the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

🔴 Обновления в Блоге АМС. Новости форума на конец июля.

🔵 Открываем голосование выбор жертвы для "Вечеров с..."! Отдай свой голос до понедельника.

🔴 Конкурс историй - лето 2018. Заключительный третий этап! Пришли свою историю до 1 августа.

🔵 Участвуем во флэшмобе анонимных вопросов. С 5 по 15 число! Следующий флэшмоб в августе.

🔴 Уважаемые лидеры общин! Не забываем о необходимости заполнить информацию по вашим общинам!

ведро; любовь; простыня; чеснок; самолёт

♦ Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

 

♦ Спасители продолжают оказывать давление на Хиллтоп, Александрию и Королевство.

В окрестностях Вашингтона увеличивается концентрация ходячих мертвецов.

Недалеко от общин находят изуродованные трупы людей, убитых явно не ходячими мертвецами, и среди них есть как мирные жители, так и люди Нигана >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Дневники мертвецов » 01 - 03.10.2012 — "Мне приснилось небо Лондона"


01 - 03.10.2012 — "Мне приснилось небо Лондона"

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://b.radikal.ru/b39/1804/d4/114fb7b363f6.jpg

Дата: 01 - 03.10.2012.
Место: Ньюингтон, позже Военная база (штат Вирджиния).
Участники: Cassandra Shaw и Hannah Shon.
Саммари: Что может объединять ирландку и англичанку в мире полном ходячих мертвецов, кроме желания выжить? Узнать что случилось со старушкой Англией и их родными. Ведь может там дела обстоят получше? Или нет...

Отредактировано Hannah Shon (2018-05-15 12:04:01)

+1

2

Стук в дверь.
- Ханна!
Пошло все нахер, я сплю. Опять стук.
- Ханна, милая! Это миссис Блек.
"Да что Вам нужно! Я только со смены вернулась!" - девушка натянула одеяло на голову. Меня нет, отвалите!
Стук усилился.
- Девочка, я видела как ты пришла! Посмотри мистера Блека, кажется у него давление подскочило!
О нет! Вашингтон Нэйшлс продули... Она что, дверь ломает? Что за скрежет...
- Я иду... иду! - простонала Ханна, даже не планируя подниматься. Сознание услужливо подсовывало нужные фразы, не собираясь выпускать из плена сна. Звуки стали все агрессивнее. Судя по всему миссис Блек просто намеревалась раскурочить эту дверь и вытащить Ханну, чего бы ей это не стоило. Поняв, что от неё не отстанут, девушка разлепила глаза. О, теперь понятно почему все так затекло! Я уснула на диване, да ещё и в одежде. Что ж... не в первой. Эмм... откуда у меня кожаный диван?.. Солнце било в не занавешенное окно. Фу, почему так бензином воняет? Стук, а точнее скрежет послышался из-за окна. Девушка подняла голову и в ту же секунду с диком криком рухнула с сидения.
- Твою мать!!!
В окне маячил ходячий, очень хотевший пробраться внутрь машины. Ханна застонала, падая она ударилась локтем и тот начинал неметь. Чертыхаясь девушка перебралась на переднее сидение и посмотрела в зеркала. Ходячий был один. Прекрасно! Спасибо что разбудил, мудак ходячий. Тот уже успел переползти к водительскому месту и усердно скрёб окно, стараясь попасть внутрь.
- Извини приятель, попутчиков не беру, - Ханна достала нож и, опустив стекло, упокоила его.
Настроение было отвратительное, немилосердно болела голова, ныл локоть и ломило все тело. Девушка вылезла из машины и немного размялась. Солнце светило, но уже начинало клониться к закату. Это было плохо. Вчера, устав от ночного вождения она вырубилась с рассветом и долго проспала. Сказывалась усталость, голод, недосып и переживания. Про постоянный страх можно было и не говорить. Теперь необходимо было переждать ещё одну ночь. Конечно можно было бы опять ехать в темноте, но это огромный риск. Особенно в некогда жилых зонах, когда можно не заметить ходячего или человека. И ещё не известно кто страшнее. Ее дальнейший путь как раз пролегал через не большим городишки и посёлки.
Спрингфилд был одним из таких. Небольшим и давно покинутым. Поживиться здесь ничем особо не удалось. Пара бутылок воды, несколько пачек готовых завтраков, затвердевший шоколад и овощные консервы - вот и все находки. Правда Ханна подобрала себе новую майку и красную помаду. Последнюю взяла неизвестно зачем, скорее машинально. Не так много осталось женских радостей в этом мире. Можно было бы задержаться подольше и поискать получше, но девушка старалась не рисковать. Одной путешествовать опасно, приходится все время быть наготове и в движении.
Расположившись в салоне, она позавтракала шоколадом и хлопьями, запивая все водой. Быстро умылась и вновь отправилась в путь на так полюбившейся ей машине, ставшей настоящей находкой. Новенький Dodge Hharger красного цвета с полным комплектом наворотов. Особенно радовали климат контроль, усилитель руля и магнитола с парой флешек в бардачке. Ну разве не прелесть! Поставив допустимую громкость, она тронулась с места под звуки «Времен года» Вивальди. Впереди ее ждала военная база штата Вирджиния. Ее призрачная цель. О том, что там ждут лишь ходячие девушка предпочитала не думать. Как и об альтернативе. Если база будет разрушена остаётся только продолжить колесить по стране или пустить пулю в висок.

5 часов спустя...

Дорога заняла гораздо больше времени, чем она ожидала. Местами приходилось объезжать не большие заторы, сворачивая с пути и ища пути обхода. То и дело останавливаясь, чтобы свериться с картой. Сумерки опускались на землю. Настроение испортилось окончательно. Посмотрев в очередной раз на карту, девушка подсветила себе фонарем сверяясь с маршрутом. Ньюингтон... что ж, можно заночевать и здесь. Осталось найти местечко поспокойнее и продержаться до утра. Ханна начала себя успокаивать, а это был тревожный знак.
По дороге начинал стелился туман. "Сайлент Хилл блин! И без того жутко, ещё и это!" - ругалась она про себя. Снизив скорость до 20 километров в час, девушка почти прилипла к лобовому стеклу, стараясь рассмотреть дорогу. Но дальше пары метров ничего не видела. Интересно, я уже в городе? Вроде заборы виднеются... Указатель «Добро пожаловать в Ньюингтон» она проехала пару минут назад, но не заметила. Словно в молоке... Послышался глухой удар. Сукааа! Она резко дала задний ход. Опять удар. Дело начало принимать скверный оборот. Ни видно ни хрена. О нет... Из тумана, словно призраки начали выходить ходячие. Липкий ужас сковал ее. Ситуация была более чем хреновая. Машину медленно обступали, привлечённые звуками. Ханна закрыла глаза и сползла по сидению. Звездец... думай, Ханна, думай. Нужно выбираться из этой жопы. Можно открыть люк и попробовать перестрелять их с крыши. Нет... стрелять нельзя. Черт! Лучше ждать до утра. Туман рассеется и появится шанс уехать. Если их не соберётся слишком много. Жуткие скребущие звуки доносились с наружи. Сложно было сказать сколько их было. В любом случае больше, чем она могла упокоить за раз. Тем более ножом. Оставалось просто сидеть и надеяться, что ходячих будет не много и они не перевёрнут машину. А пока предстоит ночь, сопровождаемая хрипами и скрежетом о металл. "Если выберусь, найду себе Хаммер или что нибудь в этом роде. Оборудую его шипами и рамами, чтобы ни один мудак не сунулся" - раздраженно думала она.
Вдалеке послышался странный звук. Словно кто-то рассекал воздух... хлыстом? Или просто ветер. Ханна приподнялась в кресле. Ходячие с правой стороны переставали скрести машину, отвлекаясь на что-то другое. Или кого-то... Девушка переползла на пассажирское сидение и припала к стеклу, напрягая зрение. Неподалёку виднелся чёрный силуэт, к которому активно плелись ходячие. Силуэт делал странные движения, словно исполняясь танец. Или я свихнулась, что неудивительно, или там человек. И ему нужна помощь. Не смотря на зажегшийся в душе огонек надежды, девушка колебалась. Неизвестно кто это мог быть, но он помог ей. И все же стоит ли рисковать? А что дальше? Незнакомец прикончит ходячих и так или иначе доберётся до неё. Кажется женщина... да, точно! С мечом? Саблей? Ночь становится все интереснее. Женщинам доверия больше. Ханна решилась и, осмотревшись, открыла дверь машины, доставая нож. Стараясь держаться спиной машины, она схватила ближайшего ходячего и всадила в него орудие по рукоять. Мерзость. К такому нельзя привыкнуть. Оттолкнув его, она потянулась за следующему. Но тварюга почуяв ее обернулась и клацнула зубами рядом с лицом. Ханна облокотилась на машину и отпихнула ногой ходячего, упавшего ровно на лезвие сабли. Оружие скрылось и тут же пронзило его ещё раз, точно в голову. Всех положила? Да она мастер! Вот только что дальше? Девушка быстро выхватила Глок, снимая с предохранителя, но не поднимая пистолет. Тяжесть оружия придавала ей уверенности.
- Спасибо... за помощь. Кто ты?

+1

3

"Добро пожаловать в Ньюингтон", - гласила вдохновляющая надпись на старом щите с облупившейся местами краской. И милой припиской, сделанной неизвестным шутником: "Население живее всех живых, просьба запастись патронами".
И всё-таки с погодой повезло, несмотря на фактическую середину осени. Ни тебе проливных дождей, ни раннего снега. Скучно как-то, до преступного расслабляюще. Ещё по осеннему ласковое, солнце ярко освещало раскинувшиеся невдалеке домишки, ютившиеся на самой окраине Ньюингтона - некогда небольшого, почти сонного городишки сравнительно недалекого от Вашингтона. Вот она, пресловутая Американская мечта в комплектации "постапокалипсис v.2.0" - двухэтажный домик с гаражом, подъездной дорожкой и обязательным "звёздно-полосатым", подвылинявшей тряпкой, гордо болтающимся над полуразложившимся трупом. А за домом наверняка лужайка, с качелями, домиком на дереве и, возможно, небольшим бассейном. И всё это упаковано в премилый, местами покосившийся заборчик. Почти ещё белый, да. Отличный вариант, господин риелтор, приступим к оформлению бумаг.
Волшебным образом потяжелевший за день, рюкзак плюхнулся на влажный, местами потрескавшийся асфальт. Рыжеволосая странница, потянулась, блаженно прикрыв глаза, разминая затекшую спину и плечи. Несмотря на стоявшее ещё высоко солнце, она не скрывала своего намерения устроить небольшой привал, который в мыслях женщины уже давно трансформировался в куда более длительный отдых. Деньков так на пяток, не меньше. И хоть опасность надолго задерживаться в некогда населенном живыми, а теперь заполненном ходячими мертвецами городе была ей прекрасно известна, но разве подобная мелочь волновала Упырицу? Как и в прежние, мирные времена, она действовала в направлении банального потакания собственным прихотям. Правда раньше это выражалось несколько иначе, в покупке машины или пива, в курении и борьбе с этой пагубной привычкой.
Да и к чёрту, хватит стирать ноги и уподобляться этим тварям. Хочу отдых, посидеть у камина, если повезет, так и с бутылочкой дрянного местного пива, а после - спать. И если хоть одна скотина вмешается - ей же хуже. Или ему. Или ходячему, благо с этими проще всего.
Она прищурилась, задумчиво разглядывая открывавшийся ей вид. Пустынная улица с несколькими брошенными у обочины автомобилями, темные окна заброшенных домов, один из которых, четвертый от въезда, и облюбовала Шоу и, всего лишь пара-тройка ходячих, двое из которых давно перекочевали в разряд поползней. И ни одной, по настоящему живой души, красота.
Мягкие лямки опостылевшего, но столь необходимого ей рюкзака вновь скользнули на плечи. Привычным движением, быстро взведя арбалет, затерянная в полумертвых Штатах ирландка быстро двинулась вперед, беря на прицел ближайшего к ней ходячего. Мягко тренькнула тетива, свистнул арбалетный болт, стремительно сокращая расстояние между собой и целью. Миг, и жертва рыжеволосой осела на землю, уже без малейшего шанса на повторное воскрешение. Минус один, осталось двое. Более проворных, хоть и без ног.
Эх, Винс, всё хорошо в твоём арбалете, но пока перезарядишь - целый десяток секунд потеряешь, не меньше. И обленишься совершенно... Лакированное ложе арбалета сверкнуло в солнечных лучах, возвращаясь за спину Кассандры, пришла пора немного размяться. Тихо зашипела извлекаемая из ножен сталь, уже через полминуты набросившаяся на мертвеца.
Да, этот не из новеньких, - присвистнула мысленно женщина, разворачиваясь ко второй своей жертве. И ведь даже, что обидно, слишком легкой эта стычка выходила, не требующая демонстрации навыков владения саблей. Даже особых сил прикладывать не пришлось, ходячий поползень прогнил настолько, что его черепушка разлетелась как перезрелая, прогнившая тыква. А вот последний - с этим надо было повнимательнее.
Короткого взгляда хватило, чтобы понять - этот обратился сравнительно недавно, но раз уж не был упокоен конкретно, а стал ходячим, значит путешествовал в одиночку. И что же случилось с тобой, бедолага? Но действовать надо было быстро, его стоны могли привлечь других ходячих, а потому... вот тут Кассандра размахнулась по всем правилам, в несколько шагов сокращая расстояние до своего безногого визави и вкладывая всю силу в один единственный хлесткий удар.
И Даллахан, выкованная для ирландки сабля, названная в честь злобного духа из древних легенд её народа, не подвел. Раскроил голову мертвеца, хищно поблескивая сталью, проступающей сквозь кровь, гной и прочие мерзости.
- Покойся с миром, бедолага, - буркнула Шоу, быстро вытирая лезвие о потрепанную одежду упокоенного ходячего. - Бывай...
Клинок вернулся в ножны, а женщина, двинулась вдоль улицы, к облюбованному дому.
***
Пожалуй, следовало ожидать, что осень всё-таки вступит в свои права, подгадит немногим выжившим с погодой и... обломает зубы на ней, Кассандре Шоу, до появления ходячих, ведшей курс истории Раннего Средневековья в родном Дублине. Не на ту напала, как говорится, прежде ненавистная многим студентам UCD, Дублинского университетского колледжа, Шоу имела наглость махнуть рукой на холод и туман, царившие за чудом уцелевшим окном. Тот дом, который она выбрала порядка полутора суток назад, оказался отличным вложением небольших сил по его зачистке от обитавших внутри и бродивших в округе ходячих. С целыми окнами, надежным запором на дверях и камином. Проклятье, с чудесным камином, в котором можно было развести небольшой огонь и спасибо, матушка природа, за опустившийся на город густой туман.
Вот подле этого паршивца и расположилась Кэс, кинув на пол несколько матрасов и разогревая на слабом пламени найденную во время прогулки по городу банку тушенки. Горячий ужин - мечта одиночки, но удачливый (и в то же время рисковый) одиночка может позволить себе и кое что ещё. Лениво потянувшись, упырица вздохнула, разрываясь между желанием ещё немного поваляться в блаженном безделье и проснувшейся жаждой. Неплохо было промочить горло, а сегодняшняя вылазка в город обогатила Шоу не только запасом консервов (спасибо недавно откинувшемуся ходячему, в своё разумное время набравшему немало припасов, но обратившемуся до того, как успел их сожрать), но и запасом неплохого пива, пара бутылочек которого остужалась на улице.
Нет, всё-таки надо идти, заодно и подышать свежим воздухом, разведать обстановку.
Ей повезло, в этой части Ньюингтона ходячих было немного, подходившая к этой окраине дорога в прежние дни явно считалась второстепенной и потому наплывы выживших успели оттянуть на себя и к противоположной части города немало мертвецов, прежде сем иссякли. Скоростное шоссе, близость к столице и всё такое... но осторожность была превыше всего, а потому Кэс заставила себя покинуть тепло гостиной, вооруженная лишь саблей, без привычного арбалета, рюкзака и теплого черного плаща.
Прохладный вечерний воздух был наполнен сыростью, принесенной опустившимся туманом и, что сразу насторожило Кассандру, запахом гниющей плоти. Осторожно прикрыв за собой дверь, женщина медленно и, как можно тише, двинулась по асфальтированной дорожке вперед, планируя оглядеться да устранить угрозу, коли та невелика. Впрочем, ей можно было и не скрывать звук собственных шагов, тот растворился в рокоте двигателя, всё приближавшегося и... неожиданно заглохшего. Так вот, что приманило ходячих, кто-то решил заехать в гости. Рука невольно сжала обтянутую кожей рукоять. Ирландка замерла, прислушиваясь и выжидая.
Да, стоны, стоны и яростное желание добраться до скрывающихся в машине людей. Упырица поморщилась, гости ей были совершенно не нужны, доверять людям стало теперь не просто глупо, но ещё и дико опасно. Так может, оставить этих шумных идиотов на съедение ходячим? Сама-то Кэс уже давно передвигалась на своих двоих, так тише и быстрее, нет зависимости от топлива или дорог. Но этот шум, своими стонами мертвецы вполне могли приманить собратьев с более "оживленного" конца Ньюингтона, что создало бы для Шоу немало проблем.
- Проклятье, - недовольно выдохнула женщина, - еще мне дармоедов не хватало на шею посадить.
Однако выбор уже был сделан, между спасением шумных придурков и сотней (минимум) гниющих голов к утру, Кэс предпочла первых. Их всё равно потом можно прикончить, если совсем уж выведут из себя.
И правда - автомобиль, додж, кажется... хотя в машинах Шоу не особо разбиралась, особенно в сумерках и густом тумане, заглохший и осаждаемый ходячими. Пятью или шестью, точнее разобрать не выходило. Между ирландкой и нарушителями её спокойствия оставалось не более десятка метров, в ночном воздухе весьма многообещающе прошипела извлекаемая из ножен сабля.
И да, её услышали, хотя могли и почуять, поди пойми этих тварей. Первый паскуда отлип от заглохшей машины, разворачиваясь и направляясь к Кэс. За ним второй. Отлично, пусть подходят, а я разомнусь перед ужином.
Даллахан, казалось, ожил в руках Шоу. По крайней мере женщина ощущала себя куклой, попавшей в подчинение кого-то многоопытного, управлявшего её разумом и телом. Играючи уходя от протянутых к ней рук, Упырица легко совмещала рубящие и колючие удары, отдавая, впрочем, предпочтение первым. Она оттягивала ходячих на себя, медленно отступая назад и рубя, коля и вновь рубя. Выпад за выпадом, покуда против ней не осталось лишь трое мертвецов. Хищная улыбка скользнула по губам Шоу, резко сменившей направление движения, бросившейся вперед, в атаку. Выпад. Остро отточенный клинок легко рассек гниющую плоть, перерубил ключицу, отделил руку от не мертвого тела. Ещё шаг. Выпад. Готов. Дальше. Выживший? Девчонка? Плевать... уже двое. Выпад, укол. Выпад - острие сабли легко вошло в глазницу твари, добираясь до мозга. Шаг назад. Перевести дух, не спуская с незнакомки темных, еще горящих жаждой боя, глаз... стоп, незнакомки ли?
Упырица помедлила, опустила клинок к земле, игнорируя слова девчонки, но делая очередную заметку - акцент. Ей показалось или выжившая говорила с акцентом, при том хорошо знакомым? А это лицо. Профессиональная память, позволявшая когда-то легко запоминать лица и имена студентов, работала в полную силу, раз за разом подкидывая варианты. Не те. Всё не то. Колледж... нет... Дублин... нет. Кузины? Точно нет... А хотя, Колин переехал в Британию, встречался с девицей, та залетела. Ну, близко же... девица, не самая приятная по характеру, но почти семья. Приглашение, вечеринка...
- Серьезно?
Крайнее удивление проступило на бледном (попробуй загори, не снимая глубокого капюшона плаща) лице ирландки. Такое вообще возможно или это галлюцинация, игра воспаленного и уставшего от одиночества сознания?
- Шон? Ханна... Шон? - проклятый голос дрогнул, выдавая с головой бурю эмоций, налетевшую на Кэс. Шок, неверие, надежда, радость - эмоции сводили с ума и так хотелось оказаться правой, верно распознать в этой, усталой после долгих скитаний, женщине ту самую Хану. Не подругу, нет, но добрую знакомую, помогавшую скоротать немало вечеринок, устроенных идиоткой-невестой Колина.
- Это правда ты?

