the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

♦ Итак, друзья! Перекличка закончена, профили подчищены. Большая просьба к тем, кто активен, но до сих пор не заполнил анкету в теме чистки. Пожалуйста, заполните! Это важно для дальнейшего распределения по квестам.

 

Очень важно: состоялся перевод времени на декабрь/январь/февраль 2012/2013 года. В связи с чем необходимо в личной хронологии эпизоды до декабря разместить в раздел флэшбэков.

спешка; голодный; поворот; сонный; страсть

♦ Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

 

♦ Спасители продолжают оказывать давление на Хиллтоп, Александрию и Королевство.

В окрестностях Вашингтона увеличивается концентрация ходячих мертвецов.

Недалеко от общин находят изуродованные трупы людей, убитых явно не ходячими мертвецами, и среди них есть как мирные жители, так и люди Нигана >>>

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МАЙСКАЯ АКТИВНОСТЬ

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

ОПИСАНИЕ ОБЩИН

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

ИДЕИ ПО СЮЖЕТУ ОТ ИГРОКОВ

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 02.01.2013 - "Let It Snow"


02.01.2013 - "Let It Snow"

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

02.01.2013 — "Let It Snow"

http://images.vfl.ru/ii/1525514094/237e0f1c/21622497_m.jpg

Дата:  02 января 2013 года
Место: парковка возле ТЦ Costco Wholesale в пригороде Ричмонда (32 мили от Святилища)
Участники:  Michael Shihman, Nadin Marais, Dwight, НПС
Саммари:Обычная вылазка группы Спасителей, совершенная чуть дальше, чем обычно, обернулась чуть большим, чем ожидалось.
Примечания:

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-11 01:07:34)

+2

2

Денек выдался еще тот. Редко так гоняли пилотов. Но случалось. Накануне разведка FEMA сообщила, что в заброшенных лабораториях в Шарлотсвилле их люди нашли много ценного оборудования, которое надо перевезти в бункер. Три экипажа на "Пэйвхоках" гоняли туда-сюда до темноты с грузом. Подключили и "Рейдер" Шихмана в качестве боевой поддержки и патруля. И она пригодилась, так как в окрестностях научного центра при бывшем Виргинском университете до черта зомби шарахалось. Пришлось и пострелять, чтобы не подпускать их к зоне погрузки. Координаторы FEMA требовали, чтобы оборудование было перевезено сегодня. Как будто нельзя было на следующий день за ним слетать. Шихман и Торп трижды летали на дозаправку на базу. Интендант там, наверное, на говно изошел, подсчитывая, сколько горючего сегодня сожрали. Стивен еще целый день ворчал оттого, что в спортзале вчера ногу растянул, и она его теперь доставала. Медики ему повязку наложили, но хромал он перед вылетом заметно. Мог бы залечь в медчасти, конечно, но не заставил командира звена срочно искать себе замену. Да и Шихману лететь с другим штурманом не хотелось бы. Со Стивом сработались, давно уже дружат и служат напарниками.
О завершении задания объявили, когда солнце село. С координаторами пообщался командир звена, и только тогда доперли умники, что в темноте мертвецов будет сложнее рассмотреть среди зданий. Это не люди, которых на тепловизорах сразу видно. А с прожекторами этих тварей не наловишься даже на снегу - только лишний расход совсем не резинового боезапаса. Завершалась последняя погрузка, и всем объявили о возвращении на базу.
В этот момент Башня вызвала командира звена. Башней диспетчерскую службу в бункере назвали когда-то в шутку, как на гражданских аэродромах, несмотря на то, что она глубоко под землей сидела. Вернее, как раз поэтому. Словечко так и прилипло, быстро став официальным позывным. Диспетчер сообщил, что отдан приказ срочно отправить "Рейдер 2" за раненым разведчиком. Майкл переглянулся со Стивеном. Раненый разведчик - это прозвучало плохо. Но диспетчер сразу уточнил:
- Он уверяет, что не укушен, а упал с высоты. Не может добраться до точки эвакуации. Только на втором "Рейдере" можно быстро до него долететь и доставить медикам. Первый винтокрыл - на техобслуживании, скоро не подготовить. И вы находитесь гораздо ближе к точке.
- Башня, понял вас, - отозвался звеньевой. - Передавайте координаты.
Торп занес в бортовой компьютер данные, пока диспетчер их диктовал. Когда тот сообщал дополнительно детали местности (какой-то оптовый склад с контейнерной площадкой и зданиями вокруг), Стивен постучал пальцем в перчатке по дисплею электронной карты, показывая Майку точку контакта. Это оказался пригород Ричмонда, километров 100-120 от Шарлотсвилля по прямой. Горючего будет впритык на полет туда, а потом до бункера. Торп сразу принялся прокладывать маршрут.
- "Рейдер 2", слышали приказ? - обратился к экипажу командир звена, когда диспетчер передал информацию.
- Так точно, - ответил ему Майкл. - Но у нас нет спасателя на борту, мы ведь в патруле.
- Сами управитесь, - произнес звеньевой. - Не до инструкций, когда речь идет о жизни человека. Мы на самом деле близко, и время упускать нельзя. Верните этого парня домой.
- Понял вас, сделаем, - ответил Шихман, уводя вертолет на разворот и подъем, после чего связался с Башней, приняв командование новой миссией уже на себя.
- Башня, "Рейдер 2", иду на 2500, курс 270, разгон до крейсерской. Запрашиваю сводку погоды в зоне эвакуации.
- "Рейдер 2", понял вас. Теплый атмосферный фронт на 2000, азимут 8 градусов, удаление 70.
- Понял, Башня, теплый атмосферный фронт 2000, удаление 70. Проскочим над ним, - ответил Майк.
- Нет, придется под него уходить на точке, - сообщил диспетчер. - Площадь фронта - больше пятиста километров. Зона эвакуации им накрыта. Температура у поверхности минус 5 - минус 7, ветер южный 80, влажность 935. Со спутников не видим, но предполагаем обильные осадки.
- Вас понял, - вздохнул Майк, поняв, что садиться придется в условиях метели с сильным ветром.
Обледенеть борт не успеет, но ветер и высокая влажность могут доставить неприятности при посадке и взлете. Теперь лишь бы винтокрыл не подвел. Впрочем, до этого он своих пилотов только радовал. Разве что тесновато в нем было, и только. Приходилось использовать легкие куртки, в толстых уже было не повернуться в кабине. Аэродинамика, мать ее. Впрочем, выходить из кабины пилотам редко приходится, а внутри отлично работает обогрев. В остальном - сказочная машина, о которой до эпидемии Майк мог только мечтать. Дохловата на грузоподъемность по сравнению с "Ястребами", но скорость окупала все.
Мрак без единого просвета и огонька уже полностью заволок проклятую Богом землю, сожрав непроглядной мглой строения и рельеф. Над облаками было чуть-чуть светлее, но и там день уже догорал блеклыми остатками рыже-фиолетового зарева на горизонте. До Ричмонда "Рейдер" доберется уже в полной темноте. Хорошо что понятие "воздушная обстановка" кануло в Лету вместе с авиацией, можно было без согласования с кем бы то ни было держать любой курс. Кроме вертолетов бункера и птиц, в небе никого не было. А на такой высоте и птиц нет. Пилоты приготовили ПНВ. В городе будет сложно ориентироваться по приборам. Однако простого задания никто и не обещал.
- Башня, вызывает "Рейдер 2". У разведчика связь есть? - спросил Шихман.
- "Ро Экселис", но садится. Он бережет батарею, выходит на связь раз в полчаса, слышимость скверная. Ближайший сеанс через 12 минут. Сообщите время подлета.
- Время подлета - 25 минут, - ответил Шихман. - Включайте нас в канал.
- Понял, включаю в канал. Код контакта "22-Сокол-9", позывной "Пиранья".
- Понял вас, код контакта "22-Сокол-9", "Пиранья", - повторил Майкл.
Землю внизу закрыла плотная пелена снеговых туч, выше которых летел "Рейдер". Под ними наверняка все черно и мрачно. Ну, ладно, не впервой, хотя практики в условиях поганой погоды было в последнее время мало, да и по ночам почти не летали. Через 12 минут вышел на связь разведчик. По сильным помехам ясно, что батарея его станции совсем дохлая, человека было еле слышно. И голос у него был страдающий и слабый.
- "Пиранья" - Башне, я на стоянке перед оптовым складом, - еле расслышали пилоты. - Поторопитесь, здесь последствия большого пожара и полно оживленных теплом зомби. У меня боезапас на исходе... и трудно в сознании оставаться...
- "Пиранья", я - борт "Рейдер 2", идем на помощь, держитесь. Время подлета - 8 минут. Скоро уже услышите нас, - связался с разведчиком Шихман. - Не выключайте станцию, пеленгуем.
- "Пиранья" - "Рейдеру 2", рад вас слышать, ребята. Будьте осторожны, тут метет, как в Антарктиде, и вокруг склада несколько вышек ЛЭП. И до черта зомби, я их постоянно отстреливаю.
- "Пиранья", понял вас. Будем осторожны, - отозвался Шихман. - Приготовьтесь к эвакуации. Башня, снижение 120, удаление 9.
- "Рейдер 2", понял вас, - ответил диспетчер.
- Есть пеленг, - сообщил Торп и уточнил. - Удаление 6, 4 градуса на север.
- Понял, - сказал Майк.
Шихман снизил обороты и по глиссаде направил вертолет вниз, нырнув в пухлые снеговые тучи. Секунд десять блистер был залеплен темной мутью, началась болтанка, но конструкторы "Рейдера" отлично поработали над ним - вибрации частично гасились, и на управляемости машины не сильно сказывались. А Шихман старался оперативно реагировать. Постоянно трещала и свистела в канале дохлая спутниковая рация разведчика, иногда было слышно тяжелое дыхание человека. Или помехи создавали такую иллюзию. Но то, что парень там страдает от боли, было слышно и по его сеансу связи.
Под облачностью боковые порывы ветра заставили поволноваться, потрясло и помотало немного, пока Шихман старался удержать машину. Стивен дежурно комментировал этапы снижения. В темноте на приборах и ПНВ поплыл мертвый город без единого всплеска тепловых сигналов. Без каких-либо подсветок и эффекта ночного видения почти не было. У поверхности - темным-темно. Болтает. Развернуться по ветру, чтобы в борт порывы не били, Майк не мог, потому что время было дорого, и запас топлива не позволял тратить его на дополнительные маневры. Неизвестно, какие травмы у разведчика, а его еще до бункера везти придется больше часа.
- "Рейдер 2", слышу вас, - прозвучал в канале повеселевший, но по-прежнему слабый голос разведчика.
- "Пиранья", мы уже близко. Сейчас будем у вас, - ободрил его Майк.
А подлет тем временем оказался проблемным. Блистер залепляло мокрым снегом. Впрочем, за ним и без этого ни черта не было видно. Высокая влажность снизила плотность воздуха, усложнив несколько и параметры полета. В общем, не лучшее время и место было для них. И тем более для посадки. Возле точки эвакуации обнаружилась еще и большая площадь угасшего, местами тлеющего пожара. Тепловизоры были забиты напрочь, рассмотреть что-то в этом световом облаке просто невозможно. Но зато ночное видение стало значительно эффективней. Вышки ЛЭП с оборванными проводами и еще какие-то обломанные высокие конструкции зловеще торчали возле точки эвакуации. Шихман сообщил Башне об условиях и окружении, после чего осторожно сделал заход на посадку по пеленгу, проведя вертолет между двумя ЛЭП, где не увидел остатков проводов. Мысленно матерился, конечно, но выбора не было, так как на остальных вышках часть кабелей сохранилась, рисковать нельзя. Человека на открытой большой стоянке Майк пока не обнаружил, зато увидел, что зомби здоровыми стаями окружают ее. "Рейдер", покачиваясь от порывов ветра, снизился до 15 метров, зависнув. Но ветер стал слабее между зданиями и болтало меньше. Тут разведчик обозначил себя выстрелами, которые отдались и в канале связи.
- Он правее, у стенки в углу, в тени, - сказал Торп.
- Парни, тут целая толпа зомби, давайте быстрее, - взмолился разведчик, который лежал под разрушенной невысокой стенкой, отстреливаясь от близко подошедшей банды мертвецов.
- "Пиранья", закройте голову и не двигайтесь, мы их сейчас отгоним, - сказал Шихман запуская бортовой пулемет. - Башня, мы на месте, высота 15, удаление 2, видим нашего. Контакт от 9 до 3-х часов, много зомби, не подойти, открываем огонь.
- Башня - "Рейдеру 2", понял вас. Действуйте.
Майк откинул ПНВ и включил прожектора, осветив стоянку. Без них он не мог гарантировать точной стрельбы. Шум винтов дополнил ритмичный грохот крупнокалиберного пулемета. Шихман ювелирно послал "привет" толпе мертвецов поверх невысокой стенки, под которой лежал раненый разведчик. А потом по дуге - по остальной мертвой братии. Рваные ошметки полетели во все стороны, пространство в точке эвакуации за двадцать секунд полностью освободилось. Только ковер изуродованных тел остался.
- "Пиранья", вы в порядке? Рядом - чисто. Садимся.
- В порядке, - отозвался разведчик.
- Понял вас, садитесь, - ответила Башня.
В текущей ситуации бежать за пострадавшим должен был Торп, как штурман и второй пилот.
- Сиди уже со своей ногой, - сказал Майк, опустив вертолет на бетонные плиты стоянки. - Контролируй машину и обстановку.
Отщелкнув кабель связи шлема, он открыл дверцу кабины, тут же получив смачный "плевок" мокрой плотной метели по морде, выскочил наружу и  побежал в сторону "Пираньи". Тот выглядел очень скверно. В крови и грязи, обе ноги перемотаны чем попало, с привязанными палками. Очевидно, что обе сломал. И как он шел сюда на этой самодельной конструкции, неизвестно. И как долго шел тоже. Выпало мужику не слабо.
- Код! - прокричал ему Шихман сквозь рев винтов, наклонившись.
Он обязан был при контакте проверить его по инструкции.
- 22-Сокол-9, - ответил человек.
- Принято, братиш. Мы без спасателя, держись за меня, осталось только дойти, - крикнул Майк, хватая раненого за рукава куртки на плечах, и рывком подтягивая вверх.
Тот заорал от боли, но крепко вцепился в пилота, помогая ему. Тяжелый был мужик.
- Спасибо, парни, - проговорил он, задыхаясь, и повиснув на Шихмане.
Майк еле расслышал его в шуме и ветре, поднимаемыми лопастями вертолета.
- Летим домой, - улыбнулся он, подхватывая пострадавшего половчее.
Не раз и не два забирал Шихман разведчиков с поверхности, но обычно их принимали спасатели, летевшие с экипажем. А сейчас такой радостью и уважением к этому мужественному человеку наполнилось сердце пилота, что сил прибавилось. Ему придется самому о себе позаботиться на пути домой, лежа в пассажирском отсеке. Пилоты будут заняты. Но разведчик в сознании, руки крепкие, судя по хватке, медикаменты есть. И через час он уже получит квалифицированную помощь на базе.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-09 06:27:09)

+3

3

Последние двадцать минут спаситель по имени Красавчик Джордж изо всех сил доставал Надин. Вернее, пробовал это делать. Очень уж смазливая мордаха, и интеллект даже чуть повыше, чем у оладий. Как ему удалось стать уже бывшим помощником окружного прокурора Бетесды? – история умалчивала. Но девки - работницы Святилища, из тех, что попроще, все были от Красавчика без ума.
Надин сидела рядом с Дуайтом, остальные трое – во втором ряду сидений огромного пикапа. Через небольшое стекло сзади Надин видела объемные красные канистры из ПЭВТ, оставшиеся сегодня пустыми. Вот это угнетало Надин сильнее, чем тупые шутки, на которых включился малолетний недоумок.
- Надин, детка, а какова крыса на вкус?  Правда, что ты у штрафников крыс голыми…
- Джордж, да заткни ты свою …. пасть!

Громкий бас сзади принадлежал Питеру Джергенсу: негру огромных размеров, делавших его похожим на главного персонажа «Зеленой мили». На габаритах сходство начиналось и заканчивалось. Джергенс не был таким же добряком. Месяц назад именно он первым избил Надин в штрафной зоне. А три дня назад Надин подхватила крышку люка подземной цистерны, которую эти идиоты неудачно подняли, закрепив металлическим ломом. Очень неудачно закрепив. Питер, туповатый человеческий «ресурс»,  до ЗА работавший заправщиком на «Тексако»,  а сейчас состоявший в рядах Спасителей,  возился со шлангом и крышкой именно  в этот эпический момент.
Питер прекрасно понимал – если бы не Надин, то он всю оставшуюся жизнь застегивал бы ширинку зубами. Спустя еще полчаса Надин нашла заглушку вентиляционного люка, а дебил Питер убедился в величии загадочной русской души. Питер оставался шарахнутым этим впечатлением, видимо, все это время.
- Надин, а…
О, Господи! Стянув шапку и впечатав мокрый от пота затылок в сиденье, Надин с тоской посмотрела в сумерки за окном. Справа от умершего светофора ветер рвал оборванные клочья пластиковых панелей рекламного биллборда. Coming soon…
«Ничего уже не будет soon. И никогда не загорятся эти светофоры…». С тоскливым отчаянием Надин думала о тех усилиях, которые она вкладывает в то, чтобы просто продлить жизнь таких мудаков, как Красавчик Джордж. Расстегнув синюю зимнюю куртку, Надин освободила шею. От перегретой печки и большого количества пассажиров в машине становилось душно. Пикап едва плелся.
Красавчик просто не мог усидеть на месте.
Выдохнув, Надин отвернулась от окна. Стянула с рук флисовые перчатки. Надо работать…
- Питер, благодарю. Джордж, если ты произнесешь еще хоть слово сейчас  – подавишься им вместе с осколками зубов. Дуайт, сделай мне одолжение – останови машину.
Голос Надин звучал равнодушно и даже издевательски вежливо, но за этот месяц все присутствующие могли убедиться – эта русская слов на ветер не бросает. Надин выйдет и хотя бы попробует. Ди слегка притормозил, и Надин обернулась:
- Мы договорились?
Сзади послышались шикающие звуки, возмущенный шум и возня, но потом стало тихо.
Все эти споры не коснулись только третьего Спасителя. Джеймс Хоглисс, темная лошадка и бывший репортер Washington Post, в тесной кабине сидел ближе всех к окну. Уши его были заняты плеером, музыка из которого, слава Небесам, остальных не тревожила. Воспитанный, надо думать, человек. По меркам прошлого.
На коленях Надин сейчас лежала скомканная карта дорог штата Вирджиния,  испещренная пометками красным маркером,  зажатым сейчас в левой руке. Под тусклым светом салонной лампы русская девчонка одновременно  продолжала делать какие-то пометки в блокноте, разложив его на левой ноге, а карту – на правой.
На Дуайта, который вел машину, Надин вообще старалась не смотреть.
Выражение его лица было просто не переносимым. Именно по требованию Надин лейтенант ехал сейчас с ними, а не понтовался на мотоцикле Дэрила. Расход топлива на байк в нынешних условиях был недопустим, и именно Надин настояла на этой экономии. Правда, судя по погоде, Дуйат сейчас должен был бы ее поблагодарить: тяжелые серые тучи разродились редким в этих местах мокрым снегопадом и ледяным ветром.
Огромный пикап Спасителей медленно лавировал между перевернутыми машинами.
Метель усилилась. В кабине  повисло скучное, с оттенком ссоры, молчание.
Мидлотиан Тернпайк оказалась забита перевернутыми автомобилями. Дороги в пригородах крупных городов вообще были проблемой: два года назад военные еще пытались ставить кордоны от толпы ходячих мертвецов.
- Объедем дворами? – полувопросительно произнес Дуайт, осветив дальним светом фар ряд серых животов перевернутых автомобилей. Надин безразлично кивнула.  На госпиталь Джонстон-Уиллис, стоявший в ее планах, не было ни сил, ни времени. Кроме того, напротив этой локации в ее карте стояла пометка +/-, что означало, что Спасители там уже побывали.
- Если свернуть здесь – то можно будет быстро пройтись по оптовому складу Costco Wholesale, - сказала она, взглянув на карту,  - там мы еще не были.
Хоглисс, вытащив наушник из правого уха, вытянулся вперед и посмотрел сначала на карту, потом на Надин, потом вперед, через метель.
- Надин, я не хочу показаться невежливым, но мать твою…там пожар! Если ты не заметила, мэм?
Надин хмуро обернулась назад.
- Вот именно, мистер Хоглисс. Вот именно.
- Значит, пройдемся по пепелищу! – заявил Питер с решительным энтузиазмом, и Надин поняла: этот пройдется  и по Марсу без скафандра, если еще когда-нибудь вживую увидит то, что не состоянии принять и обработать его ограниченный разум.
- Идет. Джентльмены, у нас не больше получаса, держимся в том же канале, что и прежде.
Надин щелкнула молнией куртки, включила закрепленную на внешнем кармане простенькую рацию. Снова натянув перчатки, она набросила на голову капюшон и обернулась:
- Красавчик, ублюдок ты гребаный, все – что не будет стоить дороже ста баксов – можешь взять и оставить себе! Или сожрать. Или трахнуть. Но не дороже ста баков, ты понял?
Джеймс рассмеялся шутке Надин.
Первоначально идея углубиться в пригороды Ричмонда принадлежала Надин. Здесь было мало зомби, а в районе развязки между 288 и 60-м шоссе Надин усмотрела крупный филиал  ChevronTexaco. Там в подземных хранилищах она рассчитывала найти топливо, для которого и были припасены четыре емкости на 100 литров.
Сейчас канистры были пусты. Обозленные и уставшие Спасители пробовали было высказать Надин мнение на этот счет. Запланированное время возвращения в Святилище наступило уже более часа назад, и она постоянно перебегала пальцами по Си-Би радиостанции, пытаясь связаться со Святилищем.
Треск и свист  в пустом эфире говорили Надин о том, что они слишком далеко.
Через три дня должно было исполниться три месяца с того момента, как Надин вернулась из-за периметра. Совсем недолго проработав на распределении продуктов и подсчете трудозатрат (слишком слаба была она для физической работы), Надин вдруг получила какие-то особые задания, и определенные привилегии.  За эти же дни Надин резко изменилась внешне. Три недели в карцере и у штрафников приплюсовали к ее лицу если не все десять, то как минимум пять лет. Новый вид: гладкая прическа, глубокий пронзительный взгляд, прямая как доска худая спина и удивительно тонкие руки только добавили Надин элегантности, совсем не свойственной времени и месту. Только армейские ботинки, которым Надин не изменила в пользу чего-то более женственного, служили постоянным напоминанием о ее готовности к бою. Они, и ее «беретта», заправленная в кобуру на поясе.  Вооружившись, помимо пистолета, калькулятором, большим блокнотом и парой карандашей, воткнутых в задний карман обтягивающих черных брюк, эта русская побывала, казалось, везде. Надин часто видели выходившей из кабинета Нигана: с аккуратно сложенным блокнотом А4 и спокойным, сосредоточенным лицом. На самом же деле все обстояло не так просто. Все расчеты Надин, произведенные по ночам в клубах сигаретного дыма, были единодушны:  при имеющемся количестве людей и динамике расходов, приход важнейших ресурсов должен быть значительно больше. Поворачивая оптимизационные модели и так и так, она каждый раз приходила к неутешительному выводу. И этот вывод докладывать Нигану не боялась. Возможно, именно поэтому и ритуалов теперь Ниган требовал от нее формально. Надин же, несмотря глубокую преданность Нигану, которая теперь была скорее «вопреки», чем «благодаря», понимала: у системы есть обозримые пределы. Отвратительное ощущение: невозможность обеспечить выживание  группы людей в перспективе буквально сводило Надин с ума. Она постоянно что-то читала или считала, периодически прогуливаясь по импровизированным «цехам» и записывая какие-то сведения в свои блокноты.  Сон Надин сократился до трех-четырех часов. Самое удивительное было в том, что она была единственным человеком из приближенных Нигана, у которого было такое странное, двойственное положение. Все знали, через что прошла Надин. Ходили слухи, что русская помощница Нигана может как проявить нечеловеческую жестокость к тем, кто отлынивает от работы – так и запросто закатать рукава и собственноручно помочь тем, кто не справляется или не может понять, как решается та или иная задача. И это отличало ее от всех остальных приближенных Нигана…
В последнее время Надин стала чаще отправляться на вылазки, действуя как самый рядовой Спаситель. Во-первых, это давало прямой вклад в результат. Нюх Надин на остатки ценного оставался при ней, изменив только сегодня, с этим проклятым хранилищем. Во-вторых, с не меньшим энтузиазмом и удовольствием, чем сам Ниган,  Надин уничтожала ходячих, вкладывая в удары по вонючим безмозглым головам всю ненависть к ситуации, казавшейся неразрешимой. Но возвращаясь из таких поездок вся измазанная кровью, Надин притаскивала в рюкзаке хоть что-то: десять банок консервированной фасоли, литр машинного масла или десять литров жидкого мыла. Закинув все на склад,  она отмывалась и упрямо принималась за работу снова. 

Пикап Спасителям пришлось оставить метрах в пятидесяти от места, где некоторые оптовые склады еще весело догорали. Остальные помещения еще либо не были тронуты огнем, либо представляли из себя наполовину обгоревшие остовы. Никто не рискнул бы сунуться сюда, кроме сумасшедшей троицы, которая сейчас шарахалась по этажам наполовину сгоревшего склада. Бонусом шло то, что здесь почему-то совсем не было ходячих: то ли стая покинула эти места совсем недавно, то ли произошло что-то еще.
Фонари Спасителей царапали металлические стеллажи, проникали внутрь промокших картонных коробок. Нет…. Ничего ценного. Ну, разве что Питер притащил с первого этажа двадцать пачек просроченных итальянских спагетти. Уловом Джеймса оказались три флакона жидкого стирального порошка, чудом уцелевшие под платформой автопогрузчика.
Надин, Питер и Джеймс, собравшиеся на втором этаже ангара, не тронутого огнем, дожидались  возвращения Ди и Красавчика. Последний, угорая от смеха, успел доложить о том, что нашел оптовый склад секс-шопа и перестал выходить на связь больше десяти минут назад. Ди вообще не отзывался на запросы Надин.
Оборвав до конца дешевые жалюзи, Надин сидела на пластиковом подоконнике и нервно курила, сбрасывая пепел в консервную банку из-под ветчины «Дейзи», и вызывая на связь куда-то запропастившихся Спасителей. Джеймс и Питер рассовывали мелкие вещи по рюкзакам. Наконец ее бесконечное:
- Дуйат, Джеймс, на связь! Мы на втором этаже, ангар В9, первая лестница слева, и если вы сейчас не появитесь…
Сменилось на едва слышимое:
- Мы возвращаемся…на лестнице уже!
Надин устало, даже без угрозы выдохнула:
- Ди. Если ты все это время искал грунт для орхидей…
Надин вдавила окурок в рифленую стенку консервной банки. Собралась было уже спрыгнуть с подоконника, чтобы помочь парням. Но внимание ее привлекло сначала синее мерцание прибора, едва видное в метели на площадке перед ангаром. Потом стая зомби, которая надвигалась в направлении этого бледного огонька. И уже потом – автоматная очередь по ходячим. Еще и еще одна…Патронов у парня, однако, было в изобилии. Но, тем не менее, этого человека там, на площадке, неуклонно окружала огромная стая ходячих.  Услышав выстрелы парни, собравшиеся в помещении, подбежали к окну. Потом, не сговариваясь, сбросили с плеча винтовки. Даже ее собственные пальцы метнулись под куртку…Спасители. Черт возьми! Стая была просто невероятных размеров. И наступала со знакомой всем им решительностью.
- Куда вы, идиоты!? – испуганно прошипела Надин, одумавшись еще раньше, чем шум винтов вертолета и свет прожекторов вспорол мглистую тьму. –  Все! Этот уже жилец. Все!
Но через секунду ситуация изменилась настолько, что все Спасители (а к этому моменту и Ди, и Джеймс уже успели подняться наверх), уже и не думали покидать помещение. Легкий шум издалека превратился в ритмичное хлопанье лопастей военного вертолета. По грязным окнам ангара ударил ослепительный свет прожекторов. Стаю ходячих на парковке перед ангаром принялся выкашивать мощный пулемет на борту садившейся вертушки. Все пятеро Спасителей, как по команде, попрятались подальше от окон: парни залегли у стены слева и справа, а Надин, любопытство которой до последнего момента находилось не в прямой корреляции с инстинктом самосохранения, резко ссыпалась под окно при первых выстрелах, закрыв голову руками.  Когда пулеметные очереди отгремели, Надин, Питер и Джеймс вместе осторожно выглянули в окно.
В свете прожекторов было видно,  как один из пилотов покинул кабину вертолета.  Через метель было едва видно, как пилот склонился над мужчиной, который отстреливался от ходячих несколькими минутами ранее. От вертолета их отделяло не больше тридцати метров.
- Там их трое.  Не больше, - озвучила она вслух очевидные смотревшим в окно вещи, –  один,кажется, ранен …  Очень легкий вертолет, маленький. Пока он не поднялся в воздух, у нас есть отличный шанс. Пошли!
Смотреть на лица Спасителей Надин не хотелось.
Впоследствии она поймет, что именно это и было ошибкой, которую она допустила в такой необычной ситуации. Не пройтись по глазам.. Вместо этого Надин первой вытащила свою «Беретту», проверила наличие патронов и запасного магазина. Решительно загнала первый патрон в патронник и встала на ноги. Но парни не двигались. Черт возьми, более того! От Надин не укрылось короткое движение,  с которым Красавчик Джордж запустил руку под куртку. Сжав зубы, Надин сперва дернулась в ответном жесте, но потом остановилась. Их было трое. Придется действовать иначе. Придется стать убедительней крупнокалиберного пулемета.
- Остынь, Красавчик! Тем, кто вернется в Святилище без  Надин – уже никогда не стать любимчиками. Вы знаете. Я  знаю. А тот, кто не пойдет сейчас вперед, но вернется вместе со мной в Святилище – будет лично объяснять Нигану причины, по которым Спаситель пренебрег уникальной возможностью получить ценные активы и информацию. Гарантирую. Но вместе с этим обещаю, что у того, кто пойдет – будет возможность задать пару личных вопросов свинье в погонах. Чей именно промах привел к смерти тех, кто вам был дорог. Или у вас есть с кого спросить за все это?! Есть кому отомстить?
Продолжать Надин  не стала. Собственно говоря, они или пойдут за ней – или нет. Сама Надин сначала решительно пробежала вниз, едва успевая светить себе под ноги слабеющим фонарем. Судорожно нащупав кнопку блокировки  широкой скобы, запиравшей дверь на парковку, Надин приоткрыла широкую стальную дверь ангара. Какое совещание произошло в эту короткую минуту, было ли оно вообще – Надин не интересовало. Ей самой достаточно было того, что она видела: метрах в пятидесяти от них стоял, разметая потока воздуха мусор на автомобильной парковке, небольшой армейский вертолет. А совсем рядом, метрах в десяти, один из его пилотов, одетый в добротную, хоть и легкую, не по погоде, униформу, тащил на себе того, кто отстреливался от зомби несколько минут назад. Внезапно все четверо Спасителей оказались за ее спиной: с выключенными фонарями, зато с готовым к бою оружием. Надин поочередно взглянула в глаза каждому из них. Там плескалась ненависть…
- Ну, я пошел, - вдруг лаконично и спокойно произнес Питер. Никто не успел произнести и слова: огромная масса весом больше трехсот фунтов с удивительной грацией и почти беззвучно метнулась вперед. Вслед за ним такой же молчаливой стрелой понесся Джеймс – и кто бы ожидал от скромного репортера такой прыти? Кроме разве что Надин. Знавшей, что он потерял в самом начале всю свою семью. Одного за другим. Вертушка терпеливо стояла, ровно гудя, разметая лопастями снег и ожидая пассажиров. Но не сложилось:  метрах в двадцати от нее Питер уже всем своим весом набросился на не ожидавших атаки военных, сбивая их инерцией на землю и опрокидывая обоих мужчин в грязь. Сама же Надин, отлепившись от двери и сжав в обеих руках «Беретту», тоже двинулась к месту, где разворачивалась драма. Там свалились в кучу уже четверо дерущихся мужчин.
Медленно и осторожно она двинулась вперед, как кошка:  плавно, боком, прижимаясь спиной к бетонной стене и избегая попадать в лучи прожекторов вертолета.
Парень, до этого момента едва хромавший – проявил просто чудеса концентрации усилий: развернувшись, он направил в сторону Питера пистолет. Но Питер оказался ловчей и быстрее: и вот уже первый выстрел вблизи, который просто не мог оказаться неточным, отправил в иной мир того, кто так отчаянно хотел покинуть эти дикие земли.
Пилот, рискнувший покинуть вертолет, дрался со Спасителями, как одичавший зверь,  умело  пытаясь применить академические навыки рукопашного боя. 
Тяжелая амуниция ему сильно мешала, но не это было главным.
Но он не учел, что навыки эти ничего не стоят против навыков людей, два года убивавших живых мертвецов холодным оружием. Не ради охоты или спортивных понтов. Только ради того, чтобы сэкономить ценные, на вес  золота, боеприпасы. Тем не менее, добраться до пистолета ему удалось. Если бы не Джеймс, успевший одновременно выбить из рук пилота пистолет и треснуть ублюдка по шлему тяжелым армейским берцем так, что шлем слетел с головы – Надин, возможно, и не смогла бы продолжить свою службу на благо Спасителям. Но сейчас парень оказался безоружен.

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-07 02:50:22)

+3

4

«Что она о себе думает?! Какого она творит! Блин! И Ниган… Ять! Прислушивается к ней! Он же знает, что я в одиночку лучше, чем в команде. А теперь ещё ставит надо мною эту!…Мало мне было самого Нигана с его вечными подёргиваниями за верёвочку! Так ещё и эта! Как же невозможно с ней! Байк! Байк отобрала! Командует! Не относится как к равному, а даже ставит себя выше! А что он такого сделал? Пару раз дал приказ ей стукнуть по рёбрам. И что? Вот скажите! Сколько спасителей били меня?! А?! Да столько, что я всех уже и не припомню! А почему? Да потому по хрен мне на них! А сейчас! Едет вся из себя лидер отряда на первом сидении! Джеймс вообще красавчик! Молодец! Достаёт её немного! До этого, если Нигана на вылазке нет или Саймона, то я за главного! Какого хрена она тут делает! Сука проста! Вставить бы ей хорошенько! Но нельзя! Почему Ниган не дал мне за ней присматривать, когда она была в штрафниках?! Ужас! Что ей это место?! Выжить? Жить? Я несколько месяцев пахал, чтобы закрепиться здесь! Чтобы стать незаменимым! Чтобы вытащить Шерри! А она? Какого хрена она творит! Мало её били! Мало гоняли! Убить её что ли? Нееее! Это слишком мягко для неё! Опустить её! Поставить на карачки, когда она уже лейтенант, перед штрафниками! Вернуть её обратно! Не, это не получится! И вообще, что она такого сделала?! Работает на благо спасителей, делает всё возможное для группы, спит столько же, если не меньше, чем я! Помогает всем иногда! Что я вообще раскочегарился?! Но, блин, сука! Она мешает моим планам! Как?! КАК?! КАК мне вытащить Шерри? Стать незаменимым? Теперь замена – это я! Я второй номер! Хотя, есть и у меня свои плюсы! Но для них нужен байк! В одиночку! Персональные задания! А она больше командный игрок! Но она вяжет меня по рукам и ногам! Может, не специально! Но как это выглядит? Как? На хрен! Завязывать надо! Нервишки ни к чёрту! Сдаёшь, Ди! Сдаёшь! АААААААА! Соберись! Вот как ты недавно покатался с ТиДи? Было же классно! Вот освободить Шерри, взять только своё и уйти! Так они точно не пропадут! Если бы не она, я бы уже свалил! Свалил бы! Я помру быстрее от нервов, чем от укусов или голода! Сам! Сам себя ем изнутри! А сейчас выплёскиваю всё в себя же, ругаясь на Надин! Так, крути баранку!... Там какой-то дым. Ладно, пусть сами смотрят. А вот и нет дороги. Машины перекрыли путь. Фуууух, Ди, всё в порядке! Сейчас выйдешь на улицу и подышишь свежим морозным воздухом. Хотя и с привкусом гари» - Успокоившись, Дуайт бросил непринуждённый взгляд на Надин и равнодушно проговорил:

- Объедим дворами? – И получив удовлетворительный ответ, лейтенант свернул вправо. Ещё немного и они затормозили, оставив автомобиль вдали от исследуемого полу обгорелого объекта. Выбравшись из пикапа, Ди захватил свой арбалет и закинул его на спину поверх чёрной кофты с расстёгнутым воротником. Прикрыл за собой дверь. На руках были кожаные перчатки с открытыми костяшками пальцев.

Получив разрешение двигаться самостоятельно, Ди тут же исчез за ближайшим поворотом. По пути не появлялось ни одной живой души, ни одного ходячего. Дуайт скинул арбалет со спину и натянул болт. Перекинув небрежно оружие в левую руку, но всё-равно оставаясь готовым к любой неожиданности, двинулся вдоль разрушенных цехов и ангаров. Один из них заинтересовал его, это был ангар В9, но сначала лейтенант влез в полу разрушенный 11, прилегавший вплотную к первому, и чуть не получил горящей черепицей по голове, которая упала сверху ему под ноги. На первом этаже уже ничего интересного нельзя было найти, а вот на втором. Закинув заряженный арбалет за спину, Ди подтянулся на железной балке и аккуратно в несколько этапов забрался наверх. В крыше была дыра, там ещё алели языки пламени. А в дальнем углу стоял какой-то ящик, который моментально был осмотрен Дуайтом, аккуратно прошедшему по металлическим балкам. Присев на корточки сломав его, лейтенант чертыхнулся и отбросил его прочь. Все джинсы были засыпаны содержимым отсыревших сигар. Саймон был бы рад такому подгону, да и Ниган бы не отказался от хорошей сигары. Да Ди и сам был бы не против посидеть, подымить сигарой…

Стряхнув остатки, Ди спрыгнул вниз и заметил, что Джордж что-то говорит по рации, но в своей лейтенант ничего не слышал. Он достал её и осмотрел. Открыл батарейки. Там отходил контакт. Вот, что значит не иметь собственную рацию, а пользоваться чей-нибудь! Вырубив аппарат и убрав его, Дуайт быстро выбрался из ангара и проскочил следом за Красавчиком в секс-шоп, чтобы быть хоть на какой-то связи со своими.

Войдя внутрь и закрыв за собой дверь, Ди осмотрелся. Впереди в  полумраке что-то маячило и скрипело.

- Джордж? У меня рация сдохла. Что там наши говорят? – В этот момент рация в глубине магазина задребезжала отрывистым голосом Надин, зовущих их себе. И тут же помещение огласилось трёхэтажным матом сквозь сжатые зубы.

Ди выхватил фонарь бросился вперёд, картина, которую он увидел могла бросить и в смех и в слёзы! Джеймс видно хотел тихо подобраться к обнажённой ходячей мило повисшей на наручниках. По ней стекал мёд, явно давнишний. Но именно он законсервировал запах разлагающейся когда-то красавицы. И эта шлюха ведать решила вспомнить свои старые замашки и отсосать неудачливому выжившему, который вместо минета получил укус в грудь. Зачем только он расстегнул свою куртку? Она могла его спасти! Болт пробил голову девушки, и она обвисла на меховых наручниках, раздвинув ножки, обнажая, возможно, когда-то красивую пизду.

Лейтенант подскочил к Джорджу, который облокотился на прилавок и беззвучно смеялся. Дуайт выдернул болт и дал жёсткую оплеуху спасителю, приводя его в чувства.

- У меня для тебя две новости. Первая – ты скоро умрёшь, вторая – на это время, думаю, я смогу уговорить Нигана дать тебе возможность осуществить последнее желание. А пока, стоит вернуться, как я понял, Надин нас обыскалась. – Ди заметил на ручники на прилавке, а рядом ключ от них. Машинально прихватив их, лейтенант двинулся вслед за спасителем, который, наверно, так же машинально застегнул свою куртку.

Через несколько минут ребята уже появились на втором этаже, где ждали остальные представители отряда. Опоздавшие уже было хотели рассказать, что произошло, о появление выживших не дало им это сделать, во всяком случае, пока.

Дуайт уже собирался предложить свой план, как без жертв взять и выживших, и вертолёт, как Надин впихнула свою пафосную и немного угрожающую речь, ринувшись вниз. Лейтенант вздохнул и посмотрел на Джордж. Они остались вдвоём наверху. Кивнув ему, мол, ему сейчас не жалко, если кому сейчас и пострадать, то Красавчику. А сам Ди постарается сделать так, чтобы операция обошлась наименьшими потерями.

Как только Джордж ринулся вниз, Ди влез в дыру в крыши и перелез в соседний ангар, где рассыпал сигары. И спрыгнув на землю, лейтенант выскочил в одну из пробоин, обходя стороной прожекторы, направленных на стаю ходячих. Оттуда пилот уже отсыпал пулемётными очередями всех мертвецов.

Лейтенант подкатился под вертолёт и в тот момент, когда один из спасителей набросился на двигающихся в снежной пелене выживших, распахнул дверь водительской, выхватывая нож. Перед ним был не очень хорошо защищённый и оснащённый пилот, хотя агрегат, на котором он прилетел, был просто суперский. Махнув ножиком по ноге немного зазевавшегося солдата, Ди впрыгнул внутрь, пытаясь нанести удар в голову, чтобы вырубить его. Но тот оказался не промах, на это и рассчитывал Дуайт. Потому как он успел нацепить на одну из рук гламурный наручник. Дальше оставалось дело техники в узком пространстве разобраться даже с мощным противником, предварительно скинув арбалет на землю.

Но удача отвернулась от лейтенанта на некоторое время. Он был отброшен на место второго водителя. Дуайт ударившись о корпус вертолёта. И тут же получил удар наручниками, как обвязанным для понта меховшкой кастетом. Челюсть тут же отозвалась болью. Пара не самых серьёзных толков, и Ди оказался в захвате. Мощные руки раненного солдата мёртвой хваткой повисли на шее лейтенанта, который уже начал задыхаться. Спаситель попытался найти выроненный клинок, уже теряя сознание.

«Где же он? Где? Нет! Только не так! Шерри! Как же она?! Я могу погибнуть!» - Глаза распахнулись, рука нащупала клинок, подцепив его за лезвие, который мгновенно был воткнут сначала в бедро пилота, а потом и вонзился в руку, которая пыталась нанести очередной удар наручниками. И через секунду руки солдата уже были затянуты мазохистскими причиндалами. Подняв своё холодное оружие и тяжело дыша, Дуайт посмотрел в злые глаза солдата, который не собирался сдаваться и был готов продолжить бой, даже с теми ранами, что он уже получил, да сцепленными руками. Струйка крови стекала с головы Ди, разукрасив его и так не самое фотогеничное лицо. Оба тяжело дышали, один был готов продолжить схватку, но другой помотал головой, говоря тем самым, что лучше не надо и что он не желает его смерти. Хотя только что тот чуть не убил Дуайта.

Тяжело дыша лейтенант ждал чего-то, сигнала снаружи ли об удаче, или провали или выпада противника, или просто переводил дух, соображая: оглушить ли пилота, прикончит на месте или оставить всё так, как есть. Секунды тянулись медленно, томно, давая возможность восстановить силы и оценить произошедшее. Ди выглядел не важно. Рукав на новой кофте был порван, оголяя жилистую руку спасителя. Кровь на голове нежно обволакивала шрам и капала на сидение. На шее остались следы от армейской куртки с нашивками и карманами.

- Открывай дверь и выходи с поднятыми руками. Никто не хочет убивать… - Дуайт узнал голос Надин и усмехнулся, ещё с час назад он жаждал никогда не слышать её голос, а теперь он успокоил его и привёл в чувства, выводя из лёгкого оцепенения.

- Только попробуй что-нибудь выкинуть. – Тихо проговорил лейтенант, открывая дверь и вылезая наружу со стороны дерущихся. Ступив на твёрдую землю, Ди засунул клинок за пояс и убрал волосы с окровавленного лица.

- Надин, зачем так орать? Я тебя и так прекрасно слышу! – Усмехнувшись, Дуайт извлёк из-под вертолёта свой незаряженный арбалет, закинул его за спину и сделал шаг в сторону от воздушного транспортно-военного средства, не боясь удара со спины и прекрасно понимая, что Надин бы так не говорила, если бы это её держали на мушке. Остальные переговоры – это не входит в обязанности Ди - пусть дама сама этим занимается, он сделал своё дело, хотя и ослушался её прямого приказа.

Отредактировано Dwight (2018-05-08 16:53:23)

+2

5

Майк вообще не понял, что произошло, когда бешеный удар в спину бросил его на землю. Разведчик, висевший на нем, так придавил пилота, аж дыхание вышибло. Морду Шихман не расквасил об бетон только благодаря шлему и откинутому ПНВ на нем, ведь он даже руки не успел перед собой выставить, поддерживая в этот момент Пиранью. Вот секунду назад стоял на ногах, и сейчас едва успел инстинктивно зажмуриться, когда ПНВ на лбу брызнул перед носом мелкими осколками. Он оставил зазор между лицом и камнем, не дав влепиться башкой со всей дури. Ну, и шлем защитил. Если б щиток был опущен, наверно, в морду бы кусками вошел от такого удара. Разведчик резко и с коротким злым стоном развернулся на нем, долбанув одной из палок, примотанных к ногам, и заставив невольно охнуть от груза и боли. Шихман тут же попытался из-под него выбраться. В голове билось по кругу только одно слово: "Зомби! Зомби! Зомби!" Но Майк ума не мог приложить, откуда они могли взяться так близко, когда он сам расстрелял к черту все движущееся вокруг. Что-то еще тяжелое хакнулось на него сверху. И прямо на Шихмане началась драка. Зашибенное ощущение, когда на тебе месятся два тяжелых тела, а у тебя ребра трещат, легкие всмятку, и выбраться никак. Шихману удалось улучить момент и вывернуться из-под Пираньи, наподдав по пути его обидчику, и перекатившись сразу в сторону. Он успел увидеть, что разведчик, несмотря на свою немощь, отбросил ударом от себя какую-то здоровую черную тень, которая тут же снова кинулась на него. Не успел Майк осознать, что происходит, как на него самого напрыгнул какой-то хрен, принявшись мутузить. Майку удалось скинуть его, дав люлей, и он успел увидеть, как Пиранья сел и направил пистолет в черную тень. Но тень выстрелила первой прямо в голову разведчику. А Майк непростительно долго реагировал на все это, вытаращенными глазами посмотрев на падающего кулем человека, которого он прилетел спасти, а потом переведя глаза на черную тень. Только сейчас понял, что это просто гигантского роста афроамериканец в темной одежде. Тот хмырь, которого пилот только что отбросил, новым ударом из темноты вернул его в реальность.
- Ах ты ж сука поганая! - взревел Шихман в бешенстве, пытаясь сбросить с себя урода, выхватить пистолет из кобуры на жилете и шлепнуