the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

♦ Напоминаем: "Квест недели" теперь называется "актуальный квест" и времени на его выполнение отводится дольше. Подробности в блоге администрации и супер-гайде для игроков.

 

♦ Обратите внимание: 20 апреля состоится перевод времени на декабрь/январь/февраль 2012/2013 года. Все октябрьские и ноябрьские эпизоды будут перемещены в зону флэшбэков. Не забудьте отредактировать свою хронологию.

спешка; голодный; поворот; сонный; страсть

♦ Сейчас в игре: окт/нб'12.

 

♦ Спасители продолжают оказывать давление на Хиллтоп, Александрию и Королевство.

В окрестностях Вашингтона увеличивается концентрация ходячих мертвецов.

Недалеко от общин находят изуродованные трупы людей, убитых явно не ходячими мертвецами, и среди них есть как мирные жители, так и люди Нигана >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 11.11.2012 - Why can`t people just think?


11.11.2012 - Why can`t people just think?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/t/5yc4v.jpg

Дата: 11.11.2012
Место: "Святилище", а там посмотрим
Участники: Nadin Marais, Dwight
Саммари: Ниган отправил Ди узнать, можно ли доверять Надин и стоит ли её принимать в ряды Спасителей. А Надин, в свою очередь, хочет побольше узнать о Нигане и его группе.
Примечания: -

Отредактировано Dwight (2018-04-16 13:15:06)

0

2

Поздним вечером 11 ноября 2012 года Надин, лежа в постели, внимательно исследовала свои руки. Перевернув их ладонями вниз, чтобы не видеть темных, с желтым оттенком по краям, синяков, она внимательно и неторопливо изучила ту их часть, которая была доступна взору из-под светло-салатового больничного балахона. На  безымянном пальце правой руки с непристойным вызовом сверкал крупный бриллиант. Кольцо  стоимостью в двадцать тысяч баксов чудом уцелело после первой волны мародеров и просто валялось под  прилавком  в «Лорд энд Тейлор»  на Вестерн Авеню. Надин просто не могла не поднять с земли такую баснословную ценность.
Нужно быть настоящим гением безумия, чтобы спокойно копаться в сверкающем крошеве стеклянных витрин там, где в любой момент можно встретить десяток живых трупов в истлевшем  за два года тряпье. Сосредоточив взгляд на кольце, Надин буквально выцарапывала тот день, размазанный в памяти близкой смертью.
Воспоминания лепились из кусочков почти месяц спустя, но именно сейчас ей казалось крайне важным вспомнить даже самые мелкие детали. 
Кажется, вечер был необычно жарким для октября месяца.
Она надела это кольцо на палец за несколько часов до того, как это случилось. Или за сутки до этого? Впрочем, вот это точно уже неважно. Две недели назад  врач сказал очнувшейся Надин, что она находится в Святилище Спасителей. Что здесь можно чувствовать себя в безопасности.
Этой информации ей оказалось достаточно для того, чтобы отпустить усталое сознание бредить под полуприкрытыми веками еще на десять дней.
За это время Надин побывала в стране, сплошь состоявшей из штампованных бетонных блоков, напоминавших ей в детстве плитки шоколада, покрывшегося в холодильнике белесым налетом. Надин повстречала усталых женщин с волосами мышиного цвета, со смытыми лицами и в одинаковых грязно-вишневых пуховиках. Один раз ей даже удалось прижать к лицу горсть кипенно-белого снега влажными, пахнущими  мокрой шерстью варежками. Еще были сверкающие стекла небоскребов.  Мозг буквально вспарывал пронзительный солнечный свет. Или это были плафоны операционной?  Потом - страшная боль в груди и холодный, металлический вкус на губах. Но вместе с ними перед глазами промелькнула череда  кленов, догоравшим алым в Королевском парке Торонто. Замерцали замершие в «желтом» режиме светофоры на углу Массачусетс и Мэриленд Авеню. Рождественские витрины магазинов Пенсильвания-авеню. Стеклянные брызги из тех же разбитых витрин…
Потом еще немного тьмы, но мозаика собиралась. Правда, несмотря на усилия Надин, из смеси солнца, духоты, мучительной боли и жажды уже в новой, осознанной реальности все никак не вырисовывалось лицо человека, склонившегося над ней в 2043 номере отеля «Вашингтон-Плаза».
С усилием она снова вернулась в тот день. Надин долго бредила на родном языке. Похоже, именно способность произносить внятные звуки спасла ей жизнь. Она все же пыталась дотянуться до пистолета, оставленного на краю прикроватной тумбочки… Тогда Надин казалось, что именно этот человек стрелял несколько минут назад, обрекая на эту боль. Иначе с чего бы она, оскалив зубы и шипя от ненависти, из последних сил пыталась проползти жалкие три метра, отделявшие ее от живого человека, открывшего заблокированную дверь в гостиничный номер?
Сейчас, расплетая комок воспоминаний, Надин понимала –  уже будучи раненой,  она пробыла там почти четверо суток. Почти сто часов наедине со смертью. Никакой убийца не стал бы выжидать столько. Да и зачем ему это? Это было бы нарушением логики, порядка нового мира. Месяц назад, теряя сознание в очередной раз – она тоже успела подумать об этом, но снова забыла… 
Сейчас рядом  не было ни тяжелого пистолета, ни  измазанного кровью летнего одеяла,  ни легкого рюкзака, где боеприпасы и бутылка с виски небрежно всунуты между двумя флисовыми кофтами. Зато на запястье левой руки, вызывая вопиющий диссонанс с  баснословно дорогим украшением на пальце правой, была натянута растянутая, истрепанная до последней стадии детская резинка для волос. Десять штук таких резинок в ближайшем супермаркете стоили  семьдесят центов.  Одна штука – десять.  Надин  вспомнила:  именно  этой розовой резинкой, украшенной пластиковой вишенкой, стягивала  волосы девушка, поившая ее теплой водой. Уютно, почти как в той, двухлетней давности жизни.
У нее почти не было голоса - сорванное горло еще давало себя знать. Но и боли, благодаря уколам, не возвращались. И без того худая, сейчас она просто отощала - при ее высоком росте Надин весила сейчас критически мало. Но она была жива. И более того, на одеяле сейчас поблескивала измятым глянцем обложка какой-то карманной книжки, которую любезно принесли пациентке еще утром. Но Надин не читала.
Она рассматривала свои руки, улыбаясь своими пухлыми, обметанными сейчас сухими корками губами.
Все получилось так, как она хотела. Надин ничего не знала о них, кроме отрывочных слухов, позволивших ей прийти к выводу – ее место здесь. Он не хотел ее слышать, но… теперь это уже неважно. Итак, Спасители. Вернее, теперь ее личные Спасители. 
Пусть и с небольшими издержками, но тем не менее Надин нашла их. Оставалось дождаться появления местной контрразведки, которая по всем законам новой жизни просто обязана была появиться и разъяснить ее личность.
И за этим дело не застоялось, что, в общем, делало честь ее очнувшейся от наркоза интуиции. В импровизированную палату,  где Надин так долго была в изолированном одиночестве, вошел парень, своим видом никак не походивший на медика.
Натянув одеяло чуть выше, она немного приподнялась на постели. Выжидающе и настороженно, без тени улыбки, Надин изучила лицо гостя. На вид ему было лет двадцать пять, но шрам в половину лица и холодный, чуть отрешенный взгляд серых глаз сказали ей о том, что жизненного опыта, как и авторитета, у него вполне достаточно для того, чтобы устроить для нее сейчас если не допрос, но серьезный разговор о будущем.

Отредактировано Nadin Marais (Сегодня 00:41:35)

+1

3

Дуйат вышел из зала заседаний. Там у него был не простой, в прочем, как и всегда, разговор с Ниганом. Лейтенант облокотился на стену и закатил глаза. Удар кулака сотряс стену. «Проверь её, посмотрим, что она из себя представляет. Может, она даже удовлетворит тебя, как меня одна красивая жёнушка, Шерри.» Ещё удар, ещё удар! Рука задрожала, следы крови остались на стене. Тяжело выдохнув, Ди спустился по лестнице вниз, слизнув кровь с костяшек и почувствовав солоноватый вкус.

Ему надо было разузнать побольше о Надин, о той, кто может стать врагом или другом Спасителей. И лучше для неё второй вариант в её то состоянии. Нервы! Сейчас, главное, успокоить их!

Ди по дороге в больничный отсек заглянул к себе в душевую и опустил голову под холодную воду. Постояв так немного, протерев голову и сменив рубаху в своей комнате, он, наконец, отправился в гости к будущей, возможно, спасительнице.

В импровизированной палате лежала девушка, примерно того же возраста, что и сам Дуайт. Тёмно-русые волосы стрижкой «карэ», или как она там называется? Или называлась раньше? Теперь просто волосы, и всё. Парикмахеров-то нет, только выжившие. Голубые выразительные глаза. Девушка выглядела как ходячий труп. Но она выглядела и при этом дышала. При этом вся залатана. Кому-то явно не повезло и повезло одновременно. Уж, слишком живуча она оказалась.

И что дальше? Сейчас начнётся игра! Причём игра с обоих сторон! Можно немного отдохнуть от самой сложной партии в жизни, что он ведёт с лидером спасителей. И начать менее важную партию, результат которой можно было бы перенести на основную игру. С чего бы начать? Где-то с минуту они изучали друг друга. И первым заговорил лейтенант.

- Меня зовут Дуайт. Тебе сказали, где ты? Это «Святилище» - дом «Спасителей». Наш лидер, Ниган, нашёл тебя на дороге и привёз сюда. Можно сказать, что ты обязана ему жизнью. Теперь ты можешь к нам присоединиться, но при этом надо будет соблюдать правила. Когда будешь готова поговорить и узнать больше… Я жду за дверью, твоя новая одежда в тумбочке рядом с тобой, старые вещи там же, но чуть ниже.

Ди прекрасно знал, что ей рано вставать, врач ещё не разрешил, но и возражать не будет. Он не глуп, чтобы что-то сказать поперёк лейтенанту, который вышел из медицинского блока и вновь осмотрел костяшки. Кровь стекала по руке. Вновь облизнув руку, Дуайт прикрепил пластырь, который взял со стола Карсона – единственного дока в «Святилище».

Если у Надин есть чувство собственного достоинства и желание жить, она сейчас встанет и подойдёт к нему, в каком бы состоянии она не была. Это мог быть и плюс, и минус в таблице, которую надо будет предоставить Нигану сегодня вечером. Ведь он планирует в скором времени взять эту девушку с собой на какую-то вылазку, где проведёт ей окончательную проверку. Но для начала надо выяснить основы, чтобы понять всю суть.

Она выйдет. И с этого начнётся игра. В игру, Ди, в игру! Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь…

Отредактировано Dwight (2018-04-17 02:46:54)

+1

4

Перестав быть  насупленным подростком с пуританской тоской во взгляде, она вписалась в строгий,  респектабельный образ молодого ученого, миновав стадию легкомысленного юношества. Но оказавшись в мире, где прежние законы и правила не действовали, Надин впервые в жизни почувствовала себя по-настоящему свободной.
Особенно в этот момент. Сейчас Надин готова была взлететь с постели -  ведь, очнувшись, она долго не могла понять собственное положение. Вряд ли пленница  – двери в импровизированную палату никогда не закрывались на ключ.  Пугало то, что с ней никто не разговаривал. Да и от ответов на прямые вопросы работавшие с ней люди предпочитали так или иначе уходить. И вот сейчас положение наконец прояснялось.
Чувство свободы не отменяло жизненного опыта и тонкой интуиции – во взгляде незнакомца Надин уловила не только обыденный интерес, но и какую-то голодную, отчаянную надежду. Первое объяснялось легко – не так часто, видимо, лидер этой группировки спасал человеческую жизнь собственноручно, да еще и с таким количеством хлопот и затруднений.
А вот во втором, так легко прочитанном ею и довольно неожиданном, Надин разобраться еще предстояло. Как и с "правилами поведения" здесь, которые упомянул Дуайт.
А все же любопытно, что мог искать лидер Спасителей на двадцатом этаже роскошного отеля?  Впрочем, кое-какие мысли на этот счет у нее имелись.
Надин размышляла, одновременно торопливо стягивая с себя измятую, надоевшую до чертиков больничную одежду. При этом ей и в голову не пришло, что Дуайт мог считать поставленную задачу великим испытанием силы воли. Скорее она оценила тактичность мужчины, давшего ей возможность одеться самостоятельно, и торопилась, насколько может торопиться человек, под повязками на теле которого штук двадцать хирургических швов. В эту минуту они никак не мешали. Ей было достаточно того, что она сейчас не пристегнута к капельницам. Только они вкупе с  запретом врача были единственными ограничителями ее свободы  последние три дня.
Но сейчас многое должно было проясниться – и  неважно, что это почему-то случается посреди ночи. Любопытство Надин оказалось настолько сильнее боли, что спустя три минуты она уже обнаружила себя, одетую в футболку, и мягкий спортивный костюм  белоснежного цвета.  Рассмотрев отражение в зеркале, насколько это было возможно, Надин улыбнулась - слишком уж забавный вид был у нее получился сейчас. Она подняла волосы наверх, собрала их в хвост и закрепила резинкой с вишенкой. Доведя образ до максимума уютной нелепости, Надин аккуратно надела ботинки, с которыми не расставалась последний  год. С гораздо большим удовольствием она надела бы те вещи, которые были  в ее рюкзаке, но грубый ремень джинсов или камуфляжных брюк так травмировал бы свежие швы, что ей придется идти, сгибаясь и вскрикивая от боли.  Не для того она вернулась из ада, чтобы ползти по стенкам у кого-то на глазах. Допив остатки воды из пластиковой бутылки, Надин швырнула ее в мусорную корзину.
Дуайт ждал ее в коридоре. Адское освещение не позволяло рассмотреть лицо мужчины, но задачу разбора своих интуитивных ощущений Надин в любом случае пока отложила. Она стояла напротив Дуайта, уверенная в себе, улыбающаяся, с синяками под глазами, в белом спортивном костюме на пару размеров больше нужного и светло-песочных «коркоранах» с развязанными шнурками.
- Когда говорят о правилах раньше, чем спрашивают твое имя – это всегда означает, что  правил много, и контролируют их соблюдение строго. Меня зовут Надин, кстати. Готова их выслушать.
Хриплый голос подчеркнул тонкий, едва уловимый в обычной жизни акцент в голосе Надин.
И я хочу увидеть Нигана, - добавила  она,  - ведь какими бы не были правила поведения, одним из главных является выражение благодарности. Особенно за спасенную жизнь. Не так ли?

Отредактировано Nadin Marais (2018-04-18 10:42:16)

+1

5

Дуайт, как и думал, девушка, которая несколько дней назад выглядела как ходячий, быстро вылетела из больничного блока. Придержав дверь, будто бы не хотел слышать громкие звуки, Ди приоткрыл её.

- Карсон, не забудь, тебе надо навестить Хорхеса. Этот говнюк опять в хлам! Ниган сказал, что сегодня устроим головомойку, приведи его в чувства. Он должен внять, а то в следующий раз будет похожим на меня.

Прикрыв дверь, лейтенант достал пачку сигарет, вытащил себе одну и предложил «больной». Убрал в карман рубахи. Он никогда не брал с собой на вылазки курево, во-первых, некогда, во-вторых, опасно, хотя, что сейчас не опасно, в-третьих, Ниган так воспитывал свою бейсбольную команду. Закуривая, пока Надин задавала вопросы, Ди с ног до головы окинул новую знакомую. Усмехнулся в усы. И только Бог, если он есть, да, может, жена поняли бы, от чего улыбка пробежала по губам лейтенанта. От слов ли, от вида её, от всего вместе, или от мыслей, которые пришли в голову.

- За спасённую жизнь лучше отблагодарить делом, а не словами. Ты и то, и другое сможешь сделать, если захочешь, но позже. Сейчас Ниган занят. – Хмуро заметил Дуайт, вернувшись к своему естественному выражению лица. И пошёл в перёд, качнув головой, мол, следуй за мной.

- Правила просты. Есть блага, есть работа. Каждому по способностям, каждому по потребностям, так, кажется, говорилось… - В голову пришла цитата эта из исторических книг. Он уже всё-таки учился, а не лясы точил и не особо прогуливал. Это были хорошие, хоть и трудные годы. В семье были проблемы, но не было ходячих вокруг. А эта книжка по истории, да и все остальные, были быстро «съедены» Ди. Это была книга про Европу. И речь шла про СССР, Россию нынешнюю. Хотя, какая разница, как сейчас называется та или иная страна? Сейчас есть группы, выжившие и мертвецы. Да, может это выражение и не подходило сюда, но воспоминания, нахлынувшие, бесценны.

Какое-то время спаситель молчал, покуривая сигарету и идя вперёд. На переходе-мостике с перилами он остановился, облокотившись на них и указал на что-то типа базара внизу.

- Иерархия не сложная. Вот одна из каст. Это рабочие. Работают за баллы. Сколько баллов получил, настолько в эквиваленте некотором претендуют и на блага. Ещё есть приближённые Нигана. Они выполняют очень важные поручение, у них огромная ответственность. Но и наказания за проступки намного серьёзней. При этом они имеют полный доступ к благам, главное, не злоупотреблять доверием лидера.

Постояв так какое-то время и послушав толки рабочих, Дуайт двинулся дальше. Впереди чувствовалась прохлада, это был выход на балкончик.

- А вот низшая каста. – Дуайт указал на людей в окружении ходячих в однотонных грязных кофтах и штанах.

- Они не согласны с властью, нарушали правила, пытались убить или убили кого-то из спасителей. – Ди, докурив сигарету, бросил её под ноги и затушил.

- Самые лучшие условия жизни у приближённых, но их выбирает лидер, самые худшие у них. – Лейтенант мог спокойно много чего рассказать про каждую касту, так как побывал в каждой, и везде попил кровушки у Нигана, да и у себя.

- Власть у Нигана абсолютная. Но у него его советники – приближённые – лейтенанты. Каждый ответственен за что-то своё. Мы, если так можно выразиться, спасаем людей. Даём защиту за труд. Главное – жизнь. Ведь самый важный ресурс – это люди. Это касается как одиночек, так и групп. Хочешь получать блага – приноси пользу. Хочешь быть «Спасителем», надо сказать всего два слова на вопрос «Кто ты?»: «Я Ниган». Про порядок подчинения я тебе ещё не сказал. – Дуайт вернулся в помещение.

- Все мы Ниган, но Ниган – главный. Саймон, один из лейтенантов, его заместитель. Потом идут рабочие. А затем, пленники. Но рабочие не имеют власти над последними. Градация преступлений и наказаний различна, но основные виды наказаний это: публичное становление на колени перед Ниганом, прижигание лица, понижение в классе вплоть до узника, смерть. Но выбирает степень его только наш лидер.

Основные положения лейтенант рассказал, на сегодня было, пожалуй, достаточно. Но тут он заметил, как один из рабочих пробрался по лестнице наверх к медицинскому блоку. Там сейчас никого не было, кроме тех, кто лечится. Заходи, кто хочет. Прислонив палец к губам, Ди подал знак тихо следовать за ним.

Немного отстав, Дуайт подождал, пока спаситель аккуратно вошёл в медицинский отсек и прикрыл за собой дверь. Через пару секунд следов вошёл лейтенант и Надин. В углу возле шкафа с медицинскими препаратами стоял высокий мужик и возился с отмычками. Длинные кудрявые волосы, спортивная куртка в масле…

- Фин? Какого хрена тут происходит? – Тихо спросил Ди, но его голос гулко разнёсся по помещению. Головы больных появились за перегородкой. Лейтенант тут же бросил туда взор, и они исчезли, но явно прислушивались.

К ним повернулся мужчина с трясущимися руками, но это было явно от нервов, а не от какой-либо болезни. Вдруг в руке сверкнул нож, и спаситель ринулся на застукавшего его человека. Казалось, что сейчас Ди будет прирезан, как скот на убой таким громилой. Всё произошло за доли секунды, атаковавший промахнулся, слишком быстрым оказался лейтенант. И вот клинок Дуайта уже приставлен к глотке противника, а кисть последнего зафиксирована жилистыми руками.

- Фин! Ты действительно готов, чтобы твоя сестра узнала о твоей смерть? Не думаю, что от этого она пойдёт на поправку… Кому-то не хватает баллов на лекарство? – Последнюю фразу двадцати семи летний парень произнёс понимающим голосом.

- Ей нужно лекарство, на которое не хватает твоей оружейной работы? И вряд ли оно покрывается заслугами твоей сестры. Но воровать… Ты мог бы пойти к кому-нибудь из лейтенантов, или сразу к Нигану. Не думаю, что с этим были бы проблемы. А нашему доку я ещё мозги прополощу, чтобы не смел так поступать. Да, правила тут не разрешают давать такое дефицитное лекарство, но самый важный ресурс – это люди.

Фин выронил нож и заплакал. Лейтенант отпустил его и протянул нож рукояткой своей спутнице.

- Надин, чтобы сделала ты?

Давать оружие человеку, которому ещё не доверяешь? Не глупо ли? Да и вообще, зачем ему давать право голоса ей? Она не в рядах Спасителей! Удивлённый взгляд спасителя, стоявшего на коленях, говорил обо всём этом.

- Хочешь быть с нами? Кто ты, Надин?

Дуайт воспользовался ситуацией, чтобы исполнить поручение Нигана: узнать получше девушку. Нестандартная ситуация, сложный выбор… И вообще, быстро ли работает голова у неё? Ответ скоро будет получен на этот вопрос и на многие другие.

Пришпорить обстоятельства? Воспользоваться ситуаций? Игра! Случай и судьба, она хранит игрока. Везенье? Спланированная ситуация? Банальный расчёт? Всё-равно есть внешний фактор. И на него надо уметь быстро и правильно реагировать, чтобы потом не пожалеть об упущенной возможности.

Именно в такую ситуацию Дуайт поставил сейчас девушку. Теперь ход за ней. Выражение лица спокойно, как и всегда. Нет смысла бояться неожиданностей. Всё под контролем. Спокойно ждём ответа и доводим партию до конца. Шахматы жизни. Но ошибка здесь намного дороже. А просчёт смертелен. Это всегда так было, а мир пост апокалиптический ещё больше усложняет каждую партию. Но без игры скучно жизнь, ведь жизнь и есть игра.

Отредактировано Dwight (Вчера 10:07:56)

+1

6

Отрицательно помотав головой в ответ на предложенную сигарету, Надин сразу же жадно принялась вбирать новые впечатления, следуя за Дуайтом и внимательно рассматривая и запоминая все, что можно было рассмотреть при таком тусклом освещении. Они находились в огромном помещении, производственное назначение которого было продуманно переустроено под потребности организованного лагеря, в котором живет сейчас много людей. Первое, что она почувствовала – были ощущение порядка и безопасности. Чувства, забытые за два года опасных скитаний в фильме ужасов, в который превратился мир. Морща лицо и стараясь не наступать на развязанные шнурки,  Надин  полностью сосредоточилась на том, чтобы дышать и двигаться, не усиливая боли. Голова заметно плыла, и картина мира перед глазами все норовила расплыться, но Надин тщательно запоминала сказанное, даже не просеивая услышанное через внутренние фильтры. Тем более, что пока все увиденное  совпадало с тем, что она увидеть ожидала. 
К счастью, спутник не настаивал на том, чтобы Надин каким-то образом выражала реакцию на полученную информацию.
Из слов Дуайта следовало, что лидер Спасителей - чертов гений, слухи о которых так долго  будоражили воображение Надин, построил простую и эффективную силовую систему, основанную на культе личности. Подобное существовало когда-то на ее исторической родине. Идеология ценности жизни – заложенная в качестве основы режима и законы, равные для всех. Хотя бы на словах. Справедливое вознаграждение за труд, сильный лидер - гарант соблюдения порядка и безопасности. Некоторые искажения тоталитарной модели, связанные с тем, что никто и никогда не предполагал таких угроз, как сотни тысяч живых мертвецов. Хотя враг всегда был…
Чтобы создать тоталитарную систему на руинах погибшего мира – не нужно быть гением. Им нужно быть, чтобы ее удержать.
Что там еще было в учебниках прошлого, чтобы полученную систему можно было назвать устойчивой? Она строилась с учетом возможности обеспечивать масштабное воспроизводство тех ресурсов, которые имеют свойство заканчиваться. Последнее обстоятельство серьезно меняло условия игры.
Впрочем, Надин прекрасно знала, как решена эта проблема у Спасителей – не она ли еще три месяца назад с такой же тщательной дотошностью обдумывала, как спасти от разрастающихся аппетитов Спасителей то немногочисленное, что принадлежало прежней ее группировке.
Но с нее хватит. Она устала, слишком устала от мыслей о том, как выжить.
Социальная справедливость? А вот это вряд ли.
Размышляя об этом, она и не могла подозревать, с какой скоростью эта ее гипотеза найдет свое реальное подтверждение.
Разыгравшаяся перед ней сцена Надин не то, чтобы удивила. Скорее напугало то неподдельное отчаяние, с которым вооруженный парень бросился на Дуйата.  Она прекрасно отдавала себе отчет – если бы Дуайт не выиграл в этой неожиданной и короткой схватке, то этот парень убил бы ее следующей.  Надин  была сейчас слаба и беззащитна, и ее роль свидетеля привела бы к тому, что ее жизнь, чудом выигранная у смерти,  в этот момент могла бы закончиться. Только потому, что в этом мире, который сперва показался ей таким рациональным в своей продуманной иерархичности, так мало внимания уделяют дисциплине. Сжав зубы, Надин медленно выдохнула.   
— Надин, что бы сделала ты?
Что бы сделала она? Не задумываясь, перерезала горло ублюдку, поставившему под угрозу все то, чего ей удалось добиться: шанс на то, чтобы провести остаток жизни, не шарахаясь даже во сне от сотен вонявших гнилым мясом, безмозглых, вечно голодных тел! Но неужели Дуайт думает, что Надин рискнет высказать, или тем более сделать что-то с человеком Нигана? Да еще и занятым на обслуживании оружия!
Она слишком умна, чтобы не понимать – здесь выживают не правильные и сильные, а умные и умеющие ждать. Надин пошла на убийство, которого не хотела, чтобы не стать местной пленницей. Даже если она не сможет сделать карьеру в такой системе и останется одной из живых человеческих единиц, терпеливо зарабатывающих свои баллы, как прежде люди  зарабатывали бессмысленные теперь доллары – она будет жить. 
И  может наступить день, когда один такой Фин превратится в сотню людей, вдруг ставших недовольными условиями собственного спасения.
Every dog has his day, Надин…
Надин развернула тяжелый нож, вернув Дуайту таким же легким жестом. Глаза цвета пустого зеркала прошлись по лицу собеседника, но выражение лица Надин было абсолютно непроницаемым. Они явно стоили друг друга.
- Будь осторожен с такими вещами, Дуайт! –  произнесла Надин, не отводя глаз от его лица и пока не обращая никакого внимания на вора.
- Когда-нибудь ты отдашь оружие в руки не тому человеку. И провокация превратится в трагедию. В лучшем случае для тебя, а в худшем – для тех, чьи интересы ты защищаешь. Не думаю, что Ниган, узнав о таких вещах, одобрит подобную опрометчивость у людей, которым он доверил, - тут Надин помедлила, давая Дуайту время на то, чтобы он правильно истолковал ее эмоциональный посыл: самоуверенное равнодушие с едва уловимым оттенком шантажа, - …столь огромную ответственность.
Несколько долгих секунд Надин изучала изуродованное лицо Дуайта. Причем делала она это абсолютно непосредственно, с жестоким и прямолинейным интересом.
«Я вижу, что кое-какие правила нарушал ты. И вижу, что есть причины, по которым их тебе простили», - читалось в ее глазах. 
Она отвернулась к парню, плакавшему подле ее ног. Злость Надин на него и не думала улетучиваться. Попытки представить себя на его месте,  какие-нибудь иные проявления сострадания или женственности были далеки от Надин настолько, насколько далеко от сегодняшнего дня были  утренние передачи канала NBC или благотворительные ярмарки Дня независимости. Но именно он давал ей возможность проверить реальность всех тех слов, которые произнес в своей лекции Дуайт. Склониться к Фину Надин не могла чисто физически, как бы ей ни хотелось поближе рассмотреть выражение лица парня, заодно получше его запомнив. Но так даже лучше: она осталась стоять радом с Дуайтом, распрямив и без того идеально ровную спину.
- Тебя накажут за этот поступок, - сухо констатировала она, но при этом в голосе у нее не было и тени от той злости, которая горела внутри.
Многое Надин могла увидеть своими глазами, но не все. Страх Фина показал ей многое - не так часто Надин случалось видеть плачущих мужчин. Она подумала о том, что страх здесь должен быть частым явлением, чем когда-либо прежде. А ведь, казалось бы,  он терял здесь всякую практическую целесообразность, ибо правильные действия могут помочь людям избежать опасностей, вызывающих этот страх.
Пожалуй, своей провокацией Дуайт помог Надин понять глубинный смысл режима.
- Думаю, ты сам отлично знаешь, как именно. И кто это сделает. А мне интересно – кто ты?

Отредактировано Nadin Marais (Сегодня 00:43:59)

+1

7

Дуайт посмотрел в глаза Надин и взял клинок. Тут же удар кулака со сжатым оружием сотряс голову спасителя, который рухнул оглушённый. Убрав своё оружие за спину, Ди взял вакуумный пакет с медицинского стола, убрал туда нож Фина. Опустившись к нему, лейтенант резким движением расстегнул ремень спасителя, вытащил его и быстро связал руки с ногами. Затем ощупав карманы, извлёк оттуда блокнот, быстро просмотрел его и убрал в пакет, затем, извлёк портсигар, раскрыл его, внутри была приклеенная доапокалепстическая фотокарточка вместо сигарет. Он отправился вслед за блокнотом и ножом. Убедившись, что больше ничего нет, Дуайт запечатал пакет и оставил его на столе, а сам умылся из-под крана.

Он кое-что понял про новую знакомую, но этого было мало. «Качай! Ди, качай!» Вытерев руки и рожу о полотенце, он подошёл к Надин и указал на стул. Дуайт прекрасно понимал, что она совсем без уколов, поддерживающих её в форме, а значит, стоит сейчас только на морально-волевых. А сам облокотился на медицинский стол.

- Что случилось с твоей последней группировкой? – Вопрос был задан как бы невзначай. Но имел очень важное значение. Игрок выложил один из своих козырей на стол, чем же ответит оппонент? Здесь было много возможных скрытых смыслов, но самый основной и тот, что лежит на поверхности – это желание узнать, кем она является в группе, и стоит ли ей вообще доверять. Но что именно хотел узнать Ди? Сложный вопрос. Скорее ответ на всё, чем только на один из вариантов. Как можно больше информации собрать.

+1

8

Как ни была Надин сильна духом, но на неожиданности, тем более жестокие, она реагировала, как настоящая женщина.
Парень, стоявший перед ними обоими на коленях, едва успел поднять глаза. Он,кажется, даже успел понять – какой ответ ожидает от него незнакомая женщина. Но ответить не успел. Удар была настолько резким, что Надин, коротко и едва слышно вскрикнув, успела только шарахнуться в сторону от падающего тела. 
Правда, уже спустя секунду Надин внимательно наблюдала за тем, дышит или нет пострадавший. Это была сформировавшаяся за два года привычка. С ее решительного собеседника, пожалуй, сталось бы и запереть ее в компании с перерождавшимся ходячим. А потом сказать, что так оно и было... Но парень дышал, и Надин разочарованно хмыкнула. Три десятка слов, сказанных двумя спасителями различного уровня иерархии,  сказали бы ей больше, чем сотня тех, которые могут сейчас прозвучать. И сразу после этого Надин подумала, а не специально ли помощник Нигана отключил сознание простодушного, но решительного ночного гостя медицинского отсека?
- Урок ценности человеческой жизни. Усвоен полностью. Урок окончен,   – коротко выдохнула Надин, падая на  пластиковый стул в метре от Дуайта и бесчувственного Фина и распрямляя тело так, чтобы положение сидя было не таким мучительным. Пока Дуайт связывал Фина, собирая по карманам ценности и документы, Надин расстегнула душившую ее «молнию» на спортивной кофте и вытянула ноги так, чтобы ботинки стояли на пятках, а носки смотрели вверх. Разошедшиеся края кофты показали, как на  футболке, слева под сердцем, расплывается небольшое красное пятно. Но дискомфорт, как ни странно, вызвали не разошедшиеся хирургические швы, а туго стянутые на затылке волосы. Правой рукой она медленно сняла  резинку, освободив волосы. 
Лицо женщины сейчас оказалось  прямо под  настольной лампой – как на настоящем допросе. Надин не сделала ничего, чтобы изменить что-то в этой иронии судьбы. Закрыв глаза от режущего света, она сощурилась так, словно лежала под солнцем в Майами. Ее слова и жесты сделались в этот момент тягуче-медленными, но зато она полностью овладела собой.
- Я не знаю, что случилось с ними. Мы разошлись во…взглядах на отдельные вопросы, которые касались нашего общего будущего. Мир изменился, но, вроде бы, за теми, кто выжил, осталось право определять свою судьбу,  - глухо и медленно выговорила Надин заранее подготовленную полу-правду. – И я приняла решение уйти и попытаться самостоятельно найти Спасителей. Если тебе нужны конкретные координаты и мои  рекомендации, то..чуть южнее пересечения шоссе 17 и 66 шоссе. Но это было, давно, больше месяца назад. Точнее, уже больше двух, - поправила саму себя Надин.
– Их было…немного. Вполне возможно, что они и не пережили появление очередной стаи ходячих.
Она замолчала на некоторое время, но потом подняла голову. Ее лицо вышло из светового пятна настольной лампы ,  высветив и подчеркнув ее белые губы и острый взгляд из-под завесы темных, неровно подстриженных волос.
- А что случилось с твоим лицом?  -  задала она встречный вопрос тем же будничным  тоном, которым говорил с ней Дуйат.





-

Отредактировано Nadin Marais (Сегодня 01:17:49)

+1

9

- Что у меня с лицом? – Задумчиво проговорил Дуайт, глядя на девушку, у которой швы начали расходиться, и кровь выступила на футболке под полу расстёгнутой олимпийкой. Ей в глаза бил свет  от лампы настольной, но Ди даже не подумал выключить её.

Интересные вещи рассказывали Надин, например, что она решила найти спасителей. Так ещё и не сошлась во взглядах с группой своей бывшей. Дуайт быстро прокручивал в голове всё, что помнил о вылазах трехмесячной давности. Как же могло так случиться, что о спасителях знали, а Ниган о какой-то группе нет? Маленькая? Так, это похоже на истину. Все большие группы уже осели где-то, а значит, их легко найти. А эти, значит, мигрируют. Пересечение дорог лейтенант помнил, там было несколько мест, где можно было устроить временный лагерь, например, винодельня. Да посёлок там был рядом. В той местности находили заброшенную стоянку. А сейчас эта группа может быть где угодно. Так, может ли быть она диверсантом? Вероятность такая есть, но если так, Надин жёстка спалилась, дав понять, что уже знала о спасителях. Что же, в этом плане Нигану можно быть спокойным. Но новых проблем стало не меньше. Надо убедиться в том, же это группа погибла или найти её, иначе они могут доставить немало неприятностей. Самый худший враг – это неизвестный враг. Всё это Дуайт соображал, пока отвечал на поставленный вопрос дамы.

- Думаю, вопрос на самом деле звучит не так. За что мне Ниган прижёг лицо? Ну, скажем так, мне с какой-то стороны повезло больше, чем ему, а  с какой-то меньше. – Лейтенант указал на лежащего на полу спасителя.

- Ты говоришь, что попыталась найти нас. И что у вас взгляды разошлись. Можешь побольше рассказать про это?

Дуайт понимал, что сейчас имеет шанс услышать завуалированный ответ «нет» или байку, но всё-таки что-то из услышанного далее можно было бы приложить к базе данных, которая уже начала формироваться в голове Ди на Надин.

0


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 11.11.2012 - Why can`t people just think?