+1

4

Я верно сошла с ума... Кэс. Кассандра! Как такое возможно! Здесь! В Штатах, хрен знает в какой глуши и... ты?
Ханна неуверенно дернулась навстречу, но тут же застыла, жадно осматривая свою спасительницу. Поверить в такое было сложно. Легче предположить, что перед нею призрак. Очень реальный призрак нарисованный ее уставшим сознанием. Вот только призраки не владеют так мастерски саблей и не имеют такого знакомого голоса. Ханну словно выдернули из этой реальности и зашвырнули лет десять назад в прошлое. Туда, где нет ходячих, эпидемии, ужаса. В Лондонскую тусовку ее знакомой Бэтти и ее возлюбленного Колина. В их вечно гудящую квартиру на четвёртом этаже в старом районе города. Где можно танцевать до утра и сбегать с приездом полиции, под неодобрительное ворчание соседей. А можно засесть на всю ночь в тихий уголок с бутылочкой пива с интересным собеседником. Зачастую этим собеседником была Кэс. Рыжеволосая ирландка выделялась из толпы общих знакомых. И она нравилась Ханне. Девушка была умна, вежлива и обладала прекрасным свойством - слушать. Да что там, с ней даже молчать было комфортно. В отличие от той же Бэтти, которая съедала мозг своими монологами и бесконечными расспросами. А ещё Кассандра увлекалась реконструкцией и историей Средневековья, что давало пищу для разговоров и жарких споров. Не одну ночь они сидели вдвоём на балконе или кухне, иногда покуривая, но чаще с бутылкой пива или вина, обсуждая события прошлого. Изредка Ханна делилась с ней незначительными переживаниями на личном фронте, иногда они обсуждали исторические романы и события прошлого, а порой Кассандра рассказывала о реконструкциях и делилась фото с этих мероприятий. Разница в возрасте была небольшая и стены непонимания между ними не было. Они хорошо общались, хотя подругами так и не стали. Вскоре Бэтти родила и шумные вечеринки прекратились. Пару раз они встречались в пабе, но потом Ханна улетела в Америку и приятельских посиделок больше не было. Они остались друзьями на Фейсбуке, которых дежурно поздравляют с днём рождения и Рождеством, не забывая ставить лайки. Честно говоря, уйдя с головой в работу и разбираясь с неудачами в личной жизни, Ханна вообще упустила момент переезда Кассандры в Америку. Хотя что бы это дало? Девушка опять не нашла бы времени для встречи. И вот сейчас эта статная женщина стоит перед ней, окутываемая призрачным туманом, в американском городишке, посреди зомби апокалипсиса. Шутка ли? Насмешка? Разве так бывает?
- Шоу?! Ты... жива! - шумно выдохнула Ханна и, все же решившись, подошла к давней знакомой, заключая ее в крепкие объятия.
- Это просто чудо... я... - девушка отстранилась. Казалось губы треснут, разойдясь в широкой искренней улыбке. - Я так рада тебя видеть! Живой и невредимой!
Девушка всматривалась в лицо ирландки. Ещё тогда, при их первой встрече, она отметила, что в Кассандре чувствуется стать. Такие люди становятся год от года все интересен и ярче и вот прямое тому доказательство. Ни годы, ни ужас творящийся во круг не сделали Шоу дурнее. Она по-прежнему была хорошая - прямая осанка, бледная кожа, копна рыжих волос. Сама же Ханна ни когда не обладала яркой внешностью, а сейчас вообще больше походила на ходячую. С ума сойти! Неужели такое возможно?! Эмоции захлестывали ее, мысли метались испуганными птицами, даже дышать было тяжело. Из задворок сознания пробивалась мысль, о которой Ханна старалась не думать, дабы не тревожить свои чувства: Они живы. Они могут быть живы! А что если Англия и Старый свет нашли лекарства? Что если прислали сюда добровольцев для поисков выживших? А может и армию! Что если Сэм и родители... Хватит! Прекрати! Не сейчас. Нужно найти убежище и расспросить обо всем Кэс. Как бы там ни было, встретить ее здесь уже счастье.
- Спасибо, что не бросила. Я знаю как долго сейчас стоит такое доверие!
Ханна убрала пистолет в кобуру и вернулась к машине. Стараясь издавать как можно меньше шума, не хватало еще ходячих привлечь, хватит с них на сегодня, она достала рюкзак с вещами и закрыла тачку. На сигнализацию можно не ставить, вряд ли она кому-то понадобится - подумала про себя девушка и озадаченно провела рукой по лицу и волосам. Влажные... туман же! Вот погодка.
- Я так понимаю у тебя тут убежище неподалёку, не приютишь на ночь? - усмехнулась британка, поудобнее перехватывая рюкзак.- С меня скромный ужин, извини, я временно вегетарианка.

+1

5

Разочарование, лишь оно многие годы к ряду оставалось верно Кассандре Шоу, преподавателю, реконструктору и просто человеку с крайне тяжелым характером. Но кто бы мог подумать, что оное вдруг спасует, трусливо поджимая хвост и ретируясь в самые недра сознания, не заменяя иных, захвативших разум женщины чувств. Перед ирландкой и впрямь стояла Ханна Шон, словно весточка из мирного прошлого, самый настоящий луч надежды и полторы дозы антидепрессанта в одном усталом теле. А то, что её давняя знакомая не просто устала, но по настоящему измотана, Кэс видела даже в сумерках, среди сгущающегося тумана. Впрочем, на крепости объятий это не отразилось. Упырица всегда поражалась, откуда берется столько силы в этом, хрупком на первый взгляд, теле.
- Проклятье, Ханна, мне просто не верится! - рыжеволосая и не думала скрывать того восторга, что подмял под себя все прочие чувства. И более того, она сама поспешила крепко обнять давнюю знакомую, правда лишь одной рукой. От чего-то не хотелось даже случайно коснуться Шон саблей, лезвие которой обильно покрывали кровь, гной и мозговое вещество упокоенных недавно зомби.
- Боги, я уже и не надеялась увидеть знакомое лицо...
Лжешь, не признаешься самой себе, но лжешь. Ожидала, да только не её. Многое бы отдала, чтобы а месте девчонки стоял старина Винс, ведь так?
Заткнись, а... не порть момент.

Ставший уже привычным внутренний диалог, впрочем, не помешал ирландке чуть отстраниться, дабы жадно всмотреться в знакомые и, по нынешним временам, почти родные черты. И правда, Ханна уже долго была в пути. Никто, лишь покинув надежное убежище, не выглядит словно мертвец, которого Упырица всерьез вознамерилась реанимировать. И срочно. Вот только для этого, а также во избежание столкновений с подтянувшимися на шум ходячими, следовало прекратить пялиться на англичанку (она же из Англии, не из Уэльса или Шотландии?) как на чудом уцелевшую античную статую.
И заняться, наконец, делом, - ехидно подытожил внутренний голос, имевший подозрительно знакомые нотки, наводившие на мысли о профессоре Эмосе МакБрайде, гуру Кэс как в годы учёбы, так и в дальнейшем. И этот чертов голос был прав, заставляя женщину отмереть.
- Я, честно говоря, планировала иное, - пожала плечами ирландка, присаживаясь подле умерщвленного ею ходячего и старательно вытирая клинок об остатки его одежды. - Хотела махнуть рукой и не вмешиваться. Ты права, доверие сейчас стоит очень дорого и может выйти боком. Но, - дело было сделано, Кассандра выпрямилась и вернула клинок в кожаные ножны, - побоялась, что на шум заявится слишком много тварей. Тебе повезло, заглохни ты кварталах в трех-четырех отсюда, сам святой Патрик не помог бы.
Ещё совсем недавно душивший Упырицу восторг поутих, позволив ей мыслить чуть более рационально. И, что радовало особо, куда более взвешенные мысли прекрасно сочетались с надеждой, затеплившейся в душе Шоу. Ханна, если так посудить, могла изрядно выручить Кэс, хотя бы одним своим присутствием. Ирландка, конечно, привыкла к одиночеству, но редко контактировать с людьми - это одно, не видеть и не слышать их месяцами - совершенно иное, так недолго и с ума сойти, а бедолаг, свихнувшихся на этой почве, Кэс уже успела повидать за время своих странствий по восточному побережью мертвой страны. И просьба Шон лишь порадовала Кассандру, на какой-то миг испугавшуюся, что англичанка просто продолжит свой путь.
- Да не вопрос, я тут обосновалась неподалеку, даже почти с комфортом. Был бы кто другой, отказала бы, но тебя на улице оставить не могу, идём. Только молча, тихо и не отставай, не хочу привлечь ходячих.
Повезло, что Ханна уже была собрана и готова идти. Уже и до ночи было рукой подать, видимость, благодаря опустившейся на землю темноте и туману, сократилась настолько, что трудно было различить хоть что-то уже в десятке метров впереди. И то ли ещё будет. Кэс была уверена, этой ночью на улице действительно ни черта не будет видно, а для живых это означает одно - смерть.
- Идём, - тихо бросила Шоу, разворачиваясь и пускаясь в обратный путь. Благо можно было не бояться заплутать, да и нужный дом ей уж точно не миновать. Специально для такого случая Кэс лично отловила относительно не сгнившего ходячего и, упокоив его, аккуратно усадила тело у нужного забора. Теперь она точно не пройдёт мимо, любой другой выживший просто посчитает его очередным бесполезным трупом, разве что уже не опасным.

Видимо обе женщины родились под счастливой звездой. Устроенная ими возня не приманила новых ходячих или те ещё не успели добраться, позволяя миновать три заброшенных (и разведанных на предмет полезных находок, безрезультатно, разумеется) дома без происшествий. Вот и нужное Кэс тело, верный страж, несущий свою вахту без сна и отдыха.
- Вольно, Рэнфилд, я вернулась, - тихо фыркнула Упырица, потрепав мертвеца по плешивой голове. После чего развернулась, с облегчением отмечая, что Ханна по прежнему рядом и не растворилась в тумане, словно призрак.
- Ну, добро пожаловать в мой скромный склеп. Иди вперед, дверь не заперта. Сразу проходи внутрь и через пару шагов - налево, проем занавешен. Я за тобой, запру дверь.
Говорить приходилось негромко. Туман сгустился настолько, что Шоу понятия не имела, есть ли по близости ходячие, которые могут её услышать. Но и Ханна была не глухой, а потому, выждав немного и не забывая настороженно вглядываться в завесу из тьмы и белесой пелены, Кэс двинулась к дому. Повозившись у крыльца, проскользнула внутрь, на ощупь находя задвижку, а после и защелкивая замок. И, лишь удостоверившись, что дверь заперта, прошла дальше. Рука скользнула по стеганому покрывалу, надежно закрывавшему вход в гостиную, единственную обжитую Упырицей комнату, после чего пришлось сощуриться, привыкая к неяркому свету, исходящему от пламени, пляшущего в камине.
- Дом, милый дом, - усмехнулась Шоу, проходя к кинутым на пол матрасам и ставя на них небольшую корзинку, с такими в былые времена ходили на пикники. - А ужин всё-таки с меня, с тебя - рассказ.
Она слегка покачала корзинку, позволив содержимому призывно звякнуть, после чего бросила на подругу (почему бы и нет, учитывая обстоятельства в частности и нелюдимый характер Шоу в целом) хитрый взгляд.
- Для вегетарианцев есть бобы, для передумавших - тушенка или рыбные консервы. А для самых храбрых - холодное пиво...

+1

6

Надежда. Ханна не любила это слово. Надежды не всегда оправдываются, но без них ни как. «Будем наедятся он поправится.» «Надеемся что все пройдёт благополучно.» «Надеюсь мы ещё увидимся.» «Надеюсь ты передумаешь.» и ещё тысячи таких «надеюсь». Но сейчас это было нечто иное. Надежда, что ещё не все кончено, вспыхнула в душе девушки как факел. От их искренних диалогов и нескрываемой радости, на душе становилось тепло. Эта встреча, сама Кэс, словно маяк для одинокого судна в темном холодном океане. Так бывает лишь в книгах или фильмах. Но оказывается жизнь подкидывает истории по круче экранных сюжетов. Кассандра стремительно уходила в туман и Ханна поспешила за ней, то и дело оглядываясь и прислушиваясь. Но все было тихо, не считая шороха от шагов идущей впереди ирландки и мерного постукивания ветки о стекло скрытого в тумане дома. Девушка обернулась к машине. Утром приду, не скучай. Общаться с машинами или ходячими было не совсем нормально, но с кем еще общаться? Иначе можно свихнуться от одиночества. А что до нормальности... да кто сейчас в трезвом уме и твёрдой памяти? Военные гибнут, менеджеры выживают. Врачи становятся убийцами, а преступники хозяевами положения. Хорошие люди делают плохие поступки, оправдываясь желанием выжить. А судьи кто? Их нет. Это время изменило всех. На счастье Ханны, ее знакомая оставалась верна себе, насколько это было возможно, и даже своего специфичного чувства юмора не потеряла. Надо же... умно, оставить останки ходячего перед домом. Пройдёшь мимо и не заметишь, а то и будешь бежать куда подальше. Как знать, кто зачищал эту местность. Кивнув Шоу, и оставив ее заниматься обеспечением безопасности, девушка толкнула дверь в дом. Типичный американский дом, в котором проживала типичная американская семья. С момента апокалипсиса и поиска убежищ, Ханна начала подмечать, насколько американцы старались жить одинаково. Дом, гараж, лужайка для барбекю и поливалка для газона. Сейчас уже все равно, главное чтобы крыша была и четыре стены, а газон не важен. Не с ходячими же сосиски жарить.
Девушка прошла в комнату и устало улыбнулась. Камин... тепло. Почти как дома. Дома... Услышав сзади шаги она обернулась:
- Кэс, ты мой персональный Санта-Клаус! Пришла откуда не ждали, а теперь ещё и дом с камином. Если на ужин будут печеньки с молоком, то я просто в сказку попала!
Скинув в угол рюкзак она с удовлетворением плюхнулась на постеленный на полу матрас и стащила с себя куртку. Кассандра занялась приготовлением ужина, путем предложения консервов и о, чудо! Пиво!
- Для вегетарианцев есть бобы, для передумавших — тушенка или рыбные консервы. А для самых храбрых — холодное пиво...
- Хотя нет, беру слова назад. Ты Святой Патрик! - усмехнулась Ханна, беря предложенную прохладную бутылку.
Я тут подумала... знаешь, вегетарианство не мое, - девушка тихонько рассмеялась и взялась открывать банку тушенки. - Правда когда я останусь без мясных консерв, напомни мне, как я была не права. Ну, за тебя!
Она стукнулась с Кэс бутылками и отхлебнула. Ханна всегда пила мало. Ей не много было нужно, чтобы дойти до состояния эйфории. А после апокалипсиса она вообще не употребляла алкоголь - это была первая бутылка за последние два года. Ей хотелось расслабиться. Почувствовать себя защищённой, поспать в тепле, нормально поесть, выпить и выговорится. А Шоу как раз просила о чем-то подобном. Потягивая холодное пиво и заедая его тушеным мясом, Ханна быстро разомлела. На бледных щеках заиграл румянец, в глазах появился блеск и она перестала дергаться, прислушиваясь к тому, что твориться снаружи. Мы словно утонули в этом тумане. И нас ни кто не найдёт. Этой ночью точно. В дальше будет видно.
- Сегодняшняя ночь мне напоминает Лондон, - протянула девушка, - Знаешь... я верю... хочу верить, что там сейчас не так. Что туманы по-прежнему бесят жителей, а не скрывают мертвецов. Бррр... это вдвойне жутко.
Она отхлебнула ещё. Глоток вышел слишком большим и Ханна закашляла. Чтобы звук был тише пришлось давиться в руку. Наконец успокоившись, она собралась и начала:
- Если опустить все подробности личной жизни и серых будней, то все началось так...
Ханна уставилась невидящим взглядом на огонь в камине, оказавшись в мыслях далеко отсюда.
- Слухи об этой эпидемии среди врачей распространились быстро. От гражданских скрывали, боясь паники. Нам тоже сказали не сразу. Да и когда сказали мы не были готовы. Ещё пару дней назад звонки об оживших мертвецах из Нью-Йорка и Флориды, а сегодня труп восстал в морге. Мы не верили. Сама понимаешь, мы видели смерть и что становится с человеком. Ничего. Просто тело. Я видела мозг живого и не живого. И поверить в то, что не живой встанет и пойдёт - за гранью понимания. Но этот день настал и в нашем госпитале. Санитар успел выбежать и закрыть дверь. Вызвали охрану и сообщили в департамент, как об экстренной ситуации. Военные прибыли быстро.
Ханна машинально отхлебнула ещё пива.
- В ту ночь я дежурила. Прибывшие зачистили морг, а затем согнали туда врачей и патологоанатомов, чтобы мы дали заключение, не было ли ошибки и все трупы были уже мертвы. И да, они были мертвы. Ещё до того как им пристрелили голову. Они уже умерли. Вот тогда мне стало по настоящему страшно. А дальше все было как, - она нервно хихикнула, - в тумане. Нас подрулили в машины и увезли. Потом я слышала, что во многих городах делали тотальные зачистки, не разбирали, кто заражён, кто нет. Но нам повезло. Нас увезли в лагерь на севере Вашингтона. Там раньше был тренировочный лагерь для пехотинцев, а после разбили центр для выживших. Много военных, врачей, были конгрессмены и сенаторы, да и других гражданских полно. Хорошо укреплённое место, с куче еды и оружия. И так бездарно все просрали... Это я поняла уже потом. А тогда, как и все, думала что это временно. И пользовалась оставшимися благами, словно завтра нас придут и заберут оттуда, вернут в привычный мир. Словно ничего не было.  Мы продержались около года. Припасы стремительно таяли, общество рассорилось, начался раздел власти. Вскоре из города пришло огромное стадо ходячих. Точнее сначала стадо было не таким большим, но начали их обстреливать и на звук и огонь потянулись другие, и другие, и другие... И в итоге они прорвались. Я бежала чудом. Парень одной из медсестёр достал машину и мы вырвались через обходные пути. Нас было пятеро: я, медсестры Эмили и Кристен и двое военных - рядовой Джордж и сержант Майк. Последний немного тронулся умом и направил нас в ЦКЗ, чуть ли не под угрозой расстрела. Он решил, раз я нейрохирург, то могу найти лекарство от этого. Словно ученые уже не пытались это сделать. Конечно по последним слухам там ещё оставались те, кто ищет лекарство, но связь с ними пропала ещё до падения нашего лагеря. Впрочем, как и с остальным миром. Хотя я не знаю точно. Может нам врали, может нет. Позвонить и выяснить как там, в остальном мире, мы не могли.
Ханна закрыла глаза и легла на матрас, сжимая полупустую бутылку пива.
- И мы поехали туда. Хренову тучу времени потратили. Столько опасностей избежали. А поездка вышла, как ты понимаешь, напрасной. Не знаю что там произошло, но все то было уничтожено и толпы ходячих вокруг.  Повезло что мы нашли вышку и увидели все это в бинокль, а не сунулись прямо в лапы к этим уродам. Майк окончательно слетел с катушек и пустил пулю себе в висок. Особого плана у нас не было и мы решили вернуться в Вашингтон. Попробовать поискать другие группы выживших. Может кто из лагеря или госпиталя тоже спасся и обосновался рядом. Но нам не везло, попадались или безумцы или отморозки. И вот два месяца назад я осталась одна.
Она так сильно сжала бутылку, что побелели костяшки пальцев. Это время было вспоминать труднее всего. Ханна тяжело вздохнула. Кэс было отличным слушателем. Всегда. Спокойно ждала, пока собеседник подберёт нужные слова или найдёт в себе силы продолжать рассказ.
- Эмили укусили во время вылазки. Мы ходили по двое и тогда я была с ней. Плохо зачистили помещение, не заметили продавца под прилавком. Тогда я впервые убила человека. И хотя мы обе понимали, что ее не спасти и она просила облегчить страдания... Все же она была жива и в сознании. Нас осталось трое. Жили в пригороде Вашингтона. Почти на окраине в одном из домов. Зачистили периметр, дежурили, ходила на вылазки. Просто выживали. Кристен и Джордж даже сыграли импровизированную свадьбу, - Ханна улыбалась, не замечая что лицо уже мокрое от слез. - А потом на нас наткнулась банда мародеров. Джо был на дежурстве и предупредил нас, заставив бежать. Отбиться бы мы не смогли, а что сделают с двумя девушками ты сама понимаешь. Он вызвал огонь на себя и мы смогли сбежать. Правда ушли не далеко. Крис захотела вернуться, хоть я и говорила, что это опасно. Но она не прослушала и ушла одна ночью, пока я спала. Утром я пошла за ней. Но нашла лишь труп Джо. Бедному парню пришлось не сладко в последние часы его жизни... Я похоронила его и, подождав несколько часов, ушла. Больше мне там делать было не чего. Я написала Крис записку, где буду находиться первое время. Две недели я жила в городке рядом. Но, не дождавшись ее и не встретив ни кого из живых, решила уйти. Я вспомнила как Майк рассказывал о военной базе в Вирджинии. Самой крупной в штате. Там тоже был центр по спасению. Вот я и решила идти туда. Честно говоря не знаю на что надеюсь. Возможно что там ещё есть люди.
Она села на матрасе скрестив ноги по-турецки.
- До сегодняшней ночи я даже не имела права надеяться хоть на что-то. Но ты, Кэс, ты... мое персональное чудо! Даже путеводная звезда, как тебе больше нравится. Теперь твоя очередь. Расскажи, как ты оказалась в Штатах? Как пережила весь этот ужас? Куда держишь путь?
Ханна с надеждой посмотрела на ирландку.
- Может ты что нибудь знаешь об Англии? О другом мире?

Отредактировано Hannah Shon (2018-04-30 17:06:38)

+1

7

Приятно было вдруг осознать, что не всё в этом мире изменилось в худшую сторону. По крайней мере Ханна осталась именно такой, какой её и помнила Шоу, сообразительной, приятной и в общении, и на уровне бессознательного восприятия. Хоть какая-то стабильность среди толп ходячих мертвецов, о самой возможности существования которых и подумать всерьез не могли каких-то два года назад. Среди всеобщей (среди выживших, разумеется) озлобленности и массовой деградации, в период, когда темные, низменные желания и грязные мыслишки цветут махровым цветом. Но это, кажется, никак не относилось к англичанке, сумевшей пронести через тот ад, что ей довелось пережить, именно те черты, что позволяли обычно нелюдимой Кассандре не просто чувствовать себя комфортно в чужом присутствии, но и искать её компании. В прошлом, разумеется. Но и теперь Кэс искренне наслаждалась компанией Шон. И слушала её рассказ, местами более напоминавший исповедь, молча, не перебивая. Для слов сочувствия и вежливых ахов больше нет места, история человечества вновь понеслась по наклонной, погружаясь в суровую эпоху, нового (в понимании Упырицы) Темного Средневековья. И, чёрт побери, именно теперь Кассандра чувствовала себя по настоящему комфортно. Почти...
- И вновь я поражаюсь твоей выдержке, хотя и раньше, ещё в Лондоне её замечала. Но тогда ты стоически терпела общество Бэтти, а теперь - творящийся вокруг кошмар, - с этими словами, Шоу отсалютовала собственной, успевшей наполовину опустеть, бутылкой. Да, она искренне восхищалась своей давней знакомой и не считала нужным это скрывать.
Консервный нож легко пробил крышку подогретой на огне банки с тушенкой, Кэс вдруг почувствовала, что для собственной исповеди ей понадобится немало сил. И дело было не в недоверии к Ханне, но в привычке ни с кем не делиться событиями, происходившими в её жизни. Это давно превратилось в некий запрет, потому и идти против оного было непросто. Благо под рукой оказалось пиво, хоть немного, но позволявшее расслабиться.
- Искренность за искренность, да? - задумчиво протянула ирландка, поудобнее усаживаясь на втором матрасе и отправляя в рот немного мяса. Помолчала с минуту, отхлебнула пива и кивнула, словно бы принимая условия, но при этом осознавая, что этот шаг более чем добровольный.
- Начну сразу с самого грустного, о Старом Свете я надеялась узнать от тебя, всё слишком быстро закрутилась и я не смогла найти ни малейшей возможности, чтобы связаться с семьей. - Эти слова дались Кассандре не так уж легко, несмотря на замкнутость, к своей семье она питала самые теплые чувства, хоть и не имела привычки демонстрировать подобное кому либо.  - Прости, что не смогла тебя обрадовать.
Женщина приговорила, наконец, своё пиво и потянулась за второй бутылкой. Радовало одно, её "суперспособность" поглощать солидное количество алкоголя, пьянея при этом очень медленно, сумела пережить наступивший апокалипсис. 
- Но, теперь с самого начала, - невесело хмыкнула она, устремляя взгляд в огонь. - Я прилетела в Штаты где-то за неделю до начавшегося по всей стране хаоса. Забавно, столько лет прожила спокойно, смирившись с вынужденным одиночеством. Лет семь наслаждалась миром и отсутствием в доме лишнего едока, махнула рукой на всё и... за пол года до приезда сюда возобновила общение со старым другом. Хотя, друзьями мы не были, виделись пару раз на реконструкторских мероприятиях и в колледже, не более. Но, ответив на его сообщение на фейсбуке, уже не смогла остановиться. И через пол года переписки приняла его приглашение погостить недельку-другую в США. Изголодалась по чужому вниманию, будь оно неладно. Так вот, мало того, что при выходе из здания аэропорта, уже в Ричмонде, меня встретили не с цветами, а с саблей, - Кэс усмехнулась, любовно погладив лежащее рядом оружие, - выкованной им собственноручно, так еще и подарили неделю экскурсий по городу и окрестностям. А потом, началось.
Шоу невольно хмурилась, но уже не замолкала, дабы подобрать слова. Пожалуй, она впервые открывала душу кому-то, но становилось от этого удивительно легко.
- Винсент ворвался ко мне в номер отеля в дикую рань, но он явно был встревожен. Не то что убедил, буквально заставил меня собрать вещи и пойти за ним. Его машина уже была припаркована неподалеку, но добраться до неё оказалось непросто. Вокруг царила паника, люди попросту не понимали, что происходит, а потом мы увидели войска. Чёрт, я сначала подумала про террористов или даже объявление войны, кто ж тогда знал, что реальность куда страшнее окажется. Так вот, Винс вывез меня из города, ходячих я тогда не увидела и за это ему особо благодарна, я прожила в старом мире, где мертвые не оживают, на несколько дней дольше. Сама понимаешь, разговоры и слухи - одно, увидеть их воочию - совсем иное. Мы вовремя уехали из Ричмонда, до пика паники и массового бегства людей, дороги еще не были сильно запружены. Винсент отвез меня на отдаленную ферму, его то ли приятелей, то ли дальних родственников, я не совсем поняла. Там были и другие беженцы, человек около двадцати, наверно, они то и стали костяком нашей общины. Несколько дне спустя, Винс сделал первую вылазку и, ты же понимаешь, я напросилась с ним. Дерьмовое зрелище, самая агония старого мира, уже толпы ходячих, испуганные люди в заторах на дорогах, попадающие прямиком им в зубы. Страх, вспышки насилия... но больше всего меня потрясли брошенные домашние любимцы, их мне было особенно жалко. Но и припасов было немало, на ферму мы вернулись не с пустыми руками. И так - каждые несколько дней, две недели к ряду. Отличные две недели. А потом - он пропал, чертов перестраховщик, решивший, что меня в облюбованный им район брать было опасно. Я же продолжала обитать на этой ферме, надеяться на возвращение Винса и дивиться, как быстро проходит у людей страх и падает дисциплина. Уже через пол года они были спокойны и не боялись толпы ходячих, а в начале этого года запахло жареным. Они посчитали себя достаточно сильной общиной, стали принимать в свои ряды одиночек, позиционировали себя как перевалочный пункт. И получили. Только я собрала вещи, оставила Винсенту послание и ушла, слишком мне не по себе стало. Как выяснилось позднее - вовремя слиняла, ходячие добрались до них. Потом не было ничего интересного, я сама превратилась в чертову одиночку, доверяла лишь себе и медленно, на своих двоих, двигалась на север. Но, видимо вовремя тебя встретила, я держала путь к Вашингтону, слышала, что там есть укрепленный лагерь. Как оказалось, был.
Отвыкшая от долгих монологов, Кассандра замолчала, молча приговаривая вторую бутылку пива. Пожалуй, прежде ей не доводилось столь откровенно рассказывать о себе, своём прошлом и переживаниях, даже Ханне, которой она в принципе доверяла. Но не зря же психологи когда-то советовали не держать всё в себе, от подобного рассказа и правда стало легче, но и навалилась подзабытая из-за постоянного напряжения, умственного и физического, глухая тоска.
- Не знаю, на что я надеялась, когда летела в Штаты, но угодить в охваченную эпидемией восставших трупов страну, я точно не планировала. Поделом, нечего верить в мистические чудеса, надо смотреть на жизнь реально. И этот взгляд, как я надеюсь более рациональный, убедил меня задержаться здесь на несколько дней, восстановить силы. Потом - не знаю, продолжу двигаться на север страны, обогну Вашингтон. Я ведь не просто так искала военные базы, я хотела попробовать выйти на связь. Должно же быть оборудование, позволяющее связаться с другими странами, есть ведь ещё выжившие, наверняка! Но эпидемия наверняка поразила и их, иначе нам бы либо пришли на помощь, либо зачистили бы континент, сбросив те же ядерные заряды.

+1

8


Она не знает. Ну а что ты ожидала? Рассказов о том, что там все хорошо, а ее ирландской крови захотелось приключений? Что весь мир смотрит за нами как в реалити-шоу? Бред. То, что твоя старая знакомая жива и находится рядом, уже огромный подарок Судьбы. Кассандра не тот человек, который предает из-за мимолетный выгоды или ради собственных интересов. А ты? Ты сама? После всего произошедшего, ответь себе честно: ты сделаешь все, чтобы сохранить не только свою, но и ее жизнь? Вернуть ей долг и, если понадобится, отдать свою жизнь взамен? Ханна продолжала слушать откровения Кассандры, внимая каждому слову. Да уж... стремление к личной жизни до хорошего не доводит. Или развод или зомби апокалипсис. Но Кэс реально вляпалась. Да кто бы знал, что такое случится... И возможно ее друг еще жив. После нашей встречи я уже во многое готова поверить. Что если помочь ей в поисках? Если она захочет, конечно.
Ночь полностью взяла в свои владения эту часть мира. И хотя часов у Ханны не было, не сложно было догадаться, что сумерки давно сменили место темноте. Биологические часы работали не хуже, и девушку начинало клонить в сон. Хотя засыпать сейчас совершенно не хотелось. Столько еще хочется услышать, обсудить, поговорить с нормальным живым человеком. Ведь ночь откровений - любимая забава стремящихся узнать друг друга получше людей или возможность выговорится первому встречному. В том мире это было сложнее. На утро можно было начать переживать, не ляпнул ли чего лишнего или не тому человеку. В новой реальности такой проблемы не было. Ханна и Кэс облегчили души, сняв с них определённый камень и ещё раз пережив свои переживания и тревоги. Уже ничего не будет как раньше. И эта ночь не станет особенной, просто сблизит их. Ведь доверие, одно из тех качеств, что сейчас ценится. Когда вместо валюты патроны и медикаменты, слово начинает приобретать вес. Хотя бы среди хороших людей. А вот что будет дальше, когда закончится оружие и выйдет срок у антибиотиков? Они откатились в цивилизации лет на 100-200 назад. И смогут ли они восстановится? Ответа на этот вопрос не дал бы ни кто.
Шон уже достаточно захмелела и прониклась рассказом Кэс, собираясь продолжить повествование о своей жизни до апокалипсиса, но слова Кассандры вернул ее в нужное русло. Более того, услышав, что она имеет схожую цель, Ханна даже немного протрезвела.
- У меня возникали мысли, что нас могут стереть с лица земли, но, - она начала загибать пальцы, - первое - это огромный удар по природе и экологии. Если остальной мир выжил, то им такой проблемы не надо. Второе - они могут проводить испытания. Возможно им нужны образцы и они прилетают за ними. Сэм играл в одну игру, там было так же, зомби и все такое. Так в игре была поражена определённая область, ее отгородили от остального мира и люди выживали как могли. Правда им сбрасывали посылки с необходимым... Но ведь возможно и у нас так. Просто мы ничего не находили. А оставаться долго в зоне поражения они боятся.
Девушка потянулась было ко второй бутылке, но передумала. Не хватало ещё с похмельем здесь валяться.
- Я дозвонилась Сэму в тот день... Он сказал, что у них все относительно спокойно. Мол да, ходят слухи об эпидемии, но до них не дошло, - она тяжело вздохнула. - И написала маме смс, о том, что творится у нас. Хотела подготовить их. И в ответ получила: «За нас не беспокойся. Все будет хорошо.»
Девушка взволнованно пригладила волосы и посмотрела на Кассандру, словно доверяя ей сокровенную тайну. Да так оно и было, ни кому из прошлой группы Ханна не доверяла своих мыслей и соображений. Сейчас она винила себя за это, что просто плыла по течению, позволяя другим решать за себя. Ведь прояви она инициативу, все могло быть по другому.
- Я думаю Сэм врал мне, чтобы успокоить. А мама... она не любит тревожить по пустякам. И все же, благодаря этому звонку у меня есть надежда, что Старый Свет выстоял и оказался более подготовленным. Возможно первый удар пришёлся на нас. И, отрезав нас от остальных, они локализовали очаг. Но найти подтверждение своей теории я найти не могла. И вот появляешься ты, с отличной идеей! Мы просто обязаны найти ту базу. И пусть там будет хоть сотня ходячих, мы ее зачистим и найдём способ связаться с остальными. А если нет, то найдём ещё базу. Кэс, спасибо тебе. За спасение, за убежище, за эту надежду, за все! Я не знаю зачем я выжила в этом мире, но знаю, что теперь я не одна. И теперь мы можем узнать правду: везде ли прошёлся этот ужас или ещё остались страны, способные сопротивляться. И мне очень хочется верить во второй вариант.
Ханна растянулась на матрасе, подложив под голову руку и укрываясь курткой. Тяжёлый день, стресс и даже положительные эмоции, которых не было очень давно, давали о себе знать - ей нещадно хотелось спать. Но просто вырубиться было бы совсем не вежливо по отношению к Кэс. Да и нужно было понять, кто будет дежурить первым. И потом, если Шоу так же устала, что вполне вероятно, Ханна может постоять на посту. Жить на пределе своих возможностей теперь умеют все - иначе бы они не были живы.
- Я так понимаю, ты хорошо зачистила район и поживиться тут особо нечем? У меня припасов хватит на пару-тройку дней. Как думаешь, стоит сходить на вылазку чуть дальше или постараемся растянуть то что есть? Жаль я карту в машине забыла, с утра схожу за ней. До военный базы тут рукой подать - на машине пару часов. Надеюсь заторов не будет, здесь их меньше, чем возле Вашингтона и нам может повезти.

+1

9

А ведь в словах Ханны была определенная логика, не слишком радующая с одной стороны, но позволяющая всё-таки поверить в лучшее. Например в то, что каким бы плачевным не было положение ядерных держав, но ни одна из них не решилась на применение атомного оружия. Если люди думают о последствиях (конечно, если есть кому о них думать), значит не всё ещё потеряно.
- Я бы многое отдала, чтобы твоё предположение оказалось правдой и мы были бы просто обитателями карантинной зоны. Это внушало бы нам определенные надежды на более светлое будущее, чем в случае, если мы действительно предоставлены сами себе и помощи ждать неоткуда, - задумчиво хмыкнула Кэс, потягиваясь. Час был уже поздним, но в отличие от своей гостьи, ирландка чувствовала прилив бодрости, вызванный как недавней прогулкой, так и относительно спокойными последними днями. - Но знаешь, возможно мои слова покажутся тебе лишь жалкой попыткой внести хоть какое-то успокоение, но я верю, что в Европе немало уцелевших. Видишь ли, об этом я сужу с позиции историка и не могу пройти мимо того факта, что в отличии от Штатов, нации без уходящих далеко в глубь веков корней, в Старом Свете всё иначе. У наших народов за плечами многие века так называемого Тёмного Средневековья. После распада Западной Римской Империи мы учились выживать в воцарившемся на многие сотни лет хаосе, когда единственная надежда была на силу и крепкие стены. Чёрт побери, именно привычка ютиться подле крепостных стен, всегда быть готовым к длительной осаде и схватке не на жизнь, а на смерть, позволила нашим предкам выжить.
И вновь, как и в прошлой жизни, Кассандра попала в свою стихию. Испытывая воистину безумную любовь к преподаваемому ей предмету, женщина попросту не могла усидеть на месте. Эмоции, переполнявшие Шоу, заставили её вскочить на ноги и заметаться по полутемной гостиной. Благо ей хватило ума не повышать голоса, но остальное...
- Что из себя представляют американцы, Ханна? О, это дикая смесь всевозможных национальностей, религий и культур. И, дорогая моя, ты наверняка знаешь, что их объединяет! - женщина замерла, наставив на подругу палец и продолжая говорить четко, но не обвиняя, а словно разъясняя некий непонятный вопрос заполненной студентами аудитории. - Их объединяет пресловутая "Американская мечта", стремление к лучшему не смотря ни на что. Все эти люди, как и их предки, в какой-то степени авантюристы и, хоть это не так уж плохо, но в нынешних условиях является огромным риском. Мечтая о лучшем, они могут забыть о насущном, стремясь вверх - не укрепляют лестницы и защитные валы. Они готовы на безрассудные поступки, не всегда признают авторитеты и, помилуйте их Боги, не знают, что такое - лишиться благ цивилизации. Случись подобное в тридцатых годах прошлого века, те люди выжили бы. Они пережили крах биржи и Великую Депрессию, полностью заслужили называться "великим поколением", но ушли в небытие.
С каждым, произнесенным ею словом, Кэс всё сильнее оживала. Глаза воинственно сверкали, волосы растрепались, но в голосе звенела сталь уверенности в собственной правоте.
- Нынешним обитателям Штатов придется несладко, ведь у них в крови, на уровне генетической памяти, попросту нет уверенности в том же оружии ближнего боя. В их истории нет закованной в сталь рыцарской пехоты, нет и простого ополчения, что могло постоять за себя уже не с вилами, но с копьями в руках. У них нет того самого "сена - соломы", нет щитов и мечей, дубин и шестоперов. История, Ханна, сама история на нашей стороне! Это всё у нас в крови!
И в тот момент Шоу не просто стремилась поддержать англичанку, она сама верила в то, что говорила. И уже исходя из этого бралась за озвученный Шон план на ближайшее будущее. Куда спокойнее и даже заставив себя вновь сесть на покинутый недавно матрас.
- Перво-наперво, ты как следует отдохнешь и наберешься сил. Вдвоем зачистить базу, кишащую ходячими, будет не так-то просто, но вполне реально, если подойти к делу с умом. Что касается запасов - я их немного пополнила, поближе познакомившись с районом. Этого хватит на некоторое время, так что голова должна болеть о другом. О нашем плане. Я не просто так сказала, что тебе повезло заглохнуть в этом районе, соваться вглубь города - форменное самоубийство и я тебя на такое не подпишу. Там сотни ходячих и я молюсь лишь об одном - не привлечь их внимание. Так что предлагаю завтра выдвинуться на разведку, правда придется поворачивать, дабы не углубляться в город. Никакого шума в жилых кварталах, ок? Должна быть объездная дорога, которая выведет нас к базе. На месте же сориентируемся и составим план дальнейших действий, хорошо?
Уж точно не сейчас, Ханна выглядела слишком замученной, ей нужен был сон и плотный завтрак.
- А теперь - спи, - не допускающим возражения голосом скомандовала ирландка. - Я не так вымотана, как ты и буду дежурить. Вздремну в дороге, тебе же рулить.

+1

10

Слушая как все больше распалялась ирландка, Ханна лишь усмехнулась. И пусть весь мир катится к чертям, но мы с тобой узнаем правду! Девушка отсалютовала Шоу:
- Кэс, если когда нибудь будешь баллотироваться в президенты знай - мой голос за тебя. Я даже не знала, что у тебя такой ораторский талант!
Сон уже нещадно давил на Ханну. Веки тяжелели и отказывались подниматься. И пусть бы здесь была толпа ходячих, ей все равно безумно хотелось спать. Последние слова Кэс она уже слушала в пол уха.
- А теперь - спи. Я не так вымотана, как ты и буду дежурить. Вздремну в дороге, тебе же рулить.
- Есть, мэм! - пробормотала Ханна зарываясь носом в матрас. Храни тебя Святой Патрик! С этой мыслью она провалилась в сон.

Туман был везде. Влажный, тягучий, он проникал в легкие мешая нормально дышать. Что за черт? Мы же в доме, какого хрена?.. Ханна привычным движением попыталась открыть кобуру, но нащупала лишь ткань. Она удивленно осмотрела себя. Светло-зелёная пижама медсестры и длинные темные волосы заплетенные в косы. Так она выглядела при поступлении в Лондонский университет королевы Марии, лет в 18. Ханна судорожно огляделась. Мостовая... Что там впереди?.. Она напрягла зрение. Тауэр? Лондон? Но... как? Сзади послышались шаги и легкая, почти невесомая ладонь легла на ее плечо.
- Ханна, милая...
Девушка похолодела. Это голос она узнает из тысячи.
- М...м...мама?
- Все хорошо, родная. Все будет хорошо.
Шон попыталась повернуться, но какая-то сила не давала это сделать.
- Не оборачивайся, там нет пути. Иди вперёд.
Она рассеянно кивнула. Рука погладила ее по плечу и отпустила. Мама прошла мимо. Ровная осанка, модная укладка и едва заметный шлейф Диор. Мамины любимые. Только сейчас Ханна заметила, что мимо неё проходят люди. Они все идут вперёд, в туман. Лиц не разглядеть, но Ханна угадывала в них многих знакомых, соседей, коллег...
От раздумий ее отвлёк поцелуй в висок. Папа...
- Не бойся, малышка. Ничего и ни когда.
- Пап...я...ты...что все это значит? - голос дрожал, почти срываясь на крик. Ей было страшно, жутко и тоскливо.
- Не оборачивайся. Только вперёд.
Он прошёл мимо. Уходя вслед за мамой. Вот и его военная форма растаяла в тумане. Холод пронизывал до костей. Пытаясь согреться она начала растирать себя руками. Белый халат? Интернатура? Она подняла руки и ощупала волосы. Короткие. Значит уже в Штатах.
- Мелкая, тебе идёт.
Не в силах сдерживайся она обернулась на пол корпуса, но ее вновь развернуло.
- Вот неугомонная. Куда торопишься!
- Сэм! Почему вы оставили меня?! Не уходи! Мне страшно! Мне одиноко!
Недовольное фырканье.
- Сама свалила в Штаты, а мы оставили? Ну ты и эгоистка, Хан.
Он прошёл вперёд. В форме... он был на службе. И папа тоже.» Неожиданно брат остановился, но не обернулся.
- Это не страшно, Хан. Больно, но не страшно. Ни когда не смотри назад.
Как это бывает во снах, она увидела себя со стороны. Одинокая фигура одетая в докторский халат весь покрытый бурыми пятнами. Руки в крови сжимали пистолет. Она стояла одна на лондонском мосту. Призраки исчезли. Туман рассеялся и город был пуст. Лишь над Темзой занимался рассвет.

Девушка резко села на матрасе, жадно хватая воздух. Незнакомая обстановка вновь ввергла ее в шок, но потом в сознании всплыл вчерашний вечер. Она провела по лицу, словно снимая остатки кошмара. Это просто сон. Вчера ты слишком много думала о родных и Лондоне. Дурацкий кошмар. Но что-то подсказывало ей, что сознание вытащило наружу старательно погребённые мысли. Что они все мертвы. И все же один совет можно было взять на вооружение: Не смотри назад. Именно это она и собиралась сделать. Не смотреть и идти только вперёд. Конечно осадок остался неприятный, но пробивавшийся из-за занавешенных окон, серый свет, возвращал ей вчерашнюю уверенность. Она принялась растирать затёкшую во сне руку, попутно осматриваясь. Кэс в комнате не было. Девушка подошла к окну и чуть отодвинула завесу, осматривая улицу. Туман рассеивался. Предрассветный час. Отлично. Погода нам благоволит. Нужно привести себя в порядок и дождаться Кэс. Обсудим план действий, позавтракаем и можно выдвигаться. Наверху скрипнула половица. В два прыжка Ханна преодолела расстояние от окна до матраса и схватила пистолет. Сняв с предохранителя, она подошла к двери и замерла, прислушиваясь к звукам. Кто-то спускался с лестницы. Вероятность что это Кассандра была огромна, но рисковать не хотелось. Вдруг это ходячий, которого не заметили или мародёр, забравшийся в дом под покровом ночи. Но тут дверь отворилась и в комнату вошла Кэс. Вздохнув с облегчением Ханна убрала оружие и улыбнулась:
- Доброе утро! Как дежурство? Займёшься завтраком? Я пока за картой схожу. Периметр чист.
Надев кобуру и куртку, девушка вышла в утреннюю прохладу. Свежесть утра бодрила получше кофе, о котором теперь можно было только мечтать. Машина была совсем рядом. Ночью же это расстояние казалось гораздо длиннее. Ходячих вокруг не наблюдалось. Привет, малышка. Смотрю ты дождалась меня. Аккуратно достав карту из бардачка, она поспешила назад.
- Привет, Рэнфильд. Как ночка?
Усмехнувшись девушка прошла мимо ходячего возвращаясь в дом. Кассандра уже расставила их нехитрые припасы состоящие из воды и консерв.
- Предлагаю подкрепиться и приступать к обдумыванию маршрута. Если хочешь, останемся и ты отдохнёшь. Или можешь вздремнуть в машине. Что скажешь?

Отредактировано Hannah Shon (2018-05-07 17:18:51)

+1

11

Пожалуй, позволить Ханне выспаться, было действительно верным решением. Легкая улыбка скользнула по губам ирландки, но тут же исчезла за привычной маской полнейшего равнодушия. Поддерживать которую после встречи с Шон, казалось теперь той ещё задачкой, слишком неожиданным и радостным оказалось для Кэс появление давней знакомой. Словно глоток свежего воздуха среди повсеместного аромата разложения, англичанка заставляла её поверить в чёртово чудо (хотя рассчитывать на второе было бы попросту глупо).
Спи, подруга, - вздохнула мысленно Шоу, тихо поднимаясь на ноги. Надлежало ещё раз проверить запоры на дверях, а после - переместиться на второй этаж. Да, проклятый туман был достаточно густым, чтобы скрадывать расстояния и опасности, но и Кассандре он играл на руку. Её заметить также было непросто, да и повышенная влажность и прохлада отлично бодрили, ведь спать было нельзя. По крайней мере не теперь, за свою-то жизнь женщина боролась из чистого упрямства, не позволявшего просто так отпустить руки, но безопасность её гостьи заставляла действовать иначе. Не на автопилоте, но продумывая каждый шаг, дабы извлечь из оного максимальную пользу для обоих. Ну, или наименьший вред, тут уж как карта ляжет.
Предосторожности никогда не были лишними, однако двери были заперты надежно, исключая возможность тихого проникновения в дом как ходячего, так и человека. Окончательно успокоившись, заслуженная Упырица UCD вновь вернулась в обжитую гостиную, но только чтобы удостовериться, что её гостья уже спит, да подхватить пиво. Третья бутылка. В прежние времена - сущая ерунда для стойкой ирландки, теперь же Кэс удивлялась легкому покачиванию, но отступать не планировала. Конечно, разговор с Ханной подействовал на неё благотворно, снял немало невысказанного груза с натруженных плеч, но и плюнул в душу тоской, старательно прежде отгоняемой. И хотелось напиться до полнейшего беспамятства и жестокого похмелья (что бы заодно и узнать, что это за зверь), но нельзя. Теперь от её, Шоу, бдительности зависит чужое благополучие и даже жизнь, а значит она глаз не сомкнет этой ночью. И не захмелеет до желаемого уровня. Закуска? Для слабаков, а вот сабля и арбалет - теперь вещи первой необходимости.
Хорошо, что у этого дома прежде был заботливый хозяин. Несмотря на прошедшее с начала эпидемии время, рамы не успели прогнить, термиты не сожрали несущие балки, а лестницы почти не скрипели. Ну, по крайней мере не настолько громко, чтобы стянуть к дому толпы вечно голодных тварей. Да и Кэс весила не так уж и много, чтобы под ней трещало и скрипело измученное дерево.
Тихо отворить заветную дверь, черной тенью скользнув в бывший кабинет хозяина дома. Главный плюс именно этого помещения - небольшой балкончик, на который Шоу поспешила вынести приготовленное загодя, но до поры спрятанное в недрах комнаты, плетеное кресло и теплый плед. Отличное сочетание для ночного бдения, наполненного тишиной, мыслями и пивом. До поры, потом можно будет и трезветь, занимаясь оружием.
Военная база, не какая-то смутная идея, но вполне реальный объект, - размышляла женщина, завернувшись в теплый плед и медленно прихлебывая пиво. Отличный шанс связаться хоть с кем-то, узнать кто ещё пережил появление ходячих. Может, на Островах не так всё плохо? И в Европе? Боги, хоть бы оно так и было...
Волосы не замедлили отреагировать на излишек влаги в воздухе, принимаясь виться, но уже не раздражая этим ирландку. Все её мысли были о другом.
Кто-то же должен уцелеть в этом кошмаре. Мать с отцом, остальные, хоть кто-то! Агнетта, например, они с мужем как чувствовали, перебрались в Карпаты. Донал с женой жили в деревне, их могло и не коснуться. Проклятье... Прошу, хоть кто-то...

И всё-таки ей удалось не задремать. Мутную серость раннего утра Кассандра встретила всё на том же плетеном кресле, но уже не во хмелю, а с саблей в руках. Последняя давно уже стала для женщины неким якорем, удерживающим как от волнами налетающих панических атак, стремящихся утянуть в пучину неверных решений, так и от смертельно опасных глубин отчаяния. Занимался новый день, а вместе с ним вновь крепла уверенность в принятом ранее решении. А также давал о себе знать голод, гнавший Кэс вниз, к потухшему (наверняка) камину и запасам консервов.
Так, стоп, не торопись. Ничего не забыла?
Неожиданно прозвучавший в голове голос заставил Шоу замереть на месте, старательно прислушиваясь и вглядываясь в рассеивающийся туман. Пауза затягивалась, а Упырица хмурилась всё сильнее, не понимая, по какой причине её остановили. Именно так, она уже смирилась с тем, что стала воспринимать внутренний голос как отдельную личность.
Тихо ведь, никого. В чём проблемы?
Женщина вновь огляделась, сделала шаг к перилам балкончика и, положив руку на спинку плетеного кресла, тут же всё поняла. Она настолько торопилась спуститься вниз, что совершенно забыла об элементарной предосторожности.
Спасибо, чуть не забыла...
Да, в первую очередь надо был скрыть малейшие следы присутствия в этом доме живого человека, а лишь после, переключаться на иное. И Шоу подошла к поставленной задаче с обычной своей старательностью, занеся в помещение как кресло, так и плед. Не забыла и про пустую бутылку, которую убрала в огромный, полированного дерева письменный стол бывшего владельца дома. Никаких следов, ни намека на обжитость данного конкретного строения. А после - вниз.

- Утро доброе! Спокойная выдалась ночка, - только и успела ответить Шоу, встречаемая дружелюбным напором, от которого успела изрядно отвыкнуть. И как тут хоть слово вставишь, только знай себе - улыбайся глупо и согласно кивай, принимая план Ханны без возражений, а после - провожая англичанку несколько ошарашенным взглядом. Видно было, та успела отоспаться и взять на вооружение самое боевое расположение духа. А это означало одно - вылазке быть, но к ней нужно как следует подготовиться, хотя бы взяв на себя обязанность по приготовлению нехитрого завтрака. Благо запасы были неплохими и она могла поставить на стол не только тушенку, как основное блюдо, но и консервированные персики на десерт. В конце концов, они обе заслужили немного побаловать себя.
Времени на "готовку и сервировку" ушло не так уж много, но Шон не заставила себя ждать, возвращаясь уже через несколько минут. И вновь засыпая отвыкшую от людей ирландку кучей вопросов и предложений, на которые следовало ответить, да выбрать вместе составить наиболее предпочтительный для обеих женщин план действий.
- Стол накрыт, - кивнула Кэс на расставленные между матрасами банки с консервами. - Сначала плотно поесть, потом на это может не оказаться времени. И никаких отсиживаний, я не валюсь с ног от усталости и смогу дойти до машины. Но ведешь, как и договаривались, ты. А я подремлю немного. Надо разведать еще до темноты, как обстановка вокруг твоей базы и внутри её периметра. Ждать, сама понимаешь, можно до второго пришествия, но я теперь не смогу спокойно спать, пока не узнаю, что в мире творится. Так что ешь, но отвлекаясь на карту. Ни минуты в пустую...
В темных глазах ирландки разгоралось пламя позабытого давно азарта. Пан или пропал. Связь с миром или геройски пасть, в попытке оную наладить. Но предпочтительнее, разумеется, первое.

+1

12

Это было, пожалуй, самое хорошее утро за последние полгода. Не смотря на отвратительный сон, Ханна выспалась и была полна сил и решимости для продолжения пути. Ночь не принесла ни каких происшествий и они с Кэс мирно сели позавтракать. Припасы ирландки, которыми она щедро поделилась, были просто потрясающи! Что уж говорить о десерте - с ума сойти! Консервированные персики! Ханна их не ела вечность! Но делу время. Не отрываясь от еды, девушка разложила карту прямо рядом с банками.
- Смотри, маршрут я уже обдумывала не раз. И пока нам не стоит его менять. Едем на восток, по этой трассе, - она скользила пальцем по предлагаемому пути. - Здесь будет развилка. Можно поехать через поселения, это быстрее, но опаснее, а можно свернуть здесь и поехать по шоссе. Дольше на пару часов, но есть возможность избежать большие стада. Но опять же, могут быть заторы. Все же я хочу рискнуть через шоссе. Если что пойдёт не так, вернёмся и поедем по короткой дороге. Что скажешь?
Кассандра всецело положилась на неё в выборе маршрута. Быть уверенными на сто процентов они не могли, а значит придётся рисковать в любом случае.
Закончив завтракать, они быстро собрались и выдвинулись к машине. Шоу немного отстала, толи заметала следы, толи прощалась с их временным пристанищем. Британка не стала ей мешать и пошла к машине, подготавливаясь к поездке. Кассандра не заставила себя долго ждать - она вообще была идеальным компаньоном. Как удивительно раскрываются люди в такие времена. Все чувства обостряются. Будь то дружба или любовь. Ведь каждое мгновение ты проживаешь в тысячу раз острее, понимая что завтра, тебя может и не стать. Невольно вспомнив историю знакомства бабушки и дедушки во время Второй мировой, девушка улыбнулась своим мыслям. Кассандра расположилась рядом и они выдвинулись вперёд, навсегда покидая Ньюингтон, стремясь попасть к своей цели.
Выехав из города они сменили местность и оказались среди тронутых золотом деревьев, стоящих вдоль дороги. Это было прекрасное время года. Что в Англии, что сейчас за окнами. Разве может что-то сравниться с пьянящим запахом прохлады и красками деревьев? Золотые, красные, где-то ещё виднелись зеленые листья. Природа, словно богатый меценат, делает щедрый подарок. Держите, наслаждайтесь, ведь дальше вас ждёт лишь холод и пустота. Момент увядания уже приближался, но пока не настал. Остаться бы навсегда в этом моменте, когда спокойно ведёшь машину и слушаешь мерное дыхание сидящий рядом подруги. Это ли не счастье? Иметь надёжное плечо рядом. В этом хаосе не приходится мечтать о многом или желать большего. Ты жив - значит судьба к тебе благосклонна. Ты мертв - значит отмучился. Филиал ада на земле закрыл для тебя свои двери. Но пока твоё сердце бьется, а руки способны держать оружие, борись, вырывай свой кусок еды из чужой глотки. Сражайся со всеми вокруг и в первую очередь с самим собой. Выживай, чего бы тебе это не стоило.
И она выживала. Очень удобно и с комфортом. Почти год отсиживаясь за охраняемыми стенами и не плохо питаясь. А после позволяя решать за себя, предпочтя роль ведомой. До тех пор, пока не проснулась одна. До тех пор, когда положиться было уже не на кого. Оглядываясь назад она понимала, что все это время не хотела рисковать собой, перекладывая ответственность на других, считая свою жизнь дороже. А ведь все они хотели жить не меньшее ее.
Сейчас, изредка посматривая на сидящую рядом Кэс, она продолжала искать в себе ответ на вопрос: Отдашь ли ты за неё свою жизнь? Не бросишь? Не оставишь наедине со своими демонами? Найдёшь нужные слова, чтобы успокоить, если ей понадобится твоя помощь?
Она не знала. Знала лишь, что обязана ей жизнью, знала что должна будет отдать долго, но сможет ли? Пойти на смерть, дав шанс своему товарищу. А возможности отдать свой долг предостаточно. Стоит лишь открыть окно машины, как в салон вползёт сладкий запах разложения. А трупы, что ходят везде, очень хотят добраться до твоей плоти. Мерзко. Страшно. Нормально. Это реалии нового мира. Где хочешь жить - умей постоять за себя. Умей убивать.
Спустя три часа они выехали на развилку. Сомневаясь в правильности выбора поворота, Ханна разложила на руле карту, ещё раз сверяясь с маршрутом.
Жаль нет навигатора. Вам лучше поехать вправо, так как слева огромное стадо ходячих. Идеально бы было. Если люди смогут восстановить цивилизацию, через сколько опять полетят ракеты в космос и появятся мобильные? Интересно, а Акции эппл кто нибудь возродит? Усмехнувшись безнадежным мыслям, она убрала карту и свернула налево. Хоть в вправо и было быстрее, но там дорога проходила через городки и фермы, что очень чревато. Хотя путь через трассу тоже мог стать проблемой. Но приходится выбирать из двух зол меньшее.
Заминала лампочка, сигнализируя о нехватке бензина. Тихо выругавшись, Ханна вышла из машины и залезла в багажник. У неё ещё оставалась запасная канистра, но запасы нужно пополнить и срочно. Заправив всем, что было, девушка убрала канистру и огляделась. Что ж, в вымирании человечества есть свои плюсы. Природа отдохнёт от бесконечного эксплуатирования. Животные восстановят свою популяцию, не сразу конечно, но со временем все вернётся на круги своя. Да и ходячие со временем сгниют окончательно. Как медик она воочию видела, как разрушаются их тела и понимала, что вскоре они окончательно развалятся и возможно тогда у людей появится шанс. Если только до этого времени люди не истребят друг друга.
Вернувшись в салон, она улыбнулась Кассандре:
- Половина пути уже пройдена. До вечера должны будем добраться. А ещё нам очень нужен бензин. Если встретим машины, попытаемся слить. Надеюсь повезёт.
Спустя час.
Случилось то, что Ханна боялась - на трассе был огромный затор. Будь у неё вездеход, они бы попытались проехать по обочине, но сейчас у них такой возможности нет. Нужно было возвращаться и ехать другим путём. Правда свои плюсы все же нашлись: они сумели слить бензин из нескольких машин. Заходить вглубь пробки смысла не было. Припасы есть, а риск найти ходячих слишком велик. Они приняли решение вернуться назад.
Уже подъезжая к развилке, Ханна предложила:
- Можно остановиться и переждать ещё одну ночь. База от нас не сбежит, а время мы уже потеряли. Кто знает где нас застанет ночь и что там впереди? Кэс, предлагаю заночевать в первом по дороге городке. Что думаешь?

+1

13

И если в прошлом, не столь далеком, но казавшимся теперь самой настоящей сказкой, Ханна была отличным собеседником и спасала Кэс от неизбежных на вечеринках у Бэтти приступов скуки, то теперь она стала кем-то большим. Не просто подругой, пусть и одной из немногих, но ещё и стимулом не просто жить пока живётся, но куда-то двигаться и что-то делать. Бороться и побеждать, либо же прикладывать все силы разума и тела, дабы избежать ненужной смерти. Да, Шон стала причиной пробуждения в душе ирландки дикой жажды действий.
Вот только эта жажда активности прекрасно сочеталась с последствием бессонной ночи - необходимостью в отдыхе и заставляла принимать куда более взвешенные решения, не растрачивать остатки сил на пустые разговоры и ненужные телодвижения. И Кассандра мобилизовалась, быстро доедая нехитрый завтрак и попутно разглядывая выложенную Ханной карту. Следовало хотя бы в общих чертах запомнить направление следования до базы, основные ориентиры и особенности местности. Быть может, подобные знания и не понадобятся, но не стоило забывать, что в нынешней ситуации, когда угроза могла возникнуть неожиданно, а чёткие планы - дружно полететь в тартарары, всегда лучше было иметь запасные варианты и пути отступления. Например к этому дому, на некоторое время ставшему Упырице чем-то большим, чем временное убежище.
- Хм, определенная логика в этом есть, на дороге с ходячими можно разойтись, да и пробку можно обойти или объехать, а вот в городских условиях мы становимся слишком уязвимы. Пожалуй, соглашусь с тобой, нужно держаться трассы, а там - видно будет.
Время не ждало и, поспешив закончить с завтраком, Шоу выдвинулась за подругой. Не с тяжелым сердцем покидая дом, но испытывая при мысли о грандиозности и сложности их затеи некоторое волнение, Кассандра не отказала себе в возможности чуть задержаться, на всякий случай мысленно прощаясь и с убежищем, и с верно сторожившим его покой Рэнфилдом. Пожалуй, по последнему она даже станет скучать, этот упокоенный ходячий стал для Кэс отличным собеседником, молчаливым, умеющим слушать. Да только привязанности следовало оставить позади, дабы они не отвлекали от проблем насущных.
А машина Шон оказалась не так уж и далеко от дома, ночью, да еще и в тумане, расстояние до трассы казалось куда большим. Но, тем лучше, Упырица быстро нагнала подругу и, положив на заднее сидение рюкзак с минимумом необходимых припасов, арбалет с запасом болтов да плащ, уселась впереди, подле водителя. Давние, относящиеся ещё к мирной жизни, привычки сработали на ура. Женщина защелкнула ремень безопасности и, не удержавшись, зевнула.
- Ну что, тронулись? Ты не против, если я подремлю?
Вопрос чисто дежурный, но в некоторых случаях нельзя забывать о банальной вежливости, ещё сохраняющей остатки человеческого в тех существах, что некогда владели миром и называли себя людьми.
И вновь Кэс порадовалась, что судьба свела её именно с Ханной, сумевшей особо не измениться, несмотря на произошедшие в её жизни события. Получив добро, ирландка немного откинула назад спинку кресла и, помолившись всем известным Богам, чтобы они уберегли её подругу от храпа, женщина сама не заметила, как провалилась в сон. Впрочем, ненадолго, несколько часов пролетели как один миг, не запомнившись Шоу ни яркими снами, ни тревожным осадком после оных. В один миг, она просто открыла глаза, мутные после резко прерванного сна, и озадаченно огляделась. Сообразить вот так сразу, где она, что она и даже кто она, оказалось не так уж и просто, память восстанавливалась фрагментарно и не слишком быстро.
"Добраться куда?", - вертелась в голове полная непонимания мысль, но осознание всё-таки навестило Кассандру. "А, да, конечно. Мы же на военную базу собрались, связь со Старым Светом устанавливать..."
- Хорошо, рада, что ты контролируешь положение, - сипло выдохнула Кэс, протирая глаза и возвращая спинку сидения в нормальное положение. Поспать можно и так, но уже в пол глаза, не теряя связь с реальностью, что могло однажды выйти боком.
Спустя час это очень пригодилось, когда возникла необходимость покинуть машину и, пошевеливаясь да рискуя ежеминутно, осмотреть застрявшие посреди трассы автомобили.
"Никогда бы не подумала, что стану сливать бензин, меня к этому жизнь не готовила!", - настойчиво билась в голове Упырицы мысль, а вслед за ней приходило желание ещё и вскрыть парочку железных коней, мало ли. Но, благо, благоразумие взяло верх над темными началами, да и не хотелось привлечь ходячих лишним шумом.
- По всей видимости, за нас уже приняли решение и поездки через городскую застройку не миновать. Как знать, может это и к лучшему? - вполне философски заметила Шоу, помогая подруге загрузить в багажник полную канистру и возвращаясь в салон. Где вновь проваливаясь в полудрёму, дабы наверстать упущенное прошлой ночью. И едва ли не подскочила на месте, хватаясь за рукоять сабли, когда над ухом прозвучал человеческий голос.
- Чёрт, я отключилась, похоже... прости. - Следовало прийти в себя окончательно и уже не рисковать жизнью Ханны. Хотя той повезло, что у Кассандры излюбленным оружием была сабля, а не охотничий нож или мизерикорд. - Ты права, лучше заночевать, но не углубляясь в сам города. Остановимся у первого подходящего на наш взгляд дома на самом выезде из города, машину запаркуем так, чтобы добраться до неё, если попадём в толпу мертвецов. И нужно посмотреть по карте, может есть обходные маршруты и дороги, не горю желанием ехать через центр клятого городка и рисковать попасть в прицел живым или в зубы к мертвым.

+1

14

Ханна продолжала вести машину, обдумывая как лучше поступить, в сложившейся ситуации. Кэс предлагала разумные вещи, даже более чем разумные - она говорила то, о чем думала сама девушка. И все равно это кот в мешке. Какое-то неприятное чувство тревоги и сомнения начинало грызть ее изнутри. Останьтесь в машине. Заночуйте прямо на трассе. - шептал внутренний голос. Наверное, он был сейчас у всех выживших. Интуиция подсказывала что делать, но Ханна заставила ее замолчать. Все и так не просто. Нет сейчас абсолютно безопасного места. И найти дом или любую другую постройку сейчас было намного более надежно, нежели ночевать на дороге. Да и за чем рисковать? Одна из них встанет в дозор, пока вторая отдыхает. Они прикроют друг друга, если потребуется. Так в чем проблема? Проблема в сомнениях, которые взялись из ниоткуда. Но говорить о них Шоу она не стала, не за чем. Дальнейшую часть пути они проделали в молчании, каждая наедине со своими мыслями. И обе догадывались какими.
Спустя час они подъехали к городку. Было еще светло, что являлось несомненным плюсом. Им еще искать убежище, зачищать его, готовить ужин... Ханна никогда в своей жизни не готовилась к такому. Она не любила походы, в которые брал ее и брата отец, она не ездила в лагеря с ребятами, она избегала пикников, где нужно было бы что-то делать самой. Всю свою жизнь она любила комфорт и готова была за него платить. Но человек удивительное существо, и она быстро привыкла к новому миру. Хочешь спать в тепле и сухости? Найди дом и избавь его от ходячих. Хочешь поесть? Зачисти магазин и найди припасы. Хочешь выжить? Делай все, чтобы выжить. Все предельно просто - если чего-то хочешь, то сделай это. Но здесь есть тонкая грань, которая однажды может превратить тебя в животное. Грань, которая стирает в тебе всю человечность, оставляя лишь инстинкты и бешенное желание жить. Эта грань – убийство. Да, ей еще не приходилось стрелять в людей, если не считать Эмили, которая должна была обратится. Но однажды ей придётся это сделать и кем она станет? Девушка не знала ответ на этот вопрос и хотела бы и дальше не знать. Как можно дольше. На сколько это будет возможно. Ее система ценностей всегда делила людей на тех, кто поступает правильно и тех, кто нарушает закон. Все просто. Было когда-то. Теперь все не так. Но и они не такие. Наверное, они лучшие версии себя, раз до сих пор живы и сумели выжить в одиночку.
Ханна остановилась у самого крайнего дома, удачно паркуя машину на площадке сбоку. Если не присматриваться, то ее не будет видно из-за деревьев. Непонятное чувство тревоги опять кольнуло. Уезжайте. Сверни с дороги и убирайся отсюда. Ханне было не по себе. Словно отрезая путь к отступлению, она заглушила мотор и посмотрела на ирландку и, криво улыбнувшись, произнесла:
- Ну что, посмотрим, есть ли кто дома?
Вопрос был скорее риторическим, и они вышли из машины, осматриваясь по сторонам. Ханна достала «глок», держа его перед собой и скользнула на задний двор. Показав подруге, что чисто, Ханна поднялась на крыльцо и толкнула заднюю дверь. Заперто. Тихо выругавшись, девушка посмотрела на подошедшую Кассандру:
- Сумеешь открыть? Боюсь выстрелы привлекут тварей.
Кэс и правда справилась лучшее нее. Когда они вошли в дом, то первым делом учуяли затхлый воздух и вонь от протухших продуктов. Кухня, а они вышли именно на нее, была разгромлена. Полки открыты, их содержимое валялось на полу и столе. Видимо хозяева покидали дом в спешке, не заботясь о дальнейшей судьбе дома. Аккуратно ступая мимо разбросанных вещей, Ханна пробиралась вдоль стола, держа оружие двумя руками. Под подошвой военных ботинок хрустнули хлопья. Черт! Ханна замерли, прислушиваясь к звукам внутри дома. Тихо. Горло начало сдавливать от накатившего приступа паники. С ней такое случалось редко. И все же случалось. Чувство тревоги, не покидавшее ее все эти часы, лишь усиливало эффект. Остановившись напротив подруги, британка вцепилась в стол побледневшими пальцами. Скрывать то, что с ней творилось было больше невозможно и она решила, что нужно рассказать:
- Кэс, послушай... я не знаю, как это объяснить, но нам лучше убраться отсюда подальше. И как можно быстрее.

Отредактировано Hannah Shon (2018-06-13 12:10:33)

+1

15

До ближайшего городка, первого из тех, которые предстояло пересечь двум серьезно настроенным авантюристкам, удалось добраться ещё засветло. Неплохое начало, сулившее спокойную ночь, лишенную излишнего нервного напряжения и даже страха. Мало кому понравилось бы зачищать жилой дом в темноте, а пользоваться светом, пусть даже и компактным фонариком, было слишком рискованно. Слишком часто на искусственно созданный луч, словно мотыльки на свет, слетались немногие выжившие, скрывавшиеся в том или ином поселении. И очень редко выпадала возможность оценить их гостеприимство.
Кассандра невольно нахмурилась, слишком много безумия, не привыкшие к абсолютному одиночеству, люди в большинстве своём сходили с ума. И она успела пройтись по этой хлипкой грани, хотя и находилась в самостоятельном плавании не более полугода. И, что интересно, безумие каждого из выживших было индивидуально, а потому даже прекрасно... разумеется, при взгляде со стороны. Сама Шоу, к примеру, успела удариться в религию. Вот только она не пела хвалебные псалмы, не занималась самобичеванием и не посыпала голову пеплом, совершая искупительные поползновения, стирая в кровь колени. Нет, давние увлечения Кассандры наложили на её персональное безумие иной след.
Хватит, всему должен быть предел. Просто не теряй связи с реальностью и помни, теперь ты не одна, теперь у тебя есть вполне реальная и достижимая цель, по итогам которой, быть может, всё изменится в лучшую сторону. Соберись, девочка...
Внутренний голос особо не церемонился, отрезвляя сознание и настраивая Упырицу на вполне рабочий лад.

Машина мягко остановилась, двигатель смолк, позволяя тишине и видимому покою со всей возможной силой обрушиться на слух и сознание женщин. Кассандра глубоко вздохнула словно собираясь с духом и, отщелкнув ремень безопасности, быстро вышла из машины. Привычным движением закрепляя на поясном ремне потертые ножны с саблей, женщина сунулась на заднее сидение автомобиля, оставляя рюкзак с небольшим запасом провизии, но вооружаясь арбалетом. Прохладное лакированное дерево придавало уверенности, сопротивление натягиваемой тетивы настраивало на боевой лад. Меньше минуты, и Кэс устремилась вслед за опередившей её подругой, попутно оглядываясь и прислушиваясь. Но особо не замечая разницы с атмосферой тех городков, где ей довелось побывать. Нагнать Ханну удалось достаточно легко, девушка остановилась у двери, явно запертой.
- Открыть? Попробую, - фыркнула Упырица, окидывая преграду оценивающим взглядом. - Надо только соорудить таран и вуа ля, да только на шум соберутся все окрестные твари. Прикроешь?
И всё таки в компании путешествовать было куда приятнее, намного спокойнее. Прежде, каждую свою манипуляцию со вскрытием двери или обыском мелкого магазинчика, она сопровождала нервным оглядыванием через плечо и гибелью очередной партии нервных клеток. Сейчас всё было иначе.
Доверив свою жизнь Шон, Кассандра внимательно оглядела замок, оценила состояние самого дерева и, мысленно извинившись перед пропавшим другом, банально использовала саблю как ломик. Удалось, и даже со второго нажатия. Хозяева этого дома явно не вкладывались в ремонт задней двери, чьё дерево успело прогнить, а местами быть источено термитами.
Избежать лишнего шума не получилось, но треск дерева во все времена обращал на себя внимания меньше, нежели звук выстрела.
- Прошу, добро пожаловать, - хмыкнула ирландка, вновь убирая клинок в ножны и вскидывая арбалет. Всего один выстрел, после которого возникнет необходимость перезарядиться, но он практически бесшумен и не раз спасал Кэс жизнь. - Посмотрим, что нас ждёт...
А ждала лишь разруха и дикая вонь. Хозяева явно покидали дом в спешке, но состояние внутренностей их возможного временного убежища от чего-то беспокоило Кассандру. Настолько, что та не удивилась, когда Ханна призналась ей в изводившей англичанку тревоге. Ирландка лишь встретилась с подругой взглядом, уже не пытаясь улыбнуться ободряюще или хоть как-то успокоить. Молча выслушав Шон, Упырица нахмурилась, покачала головой.
- Мутное место, - протянула она в ответ, опуская взведенный арбалет к ноге. - Дверь заперта, хотя хозяева явно покидали дом в спешке, а вонь стоит такая, что глаза слезятся. Они ушли сравнительно недавно, продукты не станут так вонять на протяжении полугода, а то и больше. И я не хочу знать, какого чёрта они слиняли. Идём отсюда.
Лишь зародившаяся в душе Кэс, тревога расцвела, напитываясь сомнениями и даже страхом Ханны. И страхом вполне обоснованным, из среды тех, которым можно и нужно доверять. Оставалось лишь надеяться, что они не успели вляпаться в неприятности и спокойно покинут город.

Стремительно развернувшись на месте, Упырица кивнула подруге головой на распахнутую дверь, ярким проёмом светящуюся в полутемном доме. До паники было далеко, но ноги сами несли её, едва ли не бегом, к оставленной неподалеку машине.
Ещё не угасший свет дня резко ударил по глазам, на миг ослепив обычно осторожную ирландку. Несколько быстрых, почти слепых шагов и, проясняющееся зрение вырисовало вынырнувшие буквально в метре от женщины фигуры. Настигший Кэс новый удар был уже куда более реальным и весьма чувствительным. А с ним и грубая брань - женщина не успела полностью вскинуть арбалет, но рефлекторно нажала на спуск, отправляя болт точно в ногу незнакомцу.

Опасения Ханны показали, наконец, своё лицо.

+1

16

Баба и с чертом может справиться.
Ирландская поговорка

Ханна пропустила Кассандру вперед, прикрывая за собою дверь. Дурацкая привычка, сейчас то все равно, открыта она или нет. Но именно эта небольшая заминка позволила ей не оказаться застигнутой врасплох как Кэс, шедшей впереди. Внезапно она начала оседать. Рядом с нею стоял не известно откуда взявшийся мужчина. Пара секунд и незнакомец вскрикнул, вцепившись рукою в арбалетный болт, торчавший из его ноги. К нему приближались еще две женщины. Ханна вскинула "глок":
- Стоять на месте!
На первый взгляд выжившие были безоружны, но, возможно, они просто не ожидали сопротивления или экономили патроны, полагая, что с женщинами легко справиться. Проверять свою догадку Ханна не хотела. Держа перед собой, пистолет, она быстро спустилась с крыльца, не спуская с них глаз. Одна из женщин медленно потянулась к поясу. Ханна выстрелила. С диким криком, женщина мотнулась в сторону и начала оседать, прижимая ладонью окровавленную руку:
- Будь ты проклята, сука!
- Да мы все прокляты, раз находимся здесь, - философски изрекла девушка. Стреляла Ханна хорошо и это попадание в руку было намеренным, она всего лишь хотела ее остановить и не дать вытащить нож. Британка добралась до Кэс, продолжая держать на прицеле незнакомцев. Мужчина матерился, и никак не мог совладать с болтом, женщина выла и сыпала угрозами. А вторая... вторая спокойно взирала на это. Переведя взгляд на них взгляд, она усмехнулась:
- Вам пиздец.
Холодок пробрался по спине Ханны. Не опуская пистолета, она помогла подняться Кассандре.
- Они не одни, - едва слышно произнесла она, - Надо уходить.
Их машина была совсем рядом, практически рукой подать. Но шум, приближающийся машины нарушил их планы. Резко вырулив из-за поворота, на них мчался старый пикап. Пользуясь заминкой, незнакомка достала нож и кинула его. Если бы не реакция Кэс, Ханна была бы уже мертва. Удар пришелся бы точно в горло. Но поблагодарить подругу времени не было, из открытого окна тачки по ним открыли огонь.
- В дом, - коротко крикнула она и, пригнувшись рванула назад. Сзади послышался мужской мат и выстрелы. Но ни один из патронов не достал до девушек. Они влетели в дом, придвигая стол к двери, чтобы задержать мародеров. Все молча, все слаженно, действуя словно единый организм. Ханна кивнула в сторону лестницы. И спустя мгновение две тени бесшумно скользнули на второй этаж. Ханна даже не думала, что умеет так двигаться – тихо и плавно, словно кошка. Затаившись, они вслушивались в то, что происходит снаружи. Голоса выживших звучали приглушенно, но они не стесняясь говорили на повышенных тонах, видимо совершенно не опасаясь девушек.
Захлопали двери машины.
- Блядь! Че с ними?
- Одна сука Джону ногу распорола, другая в Эдит выстрелила. Они в доме, сами себя загнали, - послышался ленивый говорок, - Теперь ни куда не денутся.
Ханна быстро взглянула на Кэс. Был в ее жизни уже похожий момент и закончился он счетом в ничью с мародерами. Жизнь за жизнь. Больше подобного она не хотела. Максимально тихо, она начала пробираться к двери в комнату. Кэс черной темью скользила рядом. Снизу послышался звук выстрела и удар распахнувшейся двери о стену. Ханна вздрогнула. Внизу живота сжался ледяной кулак. Принимать бой было рискованно, очень рискованно, учитывая настроение вошедших и их количество. Как минимум трое, может больше. Ситуация была почти безвыходной. Почти. Прохладный осенний воздух трепал легкую занавеску открытого окна. Пригнувшись, скорее по привычке, нежели реально опасаясь, что ее заметят, Ханна добралась до него и выглянула. Бампер их машины виднелся из-за угла. Если они смогут выбраться, то это даст им минуту-две форы. А этого хватит. Ханна повернулась к Кэс и кивнула в сторону окна. Убедившись, что ирландка ее поняла, она перелезла через подоконник, вставая на тонкий выступ. Высота была одна из фобий девушки, но бушевавший в крови адреналин и желание спасти свою жизнь победили этот страх. Во всяком случае на этот момент. Держась за стену, Ханна продвинулась в сторону, давая место для Кассандры. Едва она перебралась к ней, дверь в комнату открылась, и они услышали:
- Блядь! Сука! И здесь нет! Хью, че там у тебя?
Ответа мужчины они не услышали. Сердце Ханны рухнуло с огромной высоты, от осознания, как близко они находятся от смерти. Держась руками за панельные доски, она спрыгнула на крышу веранды. Ворох пожухлых листьев скатился вниз. Времени остается все меньше. Сейчас они обнаружат, что девушек в доме нет и выйдут на улицу. Ханна по-пластунски подползла к краю и свесив голову, постаралась посмотреть, что там происходит. Убедившись, что в этой части дома людей не наблюдается, она показала Кэс большой палец и, уцепившись за край крыши, повисла на вытянутых руках, пытаясь достать ногами до перил. Но ботинок соскользнул, и девушка упала на землю, больно приземлившись на попу. Скольких усилий ей стоило не заорать в голос, можно только представить. Адреналин в крови притупил боль и вот она уже принимает арбалет Кассандры. Мгновение и обе девушки уже на ногах. Блондинистая и рыжая макушки осторожно выглянули из-за угла. Чисто. Из дома слышатся голоса. Видимо обнаружили, что их нет. Времени на раздумья не осталось. Они бросились со всех ног к машине. Ключи зажигания Ханна не вытаскивала, никогда не знаешь, как скоро придется уезжать, и эта привычка очень помогла им.
Мокрая от напряжения, она до упора вдавила педаль газа в пол, давая машине задний ход. Выжившие высыпали из дома на звук отъезжающего авто, но додж уже мчался вперед, увозя девушек далеко от преследователей. Оставляя тех ни с чем.
Ханна тяжело дышала, трем в руках мешал спокойно держать руль, ладони вспотели от напряжения. Но она была рада, что они сумели убраться из этого места. Тугой комок в груди исчез, чувство тревоги отпустило. Нервно хохотнув, она произнесла:
- Знала бы, что так умею, пошла бы в спецназ.
Машина неслась через городок, тонувший в сумраке. Ханна плевать хотела, на всех ходячих этого мира, она просто гнала прочь отсюда, то и дело поглядывая в зеркала. Но погони не было.
- Лучше ночь в дороге проведем. Останавливаться я боюсь, - призналась она глядя на подругу, - Ты как?

+1

17

Сознание пронзила не столько острая, сколько неожиданная вспышка боли и Шоу, под аккомпанемент забористой мужской брани, отшатнулась назад, то ли оседая, то ли ещё пытаясь рефлекторно удержать равновесие. Безуспешно, разумеется. Странная попытка, оставшаяся, впрочем, без глубокомысленных размышлений на сей счёт и причина тому была одна - всё завертелось слишком быстро.
Хвала Богам, наделившим Ханну удачливостью большей, нежели рыжеволосую ирландку. Если бы не отменная реакция девушки, Кэс была бы мертва. Впрочем, нельзя было сбрасывать со счетов и более низменные людские инстинкты, появление которых на свет заставляло многих несчастных банально мечтать о скорой смерти. Но Кассандре повезло, незнакомцы замерли буквально в нескольких шагах от женщин. Понятливые, не стали проверять, насколько серьезно настроена вооруженная пистолетом британка... нет, прозвучавший вслед за окриком Ханны выстрел доказал обратное.
По губам ирландки, прижавшей к лицу рукав плаща, скользнула мстительная усмешка, пусть и не столь теперь заметная. Огласившие округу вопли мерзавки, вздумавшей ослушаться приказа Шон, казались некоей музыкой для слуха, хоть и были весьма солидным риском привлечь к домику на окраине толпу неупокоенных мертвецов. Но без риска иной раз никуда, ведь так? В любом случае, Упырица не паниковала, да и не нервничала, с редкостным удовлетворением ощущая себя сторонним наблюдателем весьма занятного действа. До поры. Той, когда ситуация вновь стала выходить из под контроля, заставляя подруг изобретать буквально на ходу, борясь за собственную жизнь.
Рука Ханны оказалась весьма кстати. Некая дезориентированность, преследовавшая Кэс, хоть и была вызвана скорее неожиданностью полученного удара, нежели его силой, всё-таки успела выбить женщину из колеи.
- Да, поняла.
Короткий кивок, благо, не вызвал головокружения, да и ноги держали крепко. Кассандре не требовалось особого приглашения, чтобы броситься вслед за светловолосой подругой. Та отменно соображала в действительно экстремальных ситуациях, а значит и пальму первенства следовало отдать ей. И, по счастью, Шон не подвела. Под свист проносившихся мимо пуль, лавируя среди фонтанчиков земли, что выбивали у них из под ног выпущенные мародерами пули, две попавшие в переплёт авантюристки успели скрыться за сомнительной надежности стенами покинутого недавно дома. Да ещё и дверь заблокировать, пусть и не надолго.
- Что дальше?
У Шон и на это был ответ. Черной тенью следуя за подругой, Кэс не уставала удивляться насмешкам судьбы, то сводящим людей вместе, то обрекающим их на нешуточные испытания, дабы проверить или разделить. И ведь ничего с тем поделать было нельзя, лишь упрямо следовать намеченной цели и стоически держать сыплющиеся словно из рога изобилия удары. И стараться не отставать от Ханны - редкостного генератора спасительных идей. Тихо прокрасться на второй этаж? Всегда пожалуйста. Выбраться в окно, а оттуда на крышу веранды? Да проще простого, а уж оттуда и до машины рукой подать. И на протяжении всего пути к четырехколесному спасению сознание Шоу предпочитало радовать женщину кристальной ясностью мыслей. Никаких страхов и сомнений, превосходство инстинктов над слабым человеческим сознанием.
Хлопок двери и последовавший за тем рокот мотора, ознаменовавший успешный финал небольшого приключения, в корне изменили ситуацию.

Внешне приличная женщина, в недавнем прошлом - уважаемый преподаватель, она просто не могла сдержать рвущейся из груди крепкой брани. Отборной, что у портового грузчика в запойный период. И стыдно, и, как говорится, смешно. Ведь именно нервным смехом она поддержала смешок Ханны и последовавшие за тем слова.
- Отлично я, лучше всех. Впервые за много лет вновь получила по морде, но жить всё равно буду. Чисто из врожденной вредности, - под успокоившись, ответила Кассандра, шмыгая носом и убеждаясь, что кровь остановилась. - А тебе прямая дорога в SAS, с такими то талантами. Это врожденное или длительные тренировки сказались, м?
Уже один факт того, что они спаслись и погони не намечалось, неимоверно радовал Шоу, а вместе с тем и заставлял вновь мыслить рационально. По крайней мере пытаться, ведь на адреналине, как известно, далеко не уедешь.
- Дельное предложение, вот только остановиться придётся ненадолго, ноги размять, да и местами поменяться. Без обид, Ханна, но тебя трясет, как невинную деву перед первой брачной ночью. Лучше будет, если я поведу.
О том, что и её по прежнему потряхивало, Кэс предпочла умолчать, справедливо рассудив, что проведшая за рулем весь день, Шон нуждается хоть в каком-то, но отдыхе. В сгущающихся сумерках, наконец, показался выезд из города, который их додж пролетел без остановок и с постоянным риском вылететь с дороги.
- Тормози, - распорядилась, наконец, Кассандра, для пущей убедительности положив руку на плечо подруги. - Давай на обочину, надо перекусить и размяться.
Уже практически совсем стемнело, когда додж вырулил на обочину, мягко замирая. Тишина вновь окутала Кассандру, но и на этот раз она не планировала расслабляться. Перегнувшись на заднее сидение, она не без труда выудила из рюкзака пару банок тушенки и флягу с водой.
- Ешь давай, - ворчливо протянула ирландка, вскрывая снедь и отдавая одну из порций Шон. После чего, в свою очередь, принимаясь за поздний ужин. Не отнявший много времени, как и внимательное изучение карты.
- И перебирайся на пассажирское сидение, я не шутила, когда обещала отправить тебя отдыхать.
К чести женщин нужно было отметить, что остановка не заняла и получаса. Уже вскоре додж, управляемый успевшей подремать днем ирландкой, медленно катил по пустой дороге, лишь изредка маневрируя, дабы объехать брошенные машины.

+1

18

Ханна откинула кресло и с удовольствием растянулась на нем, закидывая руки за голову. Ремень можно было не пристегивать - штраф точно никто не выпишет, да и патрулей не наблюдается.
- Я бы выпила. Хотя нет, не так. Я бы нажралась в хлам, - устало протянула она, поднимая глаза на сереющую полоску неба, виднеющуюся в лобовом стекле. Осеннее небо затянулось тучами. Погода начинала портится и возможно завтра пойдут дожди. А может уже и ночью.
- Желания, которые не совпадают с возможностями неистово тянут нас в пучину уныния депрессии, - с закрытыми глазами изрекла девушка, - Хотя когда ни будь, возможно очень скоро, я пошлю все к черту, разбавлю спирт и напьюсь до бессознательного состояния. Чтобы с утра хотелось умереть, а не встать с кровати.
Но пить нельзя. Их встреча с мародёрами доказала, что неприятности поджидают на каждом шагу и ходячие уже не так страшны, как люди. А так хочется. Закинуть ноги на подоконник, и присосаться к бутылочке пива, покачиваясь на стуле. Старые добрые времена. Англия, кухня подруги, три часа ночи, пьяные разговоры и сигаретное марево. Неужели все это было? Неужели они с Кэс были молоды и даже беспечны? Да, конечно да. Тогда они были знакомыми, сейчас они спасли друг друга, а это похлеще кровного родства. Боевое братство.
Ханна стащила с ног ботинки, с удовольствие разминая пальцы ног. По салону поплыл запах, но девушки не обратили на него внимания. Может из-за воспитания, а может потому, что запах сопревших носок не хуже запаха гнили повсеместно. Удивительно, как быстро ко всему привыкает человек. Когда в доме, где девушка снимала квартиру прорвало канализацию, она два дня ночевала на работе, а сейчас почти не замечает.
- Скоро стемнеет, - констатировала Ханна, - До базы не так далеко. И честно говоря я бы уже двинула прямо туда. Мне будет проще в ночи всех положить, чем ещё одну ночь провести в машине. Хотя нет, это все эмоции. В темноте мы намного более уязвимы.
Она зевнула. Раз, другой. Поерзав в кресле, она облокотилась головой на сидение, готовая уснуть. Но сон не шел. События дня крутились в мыслях и заставляли все переживать заново.
- Нас могли убить. Нас каждый день могут убить. Ходячие, люди, болезни. Мы уже мертвы. А что дальше? - она пошарилась в рюкзаке, отыскивая сигареты. - Будешь? - предложила девушка ирландке, закуривая свою и выдыхая дым, - Столько лет эволюции и все псу под хвост. Но самое главное, посмотри на людей, посмотри на нас с тобой. Кто из нас настоящие? Те или эти? Я всю жизнь бежала от чего-то, боялась чего-то, страдала от депрессии от... чего-то. Я даже причину тебе назвать не могу. Ее нет. Все тут, - она прикоснулась пальцем к виску, - в мыслях. Я добровольно заточила себя в кокон. А сейчас? Я цепляюсь за каждую возможность выжить. Стараюсь проснуться утром. Для чего? Зачем? У меня сейчас целей меньше, чем тогда. Вот что движет тобой? Где ты берешь силы? Слишком много философии для конкретных ответов, не так ли?
Она улыбнулась уголками губ и, докурив сигарету, опустила окно, впуская прохладный воздух и выкидывая бычок. Он словно звезда, упавшая с небосвода, погасла в полете и опустилась на темную землю. А машина без габаритных огней продолжала свой путь в темноту и неизвестность, унося двух подруг к их призрачной цели.

+1

19

За всплеском эмоций, выбросом адреналина или сильными переживаниями всегда, как давно подметила Кассандра, наступал момент некоей истины, ощущение легкости и опустошения. Кто-то принимался философствовать, кто-то просто созерцал, не пытаясь что либо изменить. Подход у людей был разным, но, часто (хоть бывали и исключения), именно в такие моменты раскрывалась истинная сущность человека.
Вполуха слушая подругу, Шоу не отрывала взгляда от темного полотна дороги, словно ведущего в никуда. Теплившееся в глубине сознания желание включить фары, чтобы осветить дорогу, а не пытаться взглядом пронзить сгущающийся осенний мрак, вновь и вновь встречало отпор осторожности, подчас граничащей с паранойей. Тихо шуршали по растрескавшемуся асфальту колеса доджа. В маленьком мирке двух подруг, ограниченном сейчас нутром урчащего автомобиля, воцарился, наконец, покой.
- Думаешь, вся эта эволюция напрасна? - протянула задумчиво Шоу, с благодарностью в коротком взгляде, брошенном на Ханну, забирая у той предложенную сигарету. Делая первую затяжку и, не то хмурясь досадливо, не то мурча от удовлетворения, продолжила начатую ранее мысль. - Тут я бы с тобой поспорила. История циклична и именно наше поколение подошло к логическому завершению своего, так сказать, круга. Мы получили заслуженную кару, что ведёт к очищению. Людей, планеты, экологии - чего угодно.
Ирландка сбавила скорость, осторожно объезжая перевернутый посреди трассы грузовик, но продолжила развивать давно мучившие её идеи.
- Вспомни Римскую Империю. Могущественное, мать его, государство, распространившее своё влияние не только на Европу, но и часть Британских Островов, Испанию, Африку и Ближний Восток. Культура, экономика, право - римляне добились очень многого и, вслед за пиком своего величия, стали погружаться в пучину мрака. Падение нравов, коррупция... ничего не напоминает? И вот, спустя века, они смогли таки спуститься со своего пика развития в точку, полностью противоположную. Их история закольцевалась, их время прошло. Вот также и с нами. Нет больше сильных империй, где теперь Штаты, диктующие свои порядки на весь мир? Где Китай, Россия, Германия? Не знаю, как обстоят дела по ту сторону океана, но если также, как здесь - и они познали очищающий мрак Темного Средневековья.
И, чем дальше Кассандра озвучивала тяготившие её мысли, тем свободнее она становилась, словно освобождаясь от давно тяготившего её груза. Не груза мыслей, но ощущения какой-то неправильности. А теперь, это короткое размышление-исповедь помогало женщине осознать, насколько это новое, мрачное, смертельно опасное время приходилось ей по душе. Печалил лишь страх потерять родных. Но всё-таки задумчивая улыбка коснулась, наконец, губ ирландки.
- Мы погрузились в полнейший хаос, где балом правит сила, а безопаснее себя ощущают за крепкими стенами. Посмотри на эти группы выживших, чем не возвращение феодального строя? Разве раньше было по другому? Тот же разбой на дорогах, сильный подчиняет слабого, грабежи, пожары и убийства. Это, Ханна, нормальное явление. Откат назад, возвращение к заводским настройкам. И, знаешь, настоящие здесь те, кто не цепляется за прошлое, но идёт вперед и творит историю, так или иначе. И я не говорю о благах старой цивилизации, но о мышлении человека, живущего в городских джунглях. Многие группы пытаются строить демократию, но на мой взгляд - это самая неудачная модель для данного периода времени. И вот именно они теперь лгут, сами себе и друг другу. Они неестественны, а мы - наоборот.
Вскоре стемнело окончательно и Кэс приняла решение остановиться. Додж медленно съехал на обочину, двигатель замолк.
- Что движет мной? - задумчиво проговорила рыжеволосая, отстраненно глядя в окно. - Пожалуй то, что я теперь на своём месте. Я знаю этот мир, знаю что от него ожидать. И знаю, как здесь жить.
Она усмехнулась, нервно, зло. В несколько затяжек докурила сигарету и, опустив окно, выбросила окурок на дорогу.
- Я пошла по стезе преподавателя истории не по настоянию родителей, но по велению души. И всё. Потом - вечные сомнения в правильности выбора, копившаяся годами ненависть к студентам, окружавшим меня людям, вечное раздражение от требований общества, подчас мне непонятных, диких для меня. А теперь... чёрт, - плечи женщины опустились, она словно бы удивленно, неверяще посмотрела на свои руки, ещё подрагивавшие от недавнего всплеска эмоций. - Знать бы, что дорогие мне люди живы и я теперь, только теперь могла бы сказать, что по настоящему счастлива. Странно, да? Наверно это и поддерживает меня, позволяет идти вперед. Говорят ведь, что родные стены помогают, а мои стены - это история, которая имеет свойство повторяться.

+1

20

Она долго голодала. И еда здесь не причем. Голод общения невозможно утолить в одиночку.  Всегда нужен кто-то еще. Ханна никогда не думала, что будет так остро нуждаться в общении с другим человеком. Только когда она осталась совсем одна, девушка осознала это. Одна - это никогда сидишь с бокалом вина на диване в одиночестве, а на экране телефона горит: "Привет. Как ты?" Одна - это когда больше не кому ответить. Даже случайному прохожему, даже ворчливой соседке, даже бывшему мужу. Одна - это одна. За эти два дня, Кассандра стала ей почти сестрой, хотя девушка редко сближалась с людьми, предпочитая простое общение. Но сейчас... сейчас она была готова сделать что угодно, лишь бы слышать ее голос. Эта потребность была не менее важна, чем еда и вода. Почти как воздух, как желание выжить. Вот только что в конце? Никто не знает.
Ханна достала две последние сигареты из пачки и, смяв ее в руке, выкинула в окно. Природа простит. Скоро люди исчезнут, и она восстановится. Уж в этом можно было не сомневаться. Зажигалка, огонек и вновь змейка сигаретного дыма поползла к потолку. Девушка выдохнула и ухмыльнулась.
- Ты права. Планета скоро избавится от нас, точнее мы сами избавимся от нас, а она залечит раны и даст новую жизнь. Что-то мне подсказывает, что если люди не остановятся, - она подалась вперед, всматриваясь в дорогу, - То мы исчезнем как вид. Эти, - девушка кивнула в сторону, обозначая своим жестом толпы ходячих вокруг, - все равно вымрут. Если они раньше - мы выйдем из Средневековья, если мы раньше - то, - она пожала плечами, - да хрен знает что будет потом.
Она с наслаждением делает пару затяжек, наблюдая как тлеет сигарета.
- Мы живы здесь и сейчас и это бесценно. Мы едем туда, где, возможно, нам окажут поддержку, - хотя сама девушка уже в этом сомневалась, но говорить об этом спутнице не стала, вместо этого, она уткнулась лбом в плечо ирландке.
- Эй, мы с тобой не виделись хренову тучу лет и встретились в тумане заброшенного американского городка. Кто сказал, что чудес не бывает? Во всяком случае я верю, что старушка Европа получше держит удар. Ну согласись, крепостей и замков у нас побольше, да и противостоять врагам у нас в крови! Сколько всего было! И наши предки не сломились, ты сама об этом говорила!
Девушка вновь откинулась на сидение, закинув руки за него.
- Это исповедь. Возможно скоро одной из нас не станет, и я хочу облегчить душу. И не смотри на меня так! Я долгие годы была протестантом, атеистом, чуть не стала буддистом и приверженцем культа каббалы, а вот сейчас хочу просто исповедаться, как человек.
Докурив сигарету, она вышвырнула ее и грустно усмехнулась:
- Знать бы где их щас достать можно было - уже сбегала бы. Говорят, курение убивает. Все убивает. И все. Всех.
Разговоры ни о чем и обо всем такая роскошь. Девушка чувствовала усталость. Все события прошедшего дня были связаны с попытками выбраться из дерьма, чтобы вляпаться в еще большее. А она даже не могла расслабиться. Нечем. Ни алкоголя, ни йоги, ни хорошего секса для встряски. Только сигареты, которых осталось одна штука и которые оставляли примерзкое послевкусие.
- Я хотела бы знать, что родные в безопасности. Что они живы и здоровы. А еще лучше, что это сон. Сейчас прозвенит будильник, и я пойду на смену. Госпиталь, врачи, пациенты, время, бегущее веред, отвратительный кофе из автомата, - она говорила это, задумчиво смотря в темноту. В ее сознании, она шла по белому кафелю, под яркими лампами по коридору госпиталя. Ей попадались коллеги, она что-то подписывала, кому-то махала, она шла на свое рабочее место, чтобы сбежать из реальности в работу. Она сбежала. Девушка вздохнула и закрыла глаза.
- Оставшись одна, я не знала, что делать. Куда податься, как выжить. Я не умела этого. Не уверена, что и сейчас умею. Лежа ночью в заброшенном доме или машине, я думала: а что, если это чистилище? Что если мы, грешники, остались здесь? Или может это ад? Может мы просто умерли и не заметили, а все это бесконечное испытание? Искупи свои грехи страданием и вознесешься? Согласись, доля смысла в этом есть. - она хмыкнула, - Не знаю за что мы с тобой здесь, а вот всякое отребье, вроде наших сегодняшних приятелей, не просто так оказались в таком месте.
Ханна в шутку нахмурилась и деловито поинтересовалась:
- Ни как иначе, студентов валила на экзаменах? А? - подмигнула она подруге и расхохоталась. Немного истерично, но вполне искренне.

+1

21

И Ханна, если так подумать, была права. Совсем скоро земной путь одной из них может подойти к своему логическому завершению и это будет даже правильно. Такие чудеса, как неожиданные встречи посреди мертвой страны, не бывают бесплатными. Те, кто взирает свысока на пустое копошение людишек, могут даровать просящим многое, но чем труднее запрос, тем и цена на него выше, а Кэс и Ханна задали своим покровителям действительно серьезную задачу.
Слабая улыбка скользнула по губам ирландки, захотелось ободряюще взъерошить волосы подруги и пообещать ей, что совсем скоро всё образуется. Да только на ложь не хватало ни сил, ни желания.
- Выговориться иногда полезно, тут ты права, да и легче идти против толпы ходячих, когда на душе легко.
И Шоу замолчала, отстраненно глядя уже не на собеседницу, но на клубящийся за лобовым стеклом мрак. Что скрывал он, какие сюрпризы готовил для двух женщин, отчаянно жаждущих выжить и, что немаловажно, приподнять завесу тайны, скрывающую судьбы дорогих им людей.
А ведь она права, - словно вспышкой молнии, рассекшей надвое темное небо, мелькнула в голове Упырицы шальная мысль. - Ад, чистилище, может мы и правда заблудшие души, не ведающие о своей кончине? Но, в таком случае, разве другие бедолаги, попавшие в это же место умирают? Они же должны продолжать страдать, чтобы получить прощение, а не откидываться, получив заряд свинца или сорвавшись с крыши. А зараженные тогда кто? Нет, ерунда какая-то выходит...
Кассандра вздохнула, потягиваясь и качая головой.
- Хорошая у тебя теория, вот только не выдерживает она критики. Живы мы, не спущены в чистилище. Тут, скорее, оно из-под земли полезло и наш суетный мирок поглотило. Хотя, лично моя версия звучит как редкостный бред.
Ирландка не выдержала, нервно фыркнув, но не позволив себе рассмеяться. Впрочем, искреннюю улыбку предположение Ханны всё-таки вызвало.
- Неужели я похожа на преподавателя, валившего студентов на экзаменах? О, подруга, ты столь плохого мнения обо мне? - рыжеволосая вскинула брови, словно возмущенно, но долго держать этакую маску не смогла. Сдалась, вслед за Шон рассмеялась. - Я валила не только на экзаменах, но и на всех промежуточных зачётах. Меня ненавидели с такой силой, что окажись среди моих студентов бедолага с неустойчивой психикой, я бы здесь сейчас не сидела. Да, хорошее было время. Я давала достаточно информации, но требовала не пустого зазубривания, а большего. Меня звали Упырьей мордой или просто Упырицей - это ещё самые мягкие прозвища, а сдать экзамен лично мне было реально лишь настоящим фанатикам, только тем, у кого глаза блестели при любом упоминании того или иного исторического события.
Да, время было хорошее, вот только за весельем неизбежно приходила грусть и Кэс, хоть самой себе и боялась в этом признаться, но даже сожалела о некоторых перегибах. В конце-то концов, не всем был нужен её курс, а кто-то просто не имел способностей к этому предмету. Но Кассандру Шоу из того, не самого далекого прошлого, это мало волновало. Изменилась ли она сейчас? Возможно. Стала немного терпимее... в чём-то. Хотя и отрицать тот факт, что она подчас получала искреннее удовольствие от своего сволочизма, было бы глупо.
- Забавно, но этот мир, дивный новый мир, интересным образом влияет на людей. Кто-то становится терпимее к окружающим, кто-то наоборот пускается во все тяжкие. Показываем свою истинную суть, наверно. Или медленно сходим с ума, что тоже, если так рассудить, неплохо. Ты вот думала о чистилище, а я, если честно, о психушке. Может сижу сейчас в стильной белой смирительной рубашке в окружении мягких стен и таких же как я идиотов, поехавших разумом. Правда, эти мысли посещали меня в первые пол года - год после того, как полезли эти твари, потом, видимо, смирилась.
Она помолчала, но всё-таки задала волновавший её вопрос.
- Думаешь, от поездки на эту базу будет хоть какой-то толк?

+1

22

Родители хотели, чтобы из меня вышел толк...
Толк вышел, бестолочь осталась.

- Да, - коротко ответила ставшая в миг серьезной Ханна. Девушка подобрала ноги, садясь на сидении, поджав их и привела спинку кресла в обычное положение. Несмотря на то, что база, скорее всего уже пуста или наполнена ходячими, она в любом случае должна содержать хоть какие-то припасы, оружие или что получше. Случаются ведь чудеса, почему бы и в этот раз им не случится? Потому что не может вечно везти? Ханна покачала головой, отгоняя ненужные мысли. Она может что-то изменить? Нет. Так зачем все эти терзания. Они приедут и все увидят сами. Раньше ее любимой игрой было думать на перед, предугадывать события и моделировать ситуации. Но теперь это было совершенно бессмысленно. Это даже не "русская рулетка", это на 99% заряженный револьвер и только 1%, что тебе выпадет пустота, а не патрон. Кассандра, наверное, тоже понимала это. Должна была понимать. Иначе бы не сидела сейчас с ней рядом. И все же, Ханна не хотела подрывать дух ирландки. Он и так был не особо боевым, а впадать сейчас в уныние ни как нельзя.
- Надо спать, - вновь ограничилась простой, но несущей огромный смысл фразой, британка. - Просто потому, что мы выбились из сил. Адреналин скоро отпустит нас и силы совсем оставят. Когда путешествуешь одна, всегда находишься в режиме ожидания, организм на пределе из-за стресса. Изнашивается быстрее, но, давай откровенно, какая сейчас разница? А вот когда мы встретились, мы начали позволять друг другу отдохнуть и поспать. И организм быстро привык к хорошему. К чему это я... если случится форм мажор, мы не сумеем быстро включиться. А потеря даже небольшого количества времени, может дорого обойтись. Так что давай позволим друг другу побыть в объятиях морфея.
Ханна улыбнулась. Вымученно, устало. В ночном полумраке, освещаемом лишь редкими появлениями луны, из-за облаков, ее лицо выглядело старее, чем при свете дня. Тени залегли под глазами, линии скул казались жёстче, сеть маленьких морщин устремилась от глаз. Апокалипсис не место для красоты и ухоженности. Они все становились бледными копиями себя. Пожалуй, ирландке повезло - ее огненно-рыжие волосы служили настоящим украшение. Потерев переносицу, девушка полезла за обувью. Шнуруя ботинки, она выругалась, сломав ноготь.
- Я сейчас отлучусь, - она ухмыльнулась, - Сама понимаешь.
Закончив обуваться, девушка вышла из машины, держа "глок" под рукой. Зайдя за машину, она быстро сделала свои дела и выпрямившись, осмотрелась. Не видно ни хрена... Возможно, где-то вдалеке и были ходячие, но ее взгляд, притупленный темнотой, не мог их разглядеть. Вернувшись в машину, она захлопнула дверцу, стараясь не шуметь, в такой тишине звуки разносятся далеко и могут привлечь не только ходячих.
- Кэс, давай на задние сидение и спи. Я все равно заснуть не могу, вот и подежурю, - она достала карту, раскладывая ее и осматривая местность.
- Если за нами и была погоня или они выехали позже, то, вполне вероятно свернули не на ту дорогу. И все же, если они решат погнаться за нами, то нужно быть готовыми.
Ханна склонилась над картой с карандашом в руках, делая новые пометки и отмечая их дальнейший путь. Впереди вся ночь и ей есть над чем поразмыслить.

0


Вы здесь » the WALKING DEAD » Дневники мертвецов » 01 - 03.10.2012 — "Мне приснилось небо Лондона"