the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

— Обновление дизайна ♥ Ура нашим заслуженным игрокам ♥
Обновление в "Блоге администрации" от 10 января 2019г.
Важно! 6 марта 2013 года - нападение ходячих мертвецов.
— Новая жертва страшных пыток: "Вечера с Иисусом".
И не забываем о заполнении инвентаря общин.

нескорый; сплясать; испитый; побеседовать; допрашиваться

Сейчас в игре: март 2013 года.

Спасители всё ещё терроризируют мирные общины, которые, кажется, и не собираются давать им отпор. Между Спасителями и Жнецами воцарилось перемирие. С севера штата идут толпы ходячих мертвецов, и с каждым днём их становится всё больше... >>>

О ПОГОДЕ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Дневники мертвецов » 12.11.2012 — "Дюжина"


12.11.2012 — "Дюжина"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

"Изображение"

Дата: 12 ноября 2012 года.
Место: окрестности Питерсберга.
Участники: Negan, Nadin Marais, Evangeline Lindvall, Dwight.
Саммари: до Спасителей доходит информация о том, что в мелком загородном поселении в окрестностях Питерсберга есть небольшая община выживших.
Примечания: -

Отредактировано Negan (2018-11-08 22:53:34)

+7

2

- Как блядь? И они до сих пор даже не догадываются о существовании Спасителей?
Риторический вопрос задан вслух охуенно весело. Конечно, как можно догадываться о существовании тех, кто никак не дал о себе знать?..

То, что в Вирджинии есть ещё группы выживших, секрет разве что для слабоумных. Мои люди повсеместно продолжают натыкаться на лагеря. Организованные убежища или временные пристанища. Блядь, всех их объединяет одно: возможность у них чем-нибудь поживиться. Чем крупнее группа, тем большими ресурсами обладает община, и тем больше сраной пользы она может принести нам. От вещей до людей.

На этот раз речь шла о Питерсберге. Конкретнее - о небольшом загородном поселении, расположенном в его некогда живописных окрестностях, сейчас под завязку набитыми ёбаными ходячими мертвецами.
До всего этого апокалиптического дерьма, район населяли толстые кошельки, до усрачки пекущиеся о том, чтобы жить в экологически чистой местности и дышать экологически чистым воздухом. До зомби-апокалипсиса мне такое жильё было не по карману.
Но, блядь, глядите-ка, как всё теперь обернулось. В пристанище богачей живут всего около пары десятков выживших. А большинство бывших обитателей района - смердящими тенями бродят вокруг. И я, если захочу, могу забрать это пиздец какое элитное поселение целиком себе. Или сравнять с землёй.

***

- Дуайт, Моррисон, Хёрли, Брэтт, Бэнджи, Корри и... Надин, - я оглядел каждого из названных людей, расхаживая перед ними с моей красоткой Люсиль на плече, - со мной. Оставшиеся... Саймон, блядь, короче, пока меня нет, ты за главного.
Переложив на свою "правую руку" решать, чем занять остальных Спасителей, которые по первоначальному плану должны были отправиться со мной, я кивнул отобранным:
- На выход.

"Планёрка", состоявшаяся на первом этаже базы, подошла к концу. Разработанный на день сценарий был блядски прост: добраться до общины в Питерсберге и организовать разговор с их лидером. Вернувшаяся с утра разведка доложила, что живут там меньше двадцати человек. Мои парни насчитали восемнадцать. И лишь семеро из них - мужчины, остальные - женщины и дети. Последних тоже не стоит сбрасывать со счетов, и всё же я решил, что восьмерых Спасителей хватит на всю их ёбаную группу.
Посмотрим, чем интересным они смогут с нами поделиться.
Должно же у них быть хоть какое-то накопленное дерьмо.

Последняя община, над которой мы взяли сраное шефство, была Александрия. И теперь пришло время расширять горизонты. Блядь, иногда я задумывался о долгосрочных перспективах, прикидывая, как далеко может распространиться сфера влияния Спасителей. И что в конечном итоге из всего этого дерьма выйдет. Иногда мои представления заходили охуенно далеко. Настолько, что сраное дыхание перехватывало и яйца сжимались от открывающихся в будущем грандиозных возможностей.
Но всё это потом. Блядь, сейчас у нас есть конкретная задача: вот на ней и надо сосредоточить свои силы.

У ворот Святилища ждали две подготовленные к дороге тачки.
- Загружайтесь, - отдал приказ семерым Спасителям, вывалившимся на улицу вслед за мной.
- Ди, за руль, - кивнул Дуайту на место водителя и сам занял сидение рядом, положив на колени любимую сучку Люсиль. За руль ведущей тачки уселся Уолт - он был в числе тех, кто обнаружил выживших в Питерсберге и поэтому знал точную дорогу, как до них добраться. Остальные парни заняли свои места и мы тронулись в путь.

Отредактировано Negan (2018-04-12 20:36:35)

+7

3

float:leftУтро. Новый день страданий. Старые мысли. Старые люди вокруг. Тот же мир вокруг зомби-апокалипсиса. Те же надежды и мечты. Жена у Нигана в гареме. Вечное ощущение себя скотом. Кукольной игрушкой на верёвочках. Кошмарная ночь прошла, начался однообразный, не менее кошмарный, чем ночь, день. И не съедят Дуайта, а он сам себя изнутри. Каждый день, каждую ночь, каждую секунду по кусочку с аппетитом вгрызаясь в каждый нерв, каждое сухожилие, каждую частичку самого себя. Сухой, костлявый – худощавый. По нему и не заметно, что он постоянно вкушает самого себя. Ноль эмоций, ноль просьб о помощи. И если кто и видит его терзания, то это Шерри, та, ради которой он готов на всё. Любимая жена, которой нет рядом. А этот Ниган… Почти! Ди каждый день старается прокачать ситуацию, играя с огнём. Недавно он ещё сидел в карцере, питаясь в прямом смысле самим собой, да музыкой. А теперь он уже один из поверенных главы спасителей. Ещё немного осталось, ещё чуть-чуть. Стать незаменимым, а потом оборвать ниточки, за которые дёргает его Ниган. Оборвать раз и навсегда. Быть независимым. Да и так называемому «Великому» будет лучше и выгоднее на самом деле, если человек верен ему не за что-то, не вопреки чему-то, не из-за того, что тот может что-то дать, не из-за страха, а потому, что реально предан делу, делу спасения людей и правилам, а значит, и лидеру. Взаимовыгодная сделка, которой ещё надо добиться. Но проблема в том, что Ниган знает, что Дуайт всегда обладает своим собственным мнением, даже если и не озвучивает его. И если узурпаторство и личная говнистая натура Нигана перейдёт некую границу, которая пока никому не известна, вражду между этими двумя людьми будет политическая, а не личная. А значит, лидеру выгодно держать пса на поводке. Но пёс всё-таки лев, а сейчас сапог стоит на горле его. Чуть-чуть приподнять, зайти за ту грань, и лев уже вгрызётся в глотку врага. К сожалению, они оба об этом знают. Потому игра очень сложна, от этого не менее интересна, хотя съедает одного из них изнутри. У кого карты мощнее? А вот ни у кого! Весь вопрос в том, как их разыграть. И какие карты лягут на стол. Случай и судьба. И если жив ещё, играй ва-банк! На карте всё!

- Ди, за руль. – Ниган кивнул лейтенанту и вместе со своей битой уселся на пассажирской сидение. Бросив окурок под ноги и затушив его, Дуайт быстро вскочил в грузовик, скинув со спины арбалет. Жаль было оставлять байк в «Святилище», ну, да, ладно. Захлопнув дверь и повернув замок зажигания, Ди мягко тронул автомобиль, как будто это был не пост-апокалипсис, а обычный день, когда он после университета на подработке в такси везёт какого-то клиента по заданному адресу.

Выезжая из «Святилища» Дуайт бросил взгляд на Дэрила, которые веселился с ходячими в своей прекрасной обновке с буквой «А». Вороты закрылись за эскортом спасителей, возглавляемой доджем Уолта, который и обнаружил общину в окрестностях дорогущего когда-то городка Верджинии. Проехав первый крупный перекрёсток, лейтенант обратился к Нигану:

- Слушай, девяносто пятая ведёт через Ричмонд, не маленький такой городишка. Может, стоит объехать через двести девяносто пятую или вообще по двести восемьдесят восьмой рвануть? На наших машинах мы там спокойно проедим.

Отредактировано Dwight (2018-04-13 15:30:39)

+2

4

Ранним утром Надин, наслаждаясь теплом и чистотой постели, размышляла над результатами вчерашней встречи.
Две недели до нее круг ее общения со Спасителями ограничивался медиками.... Они отнеслись к Надин, этому неожиданному проявлению гуманизма Нигана, очень корректно и инструментально, хотя в самые первые дни пребывания в медблоке Святилища девушка доставила им немало хлопот. Мучительно балансируя на хрупком мостике, переброшенном из одной пропасти в другую, Надин выплывала из зыбкого марева кошмаров только для того, чтобы напомнить миру о своем существовании хриплыми криками на русском языке, да в очередной раз избавить израненное горло от интубационных трубок, а руки – от внутривенных катетеров.
Только через три недели стало окончательно ясно, что она выкарабкалась на эту сторону. 
Сегодня, 12 ноября 2012 года, был второй по счету день, когда Надин окончательно поняла - она будет жить.
Чудо ее второй жизни сотворили руки двух людей: хирурга и человека, который нашел обезумевшую от боли и голода Надин в Вашингтоне. Ее воспоминания о тех днях были отрывистыми. Надин запомнила момент, когда закончились уколы, уводившие сознание прочь, и как она, воя от боли, сползла с окровавленной постели и свернулась калачиком на грязном ковре, чтобы в отражении стекол увидеть изломанное, навсегда уходящее от нее солнце.
С того момента прошел почти месяц. Врачи считали, что еще несколько дней покоя просто необходимы, а сама Надин, одновременно чувствуя себя виноватой перед ними и безмерно счастливой, с молчаливой благодарностью принимала помощь.
Дверь в палату, где она была в одиночестве, открылась. Вошла полненькая хмурая блондинка-сестра, имя которой Надин не запомнила. Девушка внесла в палату объемный пакет с одеждой, поставив его у постели Надин. Молча отсоединив от капельницы пластиковую трубку, она  быстро ввела через остававшуюся в вене иглу пару миллилитров какого-то препарата. Потом извлекла иглу  и наложила повязку.
- Это обезболивающее, довольно сильное. Доктор велел. Хватит часа на четыре, - пояснила она коротко. И то, что «посильнее», Надин прочувствовала сразу. Вдыхаемый воздух приобрел обманчивый запах сладкого зефира.
- Тебя срочно на совещание к Нигану. Встать сможешь? – спросила сестра равнодушно.
- А у меня есть выбор? – Надин спокойно улыбнулась, словно ходила на такие совещания через день, одновременно продолжив судорожную борьбу  с мягкими облаками, сразу после укола облепившими тело. 
На самом деле она сильно испугалась. Ни физически, ни морально Надин не была готова к проявлению внимания лидера Спасителей к себе. Ей казалось, что Нигана вряд ли интересует дальнейшая судьба столь прихотливого проявления собственной добродетели. Удивительно, зачем она ему вдруг потребовалась? Тем временем на постели вырастала гора одежды. В трикотажный свитер с высоким воротником, джинсы, свои армейские ботинки и куртку Надин облачилась с удивительной на фоне размеров повязок на теле легкостью и быстротой. Шнурки ей помогла завязать медсестра.
Солнечный  день бросил ей в лицо сотню цветов, запахов и вкусов, как только она вышла на улицу.
Ненадолго забыв все страхи, Надин натянула капюшон от ветра и несколько минут наслаждалась первой короткой прогулкой после месяца, проведенного на больничной койке. Спутница, указывавшая Надин дорогу, исчезла, как только указала дверь в нужное помещение.
Надин явно пропустила всю вводную часть. Тем не менее, сняв капюшон и расстегнув куртку, она молча встала в ряд с мужчинами и успела уловить из контекста вопросов самое главное – планировалась вылазка, нацеленная на установление взаимоотношений с какой-то группировкой выживших.
«Дуайт, Моррисон, Хёрли, Брэтт, Бэнджи, Корри и... Надин».
Надин автоматически зафиксировала в памяти имена незнакомых ей бойцов.
При звуке собственного имени она даже не вздрогнула. А удивляться уже и не думала – все стало ясно. Опустив глаза, Надин  развернулась и вышла вместе со всеми. Не самая сложная из загадок – глава группировки просто захотел совместить нужное дело с просто любопытным ему развлечением. Устроить проверку на лояльность и испытать пределы ее выносливости. И если по первому вопросу у Надин было множество вариантов решений, то со вторым вопросом все обстояло проще – не больше четырех часов. Хотя огромная послеоперационная рана уже сейчас не то, чтобы сильно болела, а скорее жгла ровным тупым жаром всю левую половину тела Надин. Из-за свежего воздуха, солнца и обезболивающего голова у Надин кружилась так сильно, что пару раз она была вынуждена уцепиться за рукав идущего рядом Дуайта.
В машине она оказалась третьей. Расположившись на сиденье по правую руку от Нигана, Надин сразу же немного оттянула воротник свитера, из-за чего в кабине сразу запахло йодом и больницей.
Откинув голову назад, она ненадолго прикрыла глаза и сжала зубы. Губы Надин стали сейчас едва ли не белее, чем лицо.
Но меньше всего ей хотелось, чтобы сидевший вплотную к ней Ниган почувствовал озноб, который потряхивал сейчас ее тело.

Отредактировано Nadin Marais (2018-04-22 02:05:13)

+4

5

"Да ебись оно всё конём!"
Я тихо ругнулся сквозь стиснутые зубы, когда перед нашей машиной выскочил ходячий мертвец. Ёбаного зомби подмяло под колёса нашего автомобиля, из-за чего нас не хило так тряхануло.
Впрочем, настроения мне это не испоганило.

Вылазка обещала быть интересной. Последние несколько дней в Святилище были достаточно спокойными, чтобы я успел затосковать по приключениям на свою охуенную задницу. Наверное от того я с таким воодушевлением взялся за новости о выживших в Питерсберге. Взятых с собой людей должно было с лихвой хватить на осуществление задуманного плана.

- Слушай, девяносто пятая ведёт через Ричмонд, не маленький такой городишка. Может, стоит объехать через двести девяносто пятую или вообще по двести восемьдесят восьмой рвануть? На наших машинах мы там спокойно проедим, - предложил сидящий рядом Дуайт, на что я лишь покачал головой:
- Угомонись, Ди. Просто следуй за Уолтом, он знает, куда ехать.
Дорога заранее была обговорена, менять планы я не собирался. Тем более, что Уолт сам намеревался объехать Ричмонд через двести девяносто пятую, так что Дуайти немного опоздал со своими умными советами. "И чем, блядь, слушал, когда мы с утра обсуждали наш план?..."

- Фу, блядь, ну от вас и несёт, - я с неодобрением посмотрел сначала на сидящего за рулём Дуайта, затем на Надин справа от себя. Из-за этой парочки в машине воняло прокуренной больницей. - Окна откройте.
Я с любовью погладил мою кровожадную сучку Люсиль по отполированной рукояти и с наслаждением вдохнул свежий воздух, ворвавшийся в салон автомобиля со сквозняком из-за опущенных оконных стёкол...

https://media.gettyimages.com/videos/view-of-petersburg-virginia-united-states-video-id158064996?s=640x640

Дорога до Питерсберга со всеми объездами заняла чуть больше часа. Едущая впереди головная машина с Уолтом за рулём двигалась уверенно. Чтобы как-то скоротать время, я врубил рок-музыкальный альбом на автомагнитоле почти на полную громкость, обрывая возможные разговоры. Мне хотелось покопаться в собственных мыслях и чужой пиздёж мог меня от этого дела отвлечь; музыка же наоборот помогала сосредоточиться.

Питерсберг замаячил впереди мрачным, уходящим в холм городским пейзажем. Уродливые многоэтажные дома с подбитыми окнами, разрисованные угрожающими надписями стены (возвещающими о конце света и о том, что мы все обязательно скоро сдохнем), по-осеннему голые деревья (выглядевшими карикатурными пародиями на самих себя).
"Блядски жизнерадостно". Я насмешливо ухмыльнулся и покачал головой. Наш новый мир мало радовал яркими красками. Разве что кроваво-красный был в чести.
Я опустил взгляд на мою вампирическую детку, а после снова уставился на пейзаж за лобовым стеклом.

Машина Уолта сбавила ход. Он не стал углубляться в центр города, предпочитая держаться более безопасной городской окраины. До нужного нам загородного поселения оставалось всего ничего - требовалось лишь обогнуть сам Питерсберг с запада.

"Дома-дома-ёбаные дома. Тусклый лес... Блядь, как всё уныло!"
Мне не терпелось выйти из машины, размять уставшее от долгого сидения тело. Да и моя блядски любимая кровожадная детка требовала скорейшего веселья, утомлённая продолжительным бездействием в Святилище, где последние дни никаких примечательных событий совсем не происходило.

Наконец, в отдалении показался нужный загородный район. Несколько рядов внушительно-богатых домов, огороженных от соседних участков некогда белоснежным заборчиком, сейчас краска на котором пожелтела и облупилась, добавляя в окружающий нас пейзаж удручающую картину повсеместного запустения.

Ведущая машина затормозила у запертых кованых ворот, перекрывающих въезд в поселение, и Уолт махнул рукой, просунутой в приоткрытое со своей стороны окно.
- Прибыли. Выгружаемся! - приказал я в снятую с пояса рацию.
Захлопали автомобильные двери. Спасители покидали машины, выходя наружу с зажатым в руках оружием. У большинства были автоматы и ножи.

Уолт с парнями подошёл к воротам и подёргал их.
- Закрыты на цепь... Тащи инструмент, Хёрли.
Кудрявый долговязый парень попёрся к багажнику машины Уолта и достал из него мощный болторез.
- Заебенно... - через полминуты Уолт принял из рук кудрявого арматурные ножницы и легко перекусил ими сковывающую ворота цепь. Размотал обрывки с железных прутьев, распахнул ворота и по-клоунски поклонился. - Прошу.
Я дошёл до ворот со своей вампирической деткой на плече. Остальные Спасители подтянулись следом.
- Ди и Надин, по-тихому осмотрись. К выжившим соваться не надо, но по периметру посёлка пробегитесь - на предмет возможных непредвиденных неприятностей... - я посмотрел на указанных Спасителей, а секунду спустя резко отошёл в сторону: из кустов вынырнул ёбаный ходячий мертвец.
Омерзительный хруст ломающегося гнилого черепа - и моя блядски любимая ненаглядная сучка Люсиль значительно повеселела.

Отредактировано Negan (2018-11-11 01:39:13)

+4

6

Последний месяц выдался очень трагичными. Началось все с того, что с очередной вылазки не вернулся Ллойд, лидер группы выживших. Напарница Ллойда – Надин, тоже не вернулась вечером в лагерь. Генри, близкий друг и заместитель Ллойда, решил дождаться утра и отправиться на поиски. В голову Эванджелин, конечно, закрадывались сомнения насчет этой девчонки Надин. Ей почти никто не доверял, а Лин так вообще была настроена враждебно. Слишком эта Надин была какой-то…неправильной. Нельзя быть такой спокойной всегда, нельзя так безучастно смотреть на страдания других… Эванджелин, как врач, как ученый, должна быть объективной, строгой самой к себе, не поддаваться эмоциям, но не бессердечной и жестокой. Господи, от одного взгляда Надин по спине Лин пробегали мурашки. Ей казалось, что больше не существует людей с таким жутким взглядом.

Рано поутру Генри, вооружившись винтовкой, покинул лагерь в полном одиночестве. Несколько часов люди волновались и метались по лагерю, но быстро взяли себя в руки, поделили обязанности и занялись каждый своим делом. Эванджелин же пришлось приглядывать за беременной Труди и парочкой простудившихся детей.

Через неделю вернулся Генри и сообщил о тех ужасных вещах, что ему пришлось обнаружить. Мужчина довольно красочно и в подробностях рассказал о предательстве Надин и об ее смерти. Многие одобрительно загудели. Эванджелин сама даже немного возликовала в глубине души. Не хорошо, конечно, Надин ведь была человеком, пусть не очень многим отличавшейся от ходячих мертвецов за периметром лагеря. Ллойд был хорошим лидером, жестким и решительным, его беспокоила безопасность людей. Он мог не спать ночами, охраняя их. Он рисковал, выбираясь за припасами для всех, особенно для детей, коих было предостаточно. До позапрошлой ночи.

Небольшая группа мертвецов перевалилась через подгнивший деревянный забор в самом дальнем краю лагеря. Они дружно поднялись на ноги и зашагали к костру, разведенному живыми людьми. Нападение было неожиданным, многие уже спали, а часовые задремали на посту. В ночной суматохе было трудно понять, кто движется тебе навстречу. Эванджелин удалось захлопнуть дверь, ведущую в комнату Труди, которая вот-вот уже должна была родить, и подпереть ее собой. Хлипкая дверь не смогла долго выдерживать натиск мертвецов и предательски затрещала. Бежать было некуда, Труди не смогла бы даже встать на ноги так быстро. Женщин спас муж Труди, подоспевший весьма вовремя с пистолетом. Правда Эванджелин все-таки смогла уложить парочку другую ходячих при помощи отвертки, которую втыкала в глазницу и пронзала головной мозг. К рассвету в живых осталось около двадцати человек. В основном женщины и дети, так как их защищали мужчины. Все признали, что никто не покусан. Линдвалл было заикнулась, чтобы проверить каждого на наличие ранений от гнилых зубов, но ее желание тут же пресекли. Вокруг слишком было полно мертвых: одних следовало просто сжечь, с другими же проститься и похоронить. Перепуганных детишек собрали в одном доме и велели не двигаться с места, пока взрослые не закончат с делами. Некоторых женщин, потерявших ночью родных людей, попросили приглядывать друг за другом. Тем временем из-за стресса у Труди отошли воды.

- Твою мать… - тихо выругалась Эванджелин, снимая с себя окровавленную рубашку. Она рухнула на диван и схватилась за голову. В чувство Лин привело чье-то касание. Перед ней стояла старая Мэри с заплаканным лицом. Той ночью она потеряла сына.
- Труди, - напомнила о роженице седовласая женщина.
Эванджелин вскочила на ноги и утерла нос и щеки. Она сама и не заметила, как поддалась всеобщему состоянию и расплакалась. Лин потерла себя по плечам, разгоняя кровь и собираясь с мыслями.
- Нужны чистые полотенца и теплая вода, - распорядилась Лин и отправилась в подвал, где хранился скудный запас медикаментов. Она взяла с собой водку, йод, ножницы и некоторые другие необходимые принадлежности. Принимать роды ей придется впервые. Стараясь отогнать дурные мысли, Лин открутила дрожащими пальцами крышку бутылки и сделала несколько быстрых глотков жгучей жидкости. Морщась и шумно хватая ртом воздух, девушка закрутила крышку обратно и поспешила к Труди, возле которой уже возилась Мэри, а муж Труди что-то шептал любимой на ухо.
- Я готова. Кажется, - вздохнула Лин. Она нервно одернула футболку, разложила рядом с собой на кофейном столике инструменты и смазала руки вплоть до локтей спиртом.

Отредактировано Evangeline Lindvall (2018-11-08 21:23:01)

+4

7

Последние несколько минут, проведенные в машине, Надин держала глаза закрытыми. Делая вид, что ее слепит осеннее солнце,  резко преломленное через трещины на лобовом стекле, она тщательно сохраняла на лице  выражение спокойной безучастности , которое в дальнейшем станет ее визитной карточкой. Но  в голове Надин судорожно пыталась построить в голове стратегию поведения в складывающейся ситуации, когда  на руках у игрока -  комбинация из 2 и 7 разных мастей, а сам он не имеет возможности сбросить карты  или выйти из игры, опрокинув  к чертовой матери опасный для жизни покерный стол. Сорвавшаяся с цепи паранойя нашептывала дикие мысли о том, что глава Спасителей сделал это специально: привез выздоравливающую пленницу на растерзание людям Ллойда, купившими ее за нечто ценное, что могло быть Нигану интересно.
Слишком уж спокойно командовал людьми Ниган. Так ведут себя только те, кто абсолютно уверен в будущем.
Именно так Надин думала в тот момент, когда машина Спасителей остановилась у ржавых ворот, надежно перемотанных стальной цепью из крупных звеньев. Но мазнув коротким взглядом по лицам Моррисона, Хёрли и Брэтта, Надин убедилась – нет, все не так просто. Если у шальной уверенности Нигана в происходящем и были основания, то эти ребята прибыли явно в незнакомое им прежде место. К бою они готовы. Надин поняла это по короткому нервному жесту, с которым Моррисон проверил, в каком положении переключатель режима огня на автомате. По внимательному взгляду, которым Брэтт обшарил знакомые ей переулки. По тому, как все они тщательно синхронизировали рабочий канал на простеньких портативных рациях. Но это не была готовность к бою с людьми. Автоматически Надин оценила схему движения разведгруппы и то, куда смотрят парни в первую очередь. Ни одного взгляда на закрытые окна  или на крыши: самоуверенных Спасителей волнуют  в первую очередь традиционные укрытия ходячих: густые кусты, раскрытые двери подвальных помещений.
Отчаянного сопротивления, которое могут оказать здесь, эти парни явно не ждут. Ждут ходячих, последняя волна которых, судя по разбросанным повсюду безголовым телам, прошла здесь этой ночью. Судя по всему, волна была огромной.
Может, они действительно покинули это убежище?
Втянув в горло еще глоток воздуха, Надин только сейчас почувствовала его ледяной холод, смешанный с ароматом прелой листвы и с примесью собственного пота. 
ОК. Две минуты на разбор ситуации. Все это может быть случайностью. Один шанс из ста. Это могли быть последние минуты жизни, прихотью Нигана удлиненной почти  на месяц.  Шансы пятьдесят на пятьдесят,  как всегда в вопросах жизни и смерти.  А если верна ее самая страшная догадка – то безоружная… Впрочем,  она отнюдь не безоружна. Первая же растяжка должна стоять всего в трехстах футах отсюда, на серой двери в дом прежде очень богатый, запустение которого заметно только по облупившейся белой краске на украшениях широкой летней веранды. Да, Надин знала здесь каждое здание.  Помнила планировку каждого из помещений.  Небольшой поселок в пригороде Питерсберга оказался хорошим, надежным местом. Ллойд нашел его еще полгода назад. Ходячие по какой-то причине тогда были здесь немногочисленны, а геометрия улиц, расположение окон и надежные, крепкие подвалы местных домов позволяли оборудовать достаточно надежную временную базу. Проводив взглядом удаляющиеся спины Спасителей, Надин медленно опустилась на металлическую скамью у трехэтажного дома в классическом американском стиле. В центре лужайки возле него, посредине пожухшей осенней травы, до сих пор стоял флаг США, который члены группы поставили здесь на 4 июля. «Праздник независимости Соединенных Штатов от здравого смысла…. Господи! Сделай так, чтобы они уже ушли отсюда!» – первый и последний раз в жизни  Надин воззвала к силам высшим,  озираясь вокруг и до крови кусая обветренные губы. Пальцы  в карманах парки от беспомощности и страха сжались в кулаки. Это была ненависть к собственной детской надежде на чудо.
Осенний ветер тем временем мотал по улицам рваные пластиковые пакеты и старые газеты, с шуршанием катал пустые пластиковые бутылки. Иллюзия полного запустения и отсутствия людей. Это была ее идея: укрыть группу в просторных подвалах и котельных, замаскировав жизнь грязью и запустением поселка...
Но чуда не случилось: чуть левее взгляда Надин, за наглухо закрытым дешевым пластиковым окном, характерно и едва заметно покачнулись тканевые жалюзи. На крыше дома слева Гарольд. Или Харрисон. Это не так уж важно – в чьих руках сейчас снайперская винтовка,  в перекрестье оптики на  которой  сейчас ее грудь, условно защищенная теплым свитером и курткой.  Ощущение жара от этой точки было таким сильным, что Надин едва не задохнулась от нахлынувшей паники.  Медленно, как по команде «без резких движений!», расстегнула куртку на груди. К скамейке, на которой она сидела, приближался Ниган. На мгновение Надин показалось, что красная точку целеуказателя  пляшет прямо по центру его белой футболки.
- Нет! – тихо прошептала она,  медленно поднимаясь на ноги и одновременно выбрасывая вверх левую руку с опущенной вниз ладонью.
Выстрела не последовало.
Сделав несколько шагов, она вплотную подошла к Нигану. Он посмотрел на Надин, как ей показалось, с недоумением.
- Здесь два снайпера. Один на крыше дома  за вашей спиной. Второй там, на здании из красного кирпича. -  Надин чуть мотнула головой назад и в сторону, но взгляда от лица Нигана не отвела. -  Сейчас дайте команду всем людям оставаться тем, где они сейчас находятся, ничего не трогая и не поднимая с земли.
Голос Надин  звучал на удивление спокойно и ровно,  но все слова, произносимые ею, были окрашены невыносимым для американского слуха англо-русским акцентом. Ее спокойствие выглядело нездоровым и изрядно напоминало безумие, которое подчеркивали расширенные от промедола зрачки.
-  Если мы просто уйдем – нас никто не будет задерживать здесь. Это я могу гарантировать.

Отредактировано Nadin Marais (2018-11-13 20:48:12)

+5

8

Тихий ветер шелестел опавшими жухлыми листьями, запутавшимися в высокой и острой траве, словно в нитях паутины. Ноябрьское солнце припекало почти по-летнему. Закрытая косухой спина приняла на себя основной тепловой удар - кожа вдоль позвоночника покрылась испариной, белая футболка липла к торсу. И лишь распахнутая на груди куртка давала относительную прохладу.
Какой! Блядски! Чудесный! День! - воскликнул я, ковыряясь колючей “головкой” Люсиль в ходячем мертвеце, лежащем без движения на асфальте. Труп передо мной был окончательно мёртв и не представлял ни малейшей опасности, так что моё ковыряние в нём было развлечением, продиктованным необходимостью чем-то занять своё время, пока мои люди заняты выполнением моего распоряжения.
Из-за нетипично тёплой для ноября погоды, мертвеца сильно раздуло - настолько сильно, что казалось, ещё немного и его разорвёт на мелкие ошмётки. А ещё от него разило омерзительной вонью, но что мне какая-то вонь? Я даже ни разу не поморщился. Из-за разложения пол трупа определить на глаз было невозможно. Но на склизком и шарообразном туловище мертвеца красовалась грязная, потрёпанная временем и приключениями розовая футболка. На ней угадывалась игривая надпись “Позволь мне быть твоей плохой девочкой! Накажи меня!”, прозрачно намекающая на то, что передо мной лежит покойник с вагиной, а не с членом.
Разве я могу отказать тебе, красотка?! - глумливо обратился я к ходячему… ходячей, замахиваясь моей тоскующей в бездействии Люсиль. - Папочка тебя сейчас накажет!
И опустил мою кровожадную сучку на лицо покойницы. Несмотря на удар в полсилы, моя вампирическая детка легко смяла череп - настолько легко, что даже было скучно. Из проломленной головы брызнули отвратительно воняющие ошмётки, большинство из которых попало на мою вампирическую Люсиль.
Фу! Какое же блядство! - весело воскликнул я, оставляя на черепе мертвеца ещё… и ещё один удар.
Затем выпрямился, отошёл на пару шагов в сторону и, не приближая к себе Люсиль, затряс моей кровожадной сучкой из стороны в сторону, освобождая её от особенно крупных ошметков гнилой плоти.
Шагах в сорока-пятидесяти от меня, на скамейке, укрытой под голой кроной какого-то лиственного дерева, сидела моя русская сучка. Вперив в неё властный, цепкий и насмешливый взгляд, я двинулся к ней. Надин поднялась со скамейки. Подошла ко мне вплотную, внешне спокойная, но обдающая острой паникой.
Здесь два снайпера, - заговорила она, раздражая мой слух своим внезапно резким акцентом. - Один на крыше дома  за вашей спиной. Второй там, на здании из красного кирпича. Сейчас дайте команду всем людям оставаться там, где они сейчас находятся, ничего не трогая и не поднимая с земли.  Если мы просто уйдем – нас никто не будет задерживать здесь. Это я могу гарантировать.
Ох, Надин, моя сладкая русская детка, - с ухмылкой произнёс я, перекладывая Люсиль из правой руки в левую, и затем касаясь щеки девушки тыльной стороной ладони, обтянутой перчаткой. Перчатка была запачкана кровью мертвецов и поэтому теперь на нежной коже Надин красовались багровые разводы. - Неужели ты думаешь, что папочка не позаботился о твоих приятелях?..
Я смотрел на Надин сверху-вниз и усмехался.

***

Несколькими часами ранее.

Солдаты разведки Спасителей в числе десяти человек обшарили поселение у Питерсберга вдоль и поперёк. Обнаруженная община выживших по всему похоже недавно перенесла нападение ходячих мертвецов. Лагерь выглядел изрядно потрёпанным и нежизнеспособным.
Восемнадцать оставшихся в живых человек казались настолько уставшими, что вряд ли представляли угрозу даже для небольшой группы медленно передвигающихся зомби.
Адамс, возвращайся со своими в Святилище. Доложи Нигану об общине. Утром всё будет готово к его появлению, - приказал Келли, командир отряда разведки.
Когда часть Спасителей покинули пригород Питерсберга, оставшиеся семеро занялась зачисткой выживших.
Обезоружить, собрать всех в одном помещении, провести психологическое воздействие; оказавших вооружённое сопротивление - ликвидировать. Все эти действия для отряда Келли были настолько привычными, что выполнялись практически на автомате.

Перед рассветом.

Ноябрьское утро наступало поздно. Окрашивая небо у горизонта в сиренево-серые цвета, оно с трудом прогоняло плотную чёрную ночь поздней осени.
К этому времени из восемнадцати человек общины в живых остались только двенадцать. Тринадцать, если считать младенца. Новоиспечённая мать умерла при родах. Один мужчина умер, внезапно обратившись в ходячего - по-видимому, этот придурок был ранее укушен, о чём сообщить своим друзьям нужным не посчитал. Перед смертью он успел напасть на одну из женщин, что стало причиной её смерти. Троих мужчин пришлось застрелить Спасителям из-за оказанного ими сопротивления.

***

Ну что, детка, готова к встрече со своими друзьями? - с ухмылкой спросил я, пристально глядя на Надин. О том, что в этом лагере расположились люди, знакомые с Марэ, проинформировать меня уже успели.
Жестоко улыбнувшись Надин, затем я уже громче добавил, обращаясь к своим парням:
Выводите их! - дверь за моей спиной с шумом открылась, резко распахнутая створка громко стукнулась о стену.
Из здания позади вышли семеро Спасителей, держа на мушке автоматических винтовок двенадцать незнакомых людей. Всех, кто остались от местной общины, мои парни выстроили в полукруг, заняв места с оружием наготове позади них.
Блядь, ну что, детка, узнаёшь своих друзей?! - махнув битой на не моих людей, весело поинтересовался я у Надин.
Коротко хохотнув, прошёл мимо каждого из них, с любопытством вглядываясь в лица.
А ты ничего так, милашка… - произнёс, остановившись рядом с одной из молодых женщин, несмотря на измождённый вид, выглядевшей достаточно привлекательно.
Следующей моё внимание привлекла заплаканная особа с “одеяльным” свёртком в руках.
Посмотрите-ка… блядь, что тут у нас?! - несмотря на яростные протесты и отчаянное негодование, я выхватил свёрток из рук женщины, не выпуская при этом и Люсиль. Откинув угол одеяла с изумлением увидел младенца.
Ёбаный ж ты в рот! - воскликнул, перехватывая ребёнка удобнее. Крохотная рожа была красной и уродливой, этакой гротескной и мерзкой карикатурой то ли на младенца, то ли на старика. Тем не менее… вот же блядство! Я вздохнул и вернул ребёнка женщине.
Твой? - та мотнула головой и едва слышно сказала “его мать умерла при родах”.
Мне неебически! Жаль.
Закинув мою любимую кровожадную сучку Люсиль на правое плечо, я отошёл к условному центру нашей мизансцены. Встав лицом к незнакомцам, блядски дружелюбно улыбнулся и произнёс:
Меня зовут Ниган. И теперь вы все, со всем вашим дерьмом, принадлежите мне! Вот только загвоздка в том, что всё ваше дерьмо можно вывезти в один присест. А вы… ну блядь, - я состроил озабоченно-сожалеющую рожу, - не выглядите, как люди, которые могут быть хоть чем-то полезны. Конечно, я бы мог забрать вас всех с собой… Вот только в машинах хватит места лишь ещё на троих. И как же быть?..
Я сделал вид, что задумался. Для правдоподобности образа даже щетину поскрёб ногтями… Ну охуенно озабоченный проблемой тип!
Блядь… Пожалуй, есть один выход. Детка, - я обернулся к Надин и поманил к себе девушку пальцем, - оставь трёх человек в живых. Остальных - расстреляй.
Затем я снова повернулся к стоявшим в полукруге выжившим, за спинами которых замерли мои вооружённые парни.
Ну! Так кто из вас хочет быть живым и полезным папочке Нигану?

for Nick(s)|Nadin Marais,Negan

Замечания:
1. Хватит писать за меня. Действия, слова и взгляды за себя имею право писать только я.
2. Игнорирование приказов входит в привычку? Даже в постах?
3. Игнорирование вводной - тоже?
Указано ведь, что это не Питерсберг, а пригород Питерсберга.
Далее, ты Спасителей за идиотов держишь? В вводной сказано, что в поселении была произведена разведка, снайперов мои люди точно бы не упустили из виду. Спасители никогда не подставляются. Все встречи организованы максимально безопасно для нас и более, чем максимально безопасно лично для меня. И ещё, если бы я хотел в этом поселении прописать опасных уёбков, мой первый пост был бы совсем другим. А на этот отыгрыш у меня были иные планы.

Претендуешь на то, что ты здесь самая умная, ну так и держи марку. И не забывай, что в игре ты - всего лишь двадцатипятилетняя женщина, а не мужик-главный-герой из американского боевика.

+5

9

Рождение ребенка всегда считалось чудесным событием, и Эванджелин полностью поддерживала это всеобщее мнение. Но за последние два с лишним года представление изменилось не только о мире, но и об обществе людей в целом. Маленький ребенок теперь был довольно обременительным моментом в жизни матери (да и для остальных людей в группе). Труди с мужем бы стали отличными родителями, если бы…не конец света.

Женщине роды дались очень тяжело. Отсутствие медикаментов, оборудования и квалифицированного персонала – все это стало причиной большой потери крови роженицы, которая спустя пять часов произвела на свет младенца. Труди из последних сил что-то прошептала мужу, взглянула на новорожденного сына, устало прикрыла глаза, собираясь будто провалиться в сон, и выдохнула в последний раз.

Эванджелин и остальные в комнате не успели ничего предпринять, как снаружи раздались выстрелы и вскрики детей, оставшихся в гостиной. Мэри быстро укутала малыша в заблаговременно приготовленные пеленки и прижала к груди. Грэг – новоиспеченный отец с трудом оторвал взгляд от мертвого тела жены и угрюмо двинулся в сторону выхода, на ходу перезаряжая свой единственный пистолет. Эванджелин с Мэри и несколькими детьми поспешили в противоположный конец дома, чтобы укрыться в подвале. Но дверь, ведущая на задний двор резко распахнулась, и в дом вломилась парочка незнакомцев с пистолетами, которые незамедлительно направили на женщин и детей. Лин оставалось лишь вскинуть вверх руки. Один из мужчин потребовал сдать ему все имеющиеся оружие. Эванджелин трясущимися руками без слов сняла с бедер ножны с кукри, вытащила из-за пояса отвертку и протянула незнакомцу. Тот, передав свои трофеи товарищу, грубо схватил девушку за локоть и поволок за собой на улицу. Второй увалень толкал Мэри со свертком на руках в спину и подгонял детей всякого рода грязными ругательствами.

Все происходило настолько быстро, что Лин ничего толком не успевала сообразить. Вокруг мелькали незнакомые люди, передавая друг другу информацию о членах ее группы. Эванджелин попыталась выдернуть из болезненной хватки свою руку и поинтересоваться происходящим, но ее поймали за шею и сжали пальцы так, что девушка зажмурилась от боли и застонала. Ее слегка тряхнули как нерадивого щенка и прорычали прямо в лицо:
- Позже сама все узнаешь. А теперь не дергайся, если не хочешь получить пулю, как твои приятели.
Через минуту всех собрали в каком-то темном здании, видимо когда-то бывшем складе, и потребовали сидеть тихо. Дети тихонько всхлипывали и перепугано жались к взрослым. Генри, раненый в плечо, тоже был тут. Он быстро и рассказал о происходящем: на них напали с целью грабежа, не более. Правда шесть человек погибли в перестрелке, но на деле им просто не оставили шанса, тупо расстреляв в упор. А Генри взяли в плен, как и остальных, среди которых в основном были женщины да дети. А еще и новорожденный младенец.

Было не ясно, сколько времени люди просидели на этом старом складе, почти полностью лишенного дневного света. Единственная дверь отворилась, и людей вывели вооруженные головорезы. Несчастных построили полукругом, в центр которого вышел высокий мужчина с битой, обернутой проволокой. Эванджелин переглянулась с Мэри, которая, казалось, не переставала плакать ни на секунду, и опустила глаза. К ней жался мальчонка лет десяти. Его звали Тревор, он остался сиротой около полугода назад. Эванджелин погладила его по плечу и не слишком уверенно улыбнулась:
- Я буду рядом.
Глупое выражение. Но Лин не знала, как подержать Тревора, да и себя тоже. Она слышала, как были сняты с предохранителей винтовки людей, собравшихся у них за спиной. Если это и есть их конец, ребенок не должен увидеть самым последним в своей жизни дуло оружия. В носу предательски защипало. Один из охранников «отодрал» мальчишку от девушки заставил того стоять прямо. Ни в коем случае нельзя так позорно сдаваться. Эванджелин не будет умолять о пощаде и рыдать. По крайней мере, очень сильно постарается.

Мужчина с битой обратился к кому-то из своих людей. Его вопрос заставил всех в полукруге встрепенуться и взглянуть куда-то тому за спину. Генри запыхтел от негодования, а у Лин наоборот перехватило дыхание. В тощей фигурке, с осунувшимся и бледным лицом они узнали предательницу Надин. С ней, как и всегда впрочем, было ее невозмутимое выражение. Тем временем урод с битой двинулся вдоль полукруга, заглядывая к каждому в лицо. Он остановился возле Эванджелин. Она с трудом перевела взгляд с Надин на незнакомца и, как ошпаренная, отпрянула. Язык словно прилип к небу, и она ничего не смогла сказать. Эванджелин была смущена и переполнена негодованием, но в ответ лишь таращилась как безмозглая. Щеки пылали огнем, по спине бежал пот, а в ушах эхом отдавались удары сердца.

Мужик с битой уже успел отобрать новорожденного и представиться. Ниган подозвал Надин и поручил ей выбрать троих людей. Наконец Генри не выдержал и сорвался. Он осыпал ее ругательства и дернулся вперед, но тут же получил удар прикладом в затылок. Генри пошатнулся и рухнул на колени.
- Надин… Ты подлая тварь. А ты, ублюдок!... Ниган, или как там тебя… - Генри сплюнул в ноги самому главному из головорезов, - Пошел ты в жопу. Когда-нибудь эта тварь пристрелит и тебя.
- Генри, не надо. Заберите наши все наши запасы, но, прошу вас, оставьте нас в покое, - взмолилась Мэри.
- Вы просто не знаете или понимаете, что она сделала, - выпалила Лин, обращаясь к Нигану, желая защитить Генри. Что-то ей давало понять, что его не оставят в живых, если никто не заступиться. Может быть, у них будет хоть капля сострадания… Кто-то из стоящих позади снова схватил Эванджелин за шею и надавил так сильно, что та даже свалилась на четвереньки.

+4

10

Надин замерла в одной позе: с приподнятым вверх подбородком, полуопущенными ресницами и руками, почти небрежно сложенными за спиной.  Посеребрившиеся от пережитого ужаса щеки подчеркнули кровавый отпечаток, оставленный перчаткой Нигана, но стирать чужую кровь сил не было. Остатки энергии Надин потратила на то, чтобы не дать лицу сломаться. Колоссальным усилием воли закрыв любую возможность прочесть ее эмоции через мимику или выражение лица, она метнула взгляд за плечо Нигана.
Спасители выводили из здания за его спиной остатки ее прежней группировки – дюжину напуганных, беспомощных людей. Все они были  знакомы Надин, новых не добавилось: Эванджелин, Генри, Мэри, Стивен…
Заплаканный десятилетний Тревор, одиннадцатилетние брат и сестра Коэны. 
На мгновение  взгляд Надин  упал  на грязные ботинки Моррисона. Голова ее поплыла, и дальнейшее русская видела словно в замедленной, муаровой съемке. Вколовшая бешеную дозу трамадола сестра ни о чем не предупредила Надин, а сама пациентка, до гибели мира не болевшая ничем тяжелее насморка, никакого представления о последствия передозировки опиатов не имела. Огромный Спаситель несет тяжелый автомат в правой руке, словно игрушку, и ее трехточечный ремень небрежно волочится по пыльной земле. Моррисон широко улыбается, демонстрируя сахарный оскал на смуглом лице. Ниган забирает у Эванджелин сверток, отбрасывая с лица новорожденного простынку...
Вонзив ногти в ладони, Надин попыталась привести себя в чувство.
Неведомый душевный скрежет через секунду затмило чувство глубокого дежавю.  Где-то она видела толпу испуганных до полусмерти, безоружных людей, почти физически ощущая нити испепеляющей ненависти, жадно тянущиеся именно к ее лицу? Больше всего Надин удивило то, что ее абсолютно не пугает происходящее: ни странный приказ Нигана казнить десять человек, идущий вразрез с представлениями о Спасителях, ни обвинения, которыми принялись сыпать Эванджелин и Генри, не стали шокирующими сюрпризами. Разве что прямые оскорбления всколыхнули в Надин детские комплексы. Левую щеку женщины, измазанную кровью, исказила судорога. Сознание привычно сжалось в скулящий комок. Внутренне ощетинившись,  она  мгновенно нацепила привычную психологическую броню, успев до этого одарить Эванджелин и Генри фирменным взглядом: немигающим  и ледяным, как у гремучей змеи. Взгляд Надин, до этого обращенный вовнутрь, теперь прояснился. Черты лица разгладились…
Наркотическое опьянение уходило, возвращая страшную боль в свежие швы. Но пока было не до этого.
Она поняла, что внимание всех присутствующих теперь обращено к ней...
Осенний порыв ветра доносил до Надин каждый оттенок этого внимания. Презрение, ненависть, а кое от кого и надежда шла от пленных.  Ленивой заинтересованностью кошки, играющей с мышью, тянуло от Нигана. Равнодушное любопытство – все, что Надин уловила от веселящихся Спасителей. 
Без сомнения, в сложившейся мизансцене  доминировал взгляд Нигана – единственного, чье небрежное слово добавляло и ее имя к расстрельному списку. На этот счет Надин иллюзий не питала. Тем более что фразы, этой пары разговорчивых не в меру тварей  могли бы и вызывать интерес лидера Спасителей. Черт возьми – даже если Ниган решит ее пристрелить вместе со всеми, то  он сделает это, уважая ее за…..за.....
Именно незнание его критериев пугало Надин. Но зато освобождало от необходимости играть навязанную роль. Стерев кровь со щеки рукавом куртки, она исполнительно кивнула Нигану и подошла ближе к пленным.
  - Дамы и господа! –  ровно, отчетливо и громко начала она, старательно выметая из речи даже малейшие оттенки своего акцента, одновременно обводя всех пленных своим спокойным, уверенным взглядом. В кармане куртки нашлись тонкие кожаные перчатки, и Надин достала их, натянув их на замершие пальцы. Продемонстрировала руки безо всякого оттенка дрожи.
Плавно, в туманной дымке, из гроба поднялась Кристина Рунге. Это имя ничего не сказало бы Надин,  несмотря на то, что стройная красавица с пепельными волосами и глазами цвета пустого зеркала приходилась ей прямой бабушкой по отцу. Классическая остзейская немка, дочь дирижера Эстонского оперного театра и пианистки, она единственная из большой семьи отказалась от репатриации в Рейх в 1940-м году. Даже не отказалась, а полностью отринув идею Umsiedlung, сбежала с борта теплохода в Таллинском порту, проигнорировав слезы матери и проклятия отца.  Спустя три года – уже любимица коменданта концлагеря в гауптштурмфюрера СС Ганса Омейера. До неправдоподобия похожая на  Надин, и даже в том же возрасте. Строгое, классическое воспитание, немецкий орднунг и железная армейская дисциплина ее детства прикрывали сотню утонченных пороков, первым среди которых в юной фройляйн была нечеловеческая жестокость. Только местечковый характер концлагеря Вайвара на территории оккупированной Эстонии, да удача - эта главная фамильная драгоценность – уберегла Кристину  от того, чтобы ее имя  было вписано в историю, наряду с именем Ирмы Грезе и Ильзы Кох.  Поистине, великая бабушка, умевшая получать удовольствие от смертей мучительных и долгих, посмеялась бы сейчас над Надин, мучительно метавшейся перед лицом элементарной технической задачи!  Но медаль имела и обратную сторону: узкие улочки Таллина, столь ею любимые, после освобождения Эстонии  превратились для Кристины в смертельно опасные ловушки.  Впрочем, судьба оказалась бережлива к секретам в шкафу фройляйн Рунге.  В 1946 году она выплыла  в людское месиво послевоенной Москвы: с чужим паспортом, вполне приличным, даже и партийным, мужем, фибровым чемоданом, да укутанным в клетчатое одеяло младенцем – отцом Надежды. Сотни убитых ею людей никогда не являлись фрау в кошмарных снах, что и позволило ей умереть честной и спокойной смертью в своей собственной постели в семьдесят пять лет. Ее внучка к тому моменту уже делала первые шаги, а затертые годами преступления военного времени казались менее реальным кошмаром, чем стремительный развал Союза.
–  Ни для кого из вас не является секретом тот факт, что несколько месяцев назад именно я настойчиво добивалась возможности контакта со Спасителями. Та информация, которой обладали все мы, позволила бы организовать этот контакт в гораздо более конструктивной форме. К сожалению, никто из вас не прислушался ко мне. Вы пошли за лидером. Увы, именно лидер сделал вас всех жертвами своего упрямства, самоуверенности и недальновидности.  Но это был ваш выбор. Выбор взрослых людей. Последствия его сколь печальны, столь и трагичны. Я сожалею.
Произнеся последние слова, Надин долгим взглядом посмотрела  в лицо Эванджелин, которую Херли удерживал прижатой к земле. В этот момент она стала удивительно похожа на маленькую и бледную тень Нигана. Женщина в похожей маске, с таким же запредельным хладнокровием.   
Потом она вернулась к Нигану.
- Сэр, если три человека – это непременное количественное условие – тогда это дети. Двое мальчиков, - Надин указала рукой в кожаной перчатке на Тревора и Майкла, -  и девочка. И, разумеется, новорожденный малыш. Я осознаю, что дети – это довольно бесполезный ресурс. Но они не выбирают свою судьбу, и не должны платить за ошибки взрослых.
«А еще трое детей – это лучше, гораздо лучше -  чем девять живых, мстительных взрослых!» - подумала она с отстраненным удовольствием. Уняв бурю эмоций и начав, наконец, рассуждать рационально, Надин не могла не признать – приказав казнить  этих людей, Ниган санкционировал прекрасную возможность официально избавиться сразу от девяти потенциально мстительных врагов. Но то, что она хочет их смерти – показывать нельзя.
- В отношении взрослых я не имею права принимать решений, не зная потребности Святилища в людях. Полагаю, вы рассчитывали на некую мою… предубежденность, но я не испытываю ее, оценивая людей лишь по профессиональным качествам,   - сухо сказала она, как будто дело происходило не посредине замусоренной улицы американского городка после смерти мира, а в респектабельном офисе. – Поэтому, прошу. Девять взрослых слева направо.
Надин пригласила Нигана к выбору, указав правой рукой на начало шеренги.
Не оглянувшись в этом направлении и продолжая смотреть на Нигана сверху вниз, Надин принялась скучным и сухим голосом перечислять имена и профессии людей, стоявших под прицелами винтовок Спасителей. При этом она демонстрировала неплохую концентрацию и зрительную память математика, не изменявшие ей в любые иные времена:
– Эванджелина Линдвалл  – хороший врач, эпидемиолог и клиницист. Генри Гаусман – бывший фермер, ныне  специалист по изготовлению ловушек на ходячих. Отличный снайпер. Стивен Гроу – инженер, специалист по монтажу слаботочных систем, умеет собирать радиоуправляемые взрывные устройства.  Следующий молодой человек – Джордж Паттерн. Восточный техасец, и этим все сказано. До начала всего этого учился в университете Делавэра. Несомненно, действительно хорошо разбирается в психологии. Миниатюрная брюнетка – его девушка, тоже студентка.  Далее Моника Слоун – инструктор по фитнесу в сети Washington Sports Clubs. Майя Топлевски – главный врач-психиатр госпиталя Святой Елизаветы. Дженнифер Уайт и Мэри Халлоуэл – подруги, до начала всего этого работали в налоговой службе Вашингтона.  Высокий парень  - Дин Кэнди, бывший владелец оружейного магазина на Портленд-авеню.

Отредактировано Nadin Marais (2018-11-29 23:37:00)

+2

11

В каждой ёбаной общине или группе людей находится храбрец, считающий, что своей дерзкой выходкой он способен что-либо изменить. А вот ни-ху-я. На деле такой герой делает лишь хуже. Себе и всем остальным.
Не обошлось без такого мудака и здесь. С очередью ругательств один из мужиков дёрнулся вперёд. Тупой ублюдок. На что он надеялся? Мне, как здравомыслящему ублюдку, совершенно не ясно.
Храбрец заслуженно получил прикладом автомата по затылку - неплохая мотивация для того, чтобы взять себя в руки и заткнуться.
Впрочем, подать голос решился не только он один. Две женщины заступились за несостоятельного героя, перекладывая вину за его агрессию на мою сладкую русскую сучку.
Вы просто не знаете или понимаете, что она сделала.
- А что ты сделала, детка? - я с ухмылкой перевёл взгляд с нарушителей порядка на Надин. По ироничному блеску в моих глазах было ясно, что ответ на этот вопрос мне, на самом деле, не требуется. - Впрочем - потом.
Перед Надин стояла задача и мне не терпелось узнать, какое решение она предложит.

Я с интересом выслушал речь Надин. И ту её часть, которая была обращена к её бывшим приятелям, и ту, что предназначалась лично мне.

- Так, значит, дети... - оскалился, демонстрируя кончики зубов, когда Надин замолчала. - Хорошо.
Я нашёл взглядом Бэнджи, стоявшего позади одного из детей - болезненного на вид мальчишки.
- Уведи детей в машину! - отдал приказ Спасителю.
После чего принялся неторопливо прогуливаться рядом с пленниками. На моей роже был очень задумчивый вид, хотя по факту судьба всех присутствующих к этому моменту уже была решена.

Тот, кого назвали Генри, снова дёрнулся. Из его поганого рта посыпались грязные ругательства. Блядь! А я всего-то заехал ему моей кровожадной сучкой под рёбра - и даже ручкой, а не обмотанным колючей проволокой концом.
- В пизду тебя, приятель! - я зашёл за спину фермера и ударил подошвой ботинка ему между лопаток, из-за чего мамкин бунтарь распластался на земле. - Ловушки на ходячих - нахуй никому не нужны! Каждый живой теперь такая ловушка!
Наступив на его выставленную перед собой ладонь, прошёл дальше.

- Эванджелина... как-там-тебя?.. Линдвалл? - последней стояла симпатяга, на которую я успел уже дважды до этого обратить своё внимание. - А ты храбрая, - имея в виду её недавнее поведение, - и блядски симпатичная. Пожалуй, я могу взять тебя четвёртой... Если одного из детей ты в машине посадишь к себе на колени... И после захочешь посидеть на моих коленях. Ты успела запасть в моё... сердце и я не против взять тебя в свою постель, - я облизнулся, окидывая развязным, раздевающим взглядом фигуру молодой женщины, уделяя особое внимание её груди и губам. - И пока ты будешь думать над моим предложением...
Я отступил назад и оглянулся на свою русскую сучку.
- Надин, детка, пришло время избавиться от лишних. И, блядь, начать стоит, пожалуй... - я сделал вид, что задумался, - вот с этого дерзкого хрена, - я махнул битой в сторону фермера Генри.
С моей точки зрения он был самым бесполезным в этой шеренге незнакомых мне людей. Кроме того, этот фермер мне чем-то напоминал Дэрила Диксона, а второго Диксона мне нахуй было не надо.

- В общем, пристрели его, сладкая! - властно приказал, подходя к Надин, чтобы не упустить ничего из виду. Во всём предстоящем действе мне куда важнее было то, как поведёт себя моя русская сучка.
Проверка на верность? Может быть. Впрочем, насколько она справедливая и точная, с учётом того, как к ней относятся её бывшие приятели?..

Я на мгновение оторвался от лицезрения Марэ для того, чтобы заигрывающе подмигнуть симпатяге-эпидемиологу.

+2

12

— Вы просто не знаете или понимаете, что она сделала.
Начинается.
Похолодев внутри, Надин лишь презрительно приподняла брови. Потом сдержанно улыбнулась Нигану, крепко стискивая зубы, но мысленно выматерилась. То, что она сделала, пожалуй, был как раз тот тип маленького секрета из прошлого, который следовало бы придержать при себе при любых обстоятельствах. 
До этого момента в душе еще теплилась маленькая надежда, что Ниган не так быстро узнает про совершенное ею убийство лидера этой общины. Очень маленькая надежда, ведь час пути  -  вообще не расстояние, способное удержать тайну. Ещё лёжа на больничной койке, она уже прикидывала разговор на эту тему. Надин понимала, что  неудачно сложившиеся обстоятельства теперь уже вряд ли предоставят ей возможность интерпретировать события по-своему, но и объяснять сейчас не было никакого смысла. Тем более, заметного интереса к этой истории Ниган и не проявил.
- Так ли нужен Святилищу врач, неспособный принять естественные роды у совершенно здоровой молодой женщины? – кротко улыбнувшись краешками губ,  Надин посмотрела Нигану прямо в глаза, а потом медленно опустила взгляд на землю.  К черту Линдвалл. Действие обезболивающих истекало. Надин почувствовала, что быстро слабеет от боли, наполняющей живот горячим теплом.  Расстегнув куртку, она стянула одну перчатку и просунула левую руку под свитер. 
Ощущения не обманули. Липкая и теплая кровь уже пропитала повязки насквозь. Возвращался озноб.
— В общем, пристрели его, сладкая!
Она кивнула, деловито и наспех вытирая окровавленную руку о джинсы.
У любого другого человека в голове в этот момент в голове лихорадочно носились бы самые дикие мысли, но на душе у Надин было абсолютно спокойно. Это читалось даже в жесте, с которым она спокойно натянула обратно кожаную перчатку.
Подойдя к Моррисону, она решительно протянула руку:
- Передай-ка мне автомат, дружок! - вежливо, но твердо распорядилась никому не знакомая пока еще Надин.
- Не-не, цыпа!– нахально ухмыльнулся Спаситель, перебрасывая то оружие, что она попросила, за спину, подальше от взгляда Надин.
- Стреляй-ка ты  своих друзей из трофейного! – добавил он, засунув руку под куртку и вытащив из-за поясного ремня огромный израильский пистолет.
Бережно приняв  в руки  неудобное оружие, Надин подняла  на Спасителя мрачные глаза, мутнеющие от боли.
И замерла в молчаливом восхищении. 
Черт возьми! Да все происходившее здесь, в  поселении, от начала до конца запланировано! Все действия Спасителей продуманы и реализованы настолько четко и слаженно, что даже самый тщательно скрытый оружейный схрон, где лежал этот пистолет, распотрошен в течение нескольких минут! 
И  при этом ни у кого их девяти пленных на лице нет следов побоев или крови.
Возможно, кто-то из них думал так же, как она?  Или даже опознал Надин, долго валявшуюся в медблоке Святилища без сознания?
Только кто? Это выяснится тогда, когда Ниган прикажет ей остановить расстрел.
Хотя, черт возьми, она остановится и сама, если не справится с этим оружием. Дезерт игл, да еще и щедро заряженный пятидесятым калибром!
Если Ниган вообще прикажет.
Вряд ли лидеру Спасителей требуются двуличные лицемеры. Надин заинтересованно и неторопливо прошлась по лицам обитателей поселения, впечатывая в память выражение лиц, пытаясь понять на будущее,  как отличить фальшивый страх от настоящего.   
Вернув магазин обратно, Надин, тем не менее, ловко приготовила оружие к бою. Ни на минуту не сомневаясь, что этот жуткий выбор продиктован лично Ниганом в качестве проверки: начнет ли тянуть время, возражать или спорить с жутковатым приказом эта Надин.
- А базуки не нашлось? Ты рот-то приоткрой, ушлепок. И рожу убери подальше, - мрачно прошипела Надин так, чтобы расслышал эту фразу только Моррисон, стоявший рядом.
Она приблизилась к Генри. К этому моменту тот уже смог подняться на колени и смотрел в лицо Надин с пронизывающей ненавистью. Надин было ровным счетом плевать на взгляды  живого трупа.
Действие обезболивающих истекало, и она ощущала, как быстро физически слабеет от распирающей живот и грудь боли.
Такой же взгляд она переадресовала Моррисону, который и не думал помочь ей решить техническую проблему.
Приблизившись к Генри, Надин развернула пистолет, неожиданно коротко и резко ударив мужчину рукоятью по виску так, что он молча схватился за голову. Резко двинув корпус вперед, Надин быстро уложила его обратно на землю вторым коротким ударом, уже локтем по шее. Сориентировавшись, она встала так, чтобы за головой будущей жертвы никого не оказалось. Опустив пистолет как можно ниже к земле и приоткрыв рот, она выбрала скобу на выдохе, мысленно молясь только об одном: чтобы она смогла хотя бы раз удержать грозное оружие, совсем не подходящее случаю, и пистолет не прилетел ей в лоб.
Прогремел выстрел чудовищной силы и громкости. Бабы немедленно завизжали в одной тональности, но сама Надин поняла это только по искаженным в крике лицам и рукам, закрывшим их.
Подняв голову, оглушенная выстрелом Надин увидела, что не визжит лишь Майя. Девчонка оцепенела от ужаса. Она стояла ближе всех, и сейчас по ее лицу и волосам стекала сейчас каша из крови и ошметков мозга. От головы Генри осталась лишь нижняя половина.
Все, что было выше челюсти – снесло мощной пулей напрочь.
Кровь растекалась по трещинам асфальта густой блестящей лужей нефтяного цвета.
Надин придавила ботинками отвратительно дергающиеся ноги убитого.
Потом опустила пистолет, продолжая крепко сжимать его в руках.
- Следующий? – хмуро поинтересовалась она у Нигана, без тени испуга или потрясения в голосе, лишь брезгливо  отодвинувшись от кровавой лужи,догонявшей ее песочные ботинки.

Отредактировано Nadin Marais (2019-01-13 03:31:47)

+2


Вы здесь » the WALKING DEAD » Дневники мертвецов » 12.11.2012 — "Дюжина"