этого, а потому лишь улыбнулся в пол.

Мама всегда мне говорила: "Мир, Рэй, слишком жестокое место и малохольных в нём не держат. Но если есть возможность... Если есть хоть малюсенький шанс помочь - то помоги. Мир круглый, сынок, и никогда не знаешь, кого ты встретишь в тяжёлой ситуации". Спасибо тебе за хороший урок, мама. Помню, в детстве, ещё во времена школы, я помог какому-то парню, которого били на улице. Мы с Акселем возвращались со школы и увидели, как хулиганы бьют какого-то несчастного школьника. Быстро переглянувшись, мы решили вмешаться. До сих пор помню, что один из тех уродов мне нос расквасил и глаз подбил. Но мальчишку мы выручили. Весь в слезах, в кровавых соплях, он долго благодарил нас. Аксель равнодушно пожал плечами и пошёл домой, а я решил проводить парня. Мы не стали друзьями, вскоре он переехал из нашего маленького городка. А спустя одиннадцать лет этот парень вспомнил меня, когда я его вспомнить не смог. И, вопреки всем законам, вопреки мнению руководства, он, старший менеджер, выдал мне, недавно вышедшему из тюрьмы, кредит на мастерскую. Его слова, сказанные мне с лёгкой улыбкой банковского служащего, я запомню надолго.

- Помнишь, что ты сказал мне тогда? Сегодня ты мне, а завтра я тебе. Удачи, мистер О'Нил!

Под эти мысли я и не заметил две вещи: первая - что я уже полускрутил инжектор с "Тахо" и второе - что вернулся Курт.

— Диззи, блять, ёбаная ты Мать Тереза. Ты че этому ублюдку курева дал? – Курт возмущенно уставился на меня. – Дружище, ты в курсе, что эта гнида малахольная тут не в санатории? Не ровняй его с собой. Ты тут – на правах. А он – урод и ублюдок, который убивал наших парней. Если ты не в курсе, то я тебе напомню. Убивал. Говорят, что именно он поджарил наших ребят на дороге из гранатомета. А ты ему сигаретку? Может еще спинку ему разомнешь? Ты глянь на него, — это ж не человек! Это сука чудище сраное. Его пристрелить – самое безопасное и справедливое. Не давай ему больше нихера, Диз. Не гневи судьбу. А то он и тебя уроет, и глазом не моргнет. Ясно тебе? Я блять за тебя уже переживаю, если честно. Слишком ты добрый со всеми. Даже с врагами. Не надо так. Он тебе все равно не ответит добром никогда.

Я молча сглотнул все эти обидные слова, скручивая инжектор и, - вот дела! - закончил ровно в тот момент, когда Курт закончил тираду. Сняв инжектор и отложив его в сторону, я вскрыл пачку сигарет и протянул её другу. Вытащив одну, я чиркнул спичками и прикурил наши сигареты. Курт яростно затянулся.
- Хочешь сказать, мне не надо было брать тебя на работу? - тихо спросил я, распрямляясь и делая затяжку. - Хочешь сказать, мне не надо было брать на работу Мэтта? Коула? Нэда? "Солёного Краба"? Стэффани? Сару? А?! - вопрошающе я уставился на него. - Хочешь сказать, я должен был поступить как все? И где бы ты тогда работу искал, Курт?
- Ну ты не ровняй...
- Именно ровняй, Курт! - я чуть повысил голос. Мне было наплевать в тот момент, что Дэрил может услышать. Он не знал меня, а я не знал его. - Мы - зэки. Слышишь, блять, зэки! Кому мы нужны были там?! А? Все смотрели на нас, как на отбросы, - и всем было плевать. Вот то-то и оно. - я погрустнел, облокотившись на раму автомобиля, задумчиво затянулся. - И где бы ты был, если бы я не был таким добрым. Если бы я сказал тебе "пошёл нахуй, зэк ёбаный! У меня тут приличное общество!". Где был бы я. Где были бы наши ребята с мастерской? - я вновь затянулся. - А если завтра меня укусит мертвяк, послезавтра я обращусь - кто на меня тогда пули не пожалеет? Может ты. Может Ниган. Может он. - я кивнул на Дэрила. - Каждый, Курт! Слышишь, каждый заслуживает второго шанса. Сегодня я помог ему, завтра он помог мне. А послезавтра кто-то третий задавил всех нас. Добро, Курт, люди помнят. Приличные люди я имею ввиду, помнишь Клайва? - он едва раскрыл рот, но тут же угрюмо замолчал, смоля сигарету. - Один раз обманешь - позор тебе. Два раза - позор мне. Мне так мама говорила. - я докурил сигарету и выбросил окурок на бетонный пол. Улыбнувшись моему другу и напарнику, я вернулся к "Тахо". - Просто иногда так случается, понимаешь, Курт? И я не изменюсь. Даже если папочка Ниган лично всадит мне пулю в голову.
- Ну ты чушь-то не мели... - пробормотал мой напарник, укладываясь под автомобиль.
- Всякое может быть, дружище. Всякое. - я оглянулся на Дэрила, курившего сигарету. - И со всяким. Дай ключ на двенадцать...

Отредактировано Diesel (2018-02-03 20:27:59)

+3

11

Дэрил с таким наслаждением тянул затяжку за затяжкой, словно это была самая что ни есть распоследняя сигарета в мире. Учитывая его положение, это вполне могло быть правдой.
А еще Диксон напряженно косил взглядом на плохого механика, которого черти принесли обратно в мастерскую. Этот человек явно не привык сдерживать себя. И замашки у него были… как у Мерла. Тяжелый характер, быстрый на расправу, мастер доебаться даже без причины. А уж если есть причина, – тебе не отвертеться от него, хоть умри.
Если младший Диксон был прав на счет него, этот механик еще покажет себя. Так просто он не оставит Диксона в покое. Хотя это были только догадки. Не все злобные агрессивные бандюки были похожи на Мерла.
Курт ясно и четко выразил свою позицию по поводу Диксона. И, в общем-то, был абсолютно прав.
Размазал из гранатомета блокпост спасителей? – Размазал.
Убивал людей Нигана? – Убивал.
Хотел заколоть Дизеля гвоздем и сбежать на первой попавшейся тачке? – Очень хотел.
Все так. Только вот у Дизеля, видать, на этот счет были свои собственные мысли. Он высказывал их просто, без надрыва и лишнего пафоса. Но видать, ни Дэрил, ни Курт, своими дикими и поросшими шерстью душами не могли этого понять до конца. Как можно быть таким добрым? Как можно прощать такое? Как можно щадить, делиться последним с врагом?
Кем нужно быть, чтобы иметь такую силу?

Диксон аккуратно затушил окурок об ящик и снова поворошил детали в тазу, переворачивая их с боку на бок. Через несколько минут уже можно будет начинать чистить.
Он повертел в руках щетку с металлическим ворсом. Перчатки бы, чтобы не изуродовать руки щеткой, но уж… что есть, то есть. С такой рожей и с такой отбитой башкой только о перчатках думать. Когда почки отвалились, как говорится, - минералка не поможет.
Дэрил вынимал детали одну за другой и медленно, не торопясь, шоркал щеткой, счищая подрастворившуюся, слоящуюся ржавчину. Очищенные и отмытые части Диксон кидал на подвернувшуюся ветошь. Эта монотонная спокойная работа словно гипнотизировала, вгоняла в транс. Мир сузился до размера ладони, в которой лежала деталь. Все остальное на время почти перестало существовать. Ничего не болело. Не хотелось жрать. Он ничего не слышал и не видел вокруг. И сколько это продолжалось, Диксон затруднился бы ответить.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-02-06 00:35:55)

+2

12

У нас дома на полке, как у любых порядочных американцев, лежала Библия. Мама иногда бралась за неё, но только для того, чтобы уснуть. Отец вообще никогда не брал. Я и Кит тоже, а вот Аксель иногда таскал почитать, а потом рассказывал мне и Киту умные изречения оттуда. Может именно поэтому я и вырос таким добрым и честным. А может и нет. Моя доброта не раз выходила мне боком - тот же Клайв, вор, недавно откинувшийся с зоны, котрого я взял на работу, обшмонал мастерскую, забрав выручку, и думал сбежать. Благо, ребята вовремя подметили и скрутили. Его хотели избить, но я решил, что достаточно будет отпустить. Если человек имеет совесть, то это уже достаточное наказание. Совесть - очень сильный и опасный враг. Хотя, таких как Клайв она совсем не мучает.
Глядя на Дэрила, я понимал, что Курт прав. Этот человек - дикий зверь, злобно скалящийся по сторонам. И если Курт хотел его вышвырнуть, то я хотел приручить, даже не взирая на укусы с его стороны. Да, возможно это очень глупо, учитывая размер "зубов" и общее состояние "зверя", но попытаться стоило. И сейчас, посасывая очередную сигарету, я смотрел, как он чистит детали - ленно, не спеша. Молодец. Ничего не скажешь. "Выглядит он только как-то паршиво... Надо бы подмогнуть человеку. Но чуть позже". Докурив, я выбросил бычок и вернулся к "Тахо". Пока Курт шаманил с подвеской, я перебирал инжектор, который был весь в дерьмище - промаслен, в попыхах, кое-где уже налепился шлак. Его тоже неплохо бы почистить - вот и отдам Дэрилу. Но сперва надо сделать кое-что остальное - например, раздатку и обратить внимание на корзину сцепления.

---около 40 минут спустя---

- Диззи! Курт! Ау! - позвал знакомый голос Ленни, парня, который отвечал за кухню. Выпрыгнув из машины и обтерев руки, мы двинулись к толстому парню с длинными вьющимися волосами, который приветливо махал нам, едва удерживая два больших бумажных пакета.
- Полдник механикам! - объявил он, доставая пару спелых яблок и протягивая нам. Курт облзнулся - он обожал яблоки. Я принял своё с благодарственным кивком.
- С чего такие подгоны, Ленни? - поинтересовался я.
- Ребята вернулись с Королевства с хорошей добычей. Ниган рапорядился. - пожал плечами гигант, ухмыляясь. - Ну, работайте, парни! Я дальше пошёл.
- Бывай, Ленни! - махнул я ему рукой.
- Будь здоров, Ленни! - Курт уже надкусил своё.
Мы вернулись в мастерскую и я сразу полез за ножом.
- Ты чего это? - подозрительно уставился на меня Курт.
- Хочу с Дэрилом поделиться. - ответствовал я, разрезая яблоко пополам.
- Диз... ну ты, блять, я просто не знаю... На эту мразь продукты переводить?! - он был возмущён до самых пяток. - Сигареты хуй с ним, отрава, но продукты?!
- Нельзя быть таким жадным, дружище. - я разрезал яблоко и спрятал ножичек. - Если жалко, на вот, съешь мою долю. Я не голоден.
По правде сказать, я и правда не очень хотел есть. Даже до этой жопы вокруг я мало ел. Заказ на пять баксов в ближайшей кофейне - вот мой завтрак и обед частично.
- Блять... Просто блять нахуй, Диз! - в расстроенных чувствах, Курт отвернулся. - Пристрелят тебя когда-нибудь, помяни моё слово!
- Хм. - равнодушно хмыкнул я, чуть улыбнувшись. - Зато с мамой и папой повидаюсь. Даже братьев увижу, может быть...

Пока он доедал яблоко и, разочарованно вздохнув, опускался под машину, я решил проведать Дэрила, решив, что сейчас самое время. Прихватив инжектор, я подошёл к нашему работнику.
- Ну, как тут у тебя дела, Дэрил? - я взглянул на очищенные детали. Как я и просил - не блестят, но весьма достойно очищены. Теперь вкручивать их будет легче. - Ого, ты молодец. Хорошо справляешься! А потому - держи вот. Небольшая премия. - я протянул ему половинку яблока и сигарету. - Только сильно не рассхваливайся этим добром, ладно? - приглушенно хихикнул я, опустившись на корточки перед Дэрилом. - А то нам обоим влетит. - рядом с импровизированной ванночкой я поставил инжектор. - А это небольшое дополнение к твоей работе и моя просьба. Прополоскай, пожалуйста, и пройдись по нему щёткой. А я разберу и поставлю. Договорились, братишка? - я улыбнулся как можно дружелюбнее.

+2

13

Дэрил работал медленно, но продуктивно. В этом полубессознательном трансе мозг словно отключился. Тело само решило, что и как ему делать. Ни одного лишнего движения. Ни секунды отдыха. Казалось, это измочаленное тело - может работать вечно, если его не остановить.
Его остановили.
— Ну, как тут у тебя дела, Дэрил? Ого, ты молодец. Хорошо справляешься!
Диксон только теперь глянул на ветошь, куда бросал на просушку вычищенные детали. Потом посмотрел обратно в таз. В воде осталось всего несколько штук. А на ветоши горкой мостились все остальные. Вид у него был задумчивый, словно у кота, который разглядывает свой сортир и думает, кто же все таки каждый божий раз ворует говно из его лотка.
Но в этот момент механик протянул ему половинку яблока. И сигарету. И у Диксона окончательно что-то хрустнуло в голове. Он не мог игнорировать еду. Если бы ему сейчас дали тот самый утренний растоптанный кусок хлеба с собачьими консервами, - он бы сожрал и глазом не моргнул. Но ему давали чистое хорошее человеческое яблоко. На срезе этой половинки выступили капли сока. И Диксон чувствовал его вкус в глотке. Кисловатый. До самого корня языка, свежий и черт возьми…
Он быстро взял подарок из рук механика и сунул яблоко в рот едва ли не целиком, проглотил, почти не жуя, шмыгнул носом и облизал пальцы, забыв, что они в кислотном растворе. Сплюнул, поморщившись, и поднял взгляд на свою Мать Терезу.
- Зачем? – он щурил глаза, обведенные черными пятнами ужасных синяков, и голос его был все таким же надтреснуто-хриплым. Но уже гораздо более живым, чем утром. Диксон сунул сигарету в рот и потянулся за спичками. Он был не в том положении, чтобы оставлять что-то про запас. Дали – кури сейчас. Потому что через пять минут тебя могу пристрелить, как собаку.
– Зачем ты рискуешь? Я тебе никто. Шваль залетная, однодневная. Если Ниган узнает, что ты… - он выдохнул дым и показал Дизелю тлеющую сигарету в своих пальцах, - он тебе башку расшибет.
Охотник дернулся, оглядываясь на охрану и второго механика, пряча сигарету в кулаке, словно солдат в ночном окопе.
- Ты не похож на остальных здесь. Не хочу, чтобы ты сдох из-за меня. Ясно?
Это была страшно длинная для Диксона речь. Вероятно, трехдневный запас слов. Поэтому докурив, он просто взялся за инжектор. Предполагая, что он важнее, чем ржавые, столетнего вида детали. Никто не просил его расставлять приоритеты. Но если уж Дэрил Диксон брался за дело, он не мог делать его плохо.

+2

14

— Зачем?

Смешно. Если перечислять все случаи, когда я слышал этот вопрос - получится целая библиотека. Прямо как Фаросская. Или имени Ленина в Петербурге или где она там стояла... Я лишь ухмыльнулся этому зверю, который проглотил яблоко, словно енот, боящийся, что из него сейчас сделают шапку. Сколько раз я слышал этот вопрос из уст совершенно незнакомых мне людей. От зэков, которых я брал на работу. От людей, бывших этому свидетелями. От полицейских родного Бостона. От фермеров, которым я с хорошей скидкой чинил автомобили. От стариков, которым бывало тачки делал бесплатно. Все они задавали мне вопрос - один и тот же, всё время. И... я не мог найти ответа. Почти никогда. Я отшучивался, говорил чепуху или просто махал рукой.
– Зачем ты рискуешь? Я тебе никто. Шваль залетная, однодневная. Если Ниган узнает, что ты… — Дэрил выдохнул дым и показал мне тлеющую сигарету в своих пальцах, — он тебе башку расшибет. Ты не похож на остальных здесь. Не хочу, чтобы ты сдох из-за меня. Ясно?
- Ясно, друг. - я кивнул, закуривая. - Из-за тебя не сдохну. Но и тебе не позволю. Только не как псу. Просто... Все мы заслужили второй шанс, понимаешь, Дэрил? Все мы. Ты. Я. Курт. Ниган. Твои люди, мои - без разницы. Он есть у всех. И, к сожалению, это, - я кивнул на сигарету, тлеющую в пальцах Дэрила. -  меньшее, что я могу сделать для тебя.

Я улыбнулся ему. Отец мой всегда всем улыбался. Мафии. Клиентам. Работягам. Собакам на улице. Зеркалу. Своим детям. Маме. И всегда отвечал мне на немой вопрос: "Знаешь, как говорил барон Мюнхгаузен? "Самые глупые и страшные вещи совершаются с самыми серьёзными лицами. Так давайте же чаще смеяться, господа!". Мы с Китом запомнили этот урок - и всем улыбались. А Аксель всегда ходил чернее тучи. Эх, братья мои... как вы там? Живы ли?..

Докурив, он просто взялся за инжектор. Окунув в раствор, он снова погрузился в свою работу. Я не стал его отвлекать, вернувшись к "Тахо", над которой потел мой напарник. Как раз заканчивал возиться с раздаткой. Я же принялся за двигатель, стоящий неподалёку на верстаке...

---спустя час. Или около того---

Закончив собирать инжектор, заботливо прочищенный Дэрилом, я прикрутил его назад к двигателю. Вот и всё. Теперь можно ставить этот убер-двигло обратно в "Тахо", которой Курт придал совершенно инфернальный вид. Он закончил возиться с раздаткой и подвеской, усиливая их, а теперь занялся своими любимыми резаками на диски. Я же, откалибровав двигло и прикрутив все части на место, закурил предпоследнюю сигарету из пачки и устало разогнулся. Размяв кости, я направился к нашему работнику, который как раз заканчивал обтирать детали. Без лишних слов, я подошёл и протянул ему последнюю сигарету, а пачку скомкал и выбросил куда-то в недра мастерской.
- Молоток! - похвалил я его, прикурив себе и ему от моей старой "Зиппо". - Можешь передохнуть. Мы тут закончим шаманить - и пригласим тебя на покрас. - я сделал затяжку. - Хотя... Можешь приступить к окрасу сразу. - я улыбнулся ему. - Как передохнёшь, понятное дело. А я тебе обед соображу у ребят, ага? А то ты, похоже, голодный, как собака. Ну, отдыхай. - я хлопнул его по плечу и вернулся к Курту, которому протянул сигарету из новой пачки, которую только что распаковал. Он принял её и прикурил от газового резака.
- Ох Диз. Балуешь ты эту сволочь.
- Хорош. Уже обсудили. - я присел рядом с ним. - Ты закончил?
- Почти. Такой убер-девайс получится! Папаша Ниган порадуется! Его личный пепелац, ха! Гранатомётом не возьмёшь! - он довольно затянулся. - Слыш, мясо! Иди кузов крась!
- Курт. - я пихнул его в бок. - Пусть передохнёт. Он тоже работал.
- А мы хуй пинали?! - начал заводится мой друг. - Слушай, Диззи, заканчивай тут всеобщее благо из себя строить! А то он начинает себя вольготно тут чувствовать! Слыш, мясо, я не ясно выразился?! Работать! Краску в углу возьмёшь! - докурив, он вновь натянул очки  вернулся к сварке и резке. Я же, вздохнув, докурил и вернулся к двигателю. А подошедшему Дэрилу сделал знак "Обожди, покури, коль устал".
У меня не гестапо. Никому не устану говорить.

Внешний вид "Тахо"

http://bu74.ru/images/product_images/popup_images/14752_0.jpg

https://32.img.avito.st/640x480/3768013932.jpg

Отредактировано Diesel (2018-02-13 00:26:19)

+1

15

— Папаша Ниган порадуется! Его личный пепелац, ха! Гранатомётом не возьмёшь!
Диксон покосился на машину, над которой шаманили все это время механики. Так вот что это за хрень… Личная тачка Нигана, - охотник торопливо прикурил, выпуская дым через ноздри, вниз, к полу. Не хотел, чтобы охрана видела. Подставить Дизеля чертовски не хотелось.
Механики колдовали и камлали над машиной, похоже, с полной самоотдачей. Им обоим нравилось то, что они делают. В результате они наворотили определенно что-то особенное. Но Диксон щурил глаза и пытался понять, правду сказал плохой механик или просто трепался для красного словца. Гранатометом не возьмешь? Не было в этой тачке ничего, что помешало бы гранатометному выстрелу прошить ее насквозь. Значит, треплется, помело.
Диксон видел уже одного такого засранца на гребаном танке. Приехал показать свою необузданную мощь. Убил одноногого старика, разогнал кучку баб и детей. Молодец. И где он теперь со своим танком? Диксон знал, где, – мерзнет в аду. А чтобы взорвать его сраному танку боеукладку и сорвать башню, не потребовалось даже гранатомета.
Не то, чтобы Диксон метил в специалисты по уничтожению тяжелой вражеской техники, но все выходило само собой. Чтобы противостоять гранатомету, нужна комплексная защита. Активная броня, пассивная броня, композит, керамика. Нет здесь у них ничего такого. И нет у этой машины столько мощи, чтобы тащить нужный вес брони.
Они могут наварить по всем бортам стали в палец толщиной. Оставить узкие бойницы и поставить дизель. Могут сделать из этой чертовой тачки настоящий легкий бронетранспортер. Но от гранатомета – это не спасет. Напротив, превратит машину в капсулу смерти. В могилу на колесах.
Дэрил опустил голову. Это все голод. И отбитая башка. Мудак просто болтнул для красного словца. А у Диксона в голове уже выстроился целый план с гранатометом на самой верхушке.
А потом началась вялая грызня на счет самого Дэрила. Плохой механик, как та жаба, которая вылезла на кочку, - желал немедленно помыкать всеми, до кого только сможет дотянуться. Дизель в своей, уже привычной манере осаживал засранца. 
Диксон поморщился и покосился на Курта, когда тот злобно окликнул его. Оставалось просто выживать и ждать, пока подвернется случай сбежать. На Рика Дэрил не надеялся. Шериф, конечно, иногда показывал крутой нрав и принимал по-настоящему крутые решения. Но Ниган оказался не по зубам всем им. А у Рика двое детей. Он не станет рисковать.
И Дэрил был бы сильно против того, чтобы из-за его паршивой реднекской шкуры под удар ставили малютку-Джудит или Карла. Если он выживет здесь, то никогда не бросит попыток сбежать. Нигану дешевле было просто сразу пристрелить Диксона. Он никогда не покорится и никогда не успокоится. Вопрос только во времени. И в том, когда представится шанс.
Но чтобы дождаться этого чертового шанса, нужно было оставаться живым и хотя бы относительно здоровым. Поэтому Диксон решил не ковырять судьбу и не надеяться на терпение плохого механика и на бесконечную доброту хорошего. А просто встал и пошел туда, куда было велено.
Дизель сделал успокаивающий жест рукой. Вроде как – не торопись. Но Диксон только неопределенно двинул плечом, – какая нахрен разница, когда начинать. Сейчас или через минуту. Все равно, пока не закончим, не уйдем. Вероятнее всего. Надо же… Дэрил Диксон собственными руками красит личную тачку Нигана. В которую он умостит свой чертов зад и поедет грабить Александрию и прессовать Рика и остальных. Пробивать людям головы, делать женщин вдовами, а детей лишать возможности хотя бы раз в жизни увидеть своих родителей.
Гранатомет… Он поможет. Гранатомет – это лекарство от чумы Спасителей. Сейчас сложно было даже дышать. Но Диксон должен был во что-то верить, и ради чего-то жить дальше. И он решил поверить в гранатомет. Эта штука спасет их всех. Один точный выстрел – и проблема решится сама собой.
Он взял в руки краску и шагнул к машине. Дизель был совсем рядом. И Дэрил не выдержал. Не поворачивая головы, тихо спросил.
- Почему ты на него работаешь? На Нигана… Он угрожает твоим близким? Или… ты добровольно? Не пойму, - Диксон все же посмотрел на механика, щуря диковатые глаза и невольно сутулясь, чтобы уменьшить давление сломанного ребра, - Ты же знаешь, что он делает с людьми. Как ты с этим живешь?
У Диксона не укладывалось в голове, как можно быть с человеком, который не соответствует твоей моральной планке. Идти за ним. Делать, что он скажет. И при этом быть довольным своей жизнью. А это значило, что кто-то здесь лжет. Ну или Диксон знает далеко не все, что было чертовски естественно.
Поэтому он даже не ждал ответа. А просто продолжал красить.

+1

16

— Почему ты на него работаешь? На Нигана… Он угрожает твоим близким? Или… ты добровольно? Не пойму, — Дэрил сверлил меня взглядом, щуря диковатые глаза и невольно сутулясь. — Ты же знаешь, что он делает с людьми. Как ты с этим живешь?
- Живу, друг. - простовато ответил я. - Но и ты ведь не святой. И Курт. Твои люди, наши... Мы платим друг другу одной и той же монетой. И глупо говорить, что одни люди плохие, а другие хорошие. А вообще... - я оторвался от двигателя, облокотившись на него и взглянув Дэрилу прямо в глаза. - Мы все не святые. Такова жизнь. Знаешь, как говорил мой брат? "Все люди братья, просто старшие обижают младших".
- Слыш, мясо, я давал команду трепаться?! - гавкнул Курт сквозь щиток. - А ты, Диз, не отвлекай его!
- Горелкой своей командуй! - беззлобно огрызнулся я, придержав Дэрила за рукав. - Пусть отдохнёт человек.
- Диззи, блять!..
- Всё, я сказал! - чуть повысив голос, рявкнул я. - Дэрил, если устал - отдохни. А как докрасишь - получишь сигаретку. - перейдя на шёпот, я заговорщески подмигнул ему, вернувшись к двигателю под тихие маты Курта...

--- спустя около двадцати минут ---

- Ленни! - я окликнул толстяка, шагавшего с кастрюлей под мышкой и переносной этажеркой в руке, и поспешил к нему. Он принёс обед - то, чего все мы так ждём. Он хороший парень, но посвящать его в то, что требуется порция для пленника вовсе необязательно. Но не успел я и рта раскрыть, как он сам выдал:
- Слушай, Диз, у вас ведь пленник работает, да?
- Угу. - кивнул я.
- Ему тут велено дать вот это. - он извлёк из этажерки тарелку с хлебом, на котором было намазано нечто, и сунул мне в руки. Если это было не дерьмо - я прямо даже не знаю. Я поморщился.
- Эмм... Ленни, ты уверен, что это вообще можно есть? - я поднял недоверчивый взгляд.
- Не уверен. - покачал головой толстяк, забирая у меня из рук тару из нержавейки и ставя кастрюлю на землю. - Я ж это не ем. Да и в любом случае это пленному. А вам - это! - он открыл кастрюлю и вокруг поплыл аппетитнейший запах картофельного рагу с тушёнкой.

Отец как-то раз выиграл в карты целый ящик тушенки с советских складов у какого-то парня. Он не задавал вопросов, а парень и не считал нужным рассказать. Что то была за тушёнка! Аж гордость взяла за русских, такого вкусного консервированного мяса мне даже в школе не давали! Вот этот запах очень походил на тот. Я с наслаждением потянул носом, чудесный запах тушёнки пробивал даже моё прокуренное обоняние. Мгновенно разгорелся аппетит.

- Держи. Тебе... и Курту. - Ленни плюхнул в две тары по полтора половника варева и зашагал дальше по точкам, предварительно стрельнув сигарету. А я же, неуклюже подхватив тарелки, поплёлся обратно.

- Обед, дети мои! - довольно объявил я, вручая Курту и Дэрилу их миски. Сам же, взяв свою тарелку, я уселся спиной к "Тахо" и от души навернул варева. О, этот божественный вкус тушёнки! Хотя, признаться, я бы сейчас отдал бы всё, что угодно, за настоящий американский чизбургер. Но, к сожалению, некоторым мечтам сбыться попросту не суждено. Апокалипсис на дворе как-никак. Но и картофан с тушеночкой сойдёт.
Меня, признаться, беспокоил Дэрил. «Может, к Марселин его сводить?» мелькнула шальная мысль, но я тут же запинал её поглубже. Марси меня пошлёт, а Ниган ещё и отчитает, если не грохнет. Было жутко обидно, но таковы были правила. И я с ними согласился. Отправляя очередную ложку в рот, я почему-то снова вспомнил его вопрос. А и правда, что я тут делаю? Что меня тут держит? Работа? Да нет, механик везде пригодится. Страх того, что там за стеной? Пока я с Куртом мне сам чёрт не страшен. Нежелание что-либо менять в своей жизни? Вот это ближе. Я привык к этому месту, тут есть вкусная еда, вода в достатке, сигареты… Но не только то держит меня тут. Странно… сам не понимаю, что я забыл в этом гараже. Да и не хочу понимать. К чёрту. Работаю, пока работается. А там посмотрим.
Глядя, как несчастный работник жадно ест свой хлеб, мне становилось его жаль всё больше и больше. Поэтому, очередной раз отправив в рот ложку и тщательно разжевав пищу, я встал и, несмотря на протестующее шипение Курта, я подошёл к Дэрилу и чуть отсыпал ему из своей тарелки. Не всё, - я всё-таки тоже проголодался, - но поделился.
- Ешь, Дэрил. – подмигнул я ему, улыбнувшись, - Набирайся сил, работы ещё много. – а сам вернулся к Курту. Тот тотчас отсыпал мне из своей миски.
- Ебать тебя раком, Диз. – обреченно вздохнул он. – Отхватишь ты когда-нибудь по башке за подобное.
- Я знаю. – я безмятежно улыбнулся ему. – Но если мы хотим вернуть наш мир себе, то должны стать добрее к людям. Согласен? Ну вот.
- Может, ещё и минетик ему подаришь? – он раздражённо пихнул меня локтём. Я ухмыльнулся, покачав головой.

Курт всегда желал мне самого хорошего. Защищал меня. Оберегал. Он мой друг. Но я не изменюсь. Ни для него. Ни для себя. Ни для кого бы то ни было ещё.

Отредактировано Diesel (2018-02-21 17:29:25)

+1


Вы здесь » the WALKING DEAD » Прогулка с мертвецами » ❖ 11.10 — утро — "Место в гараже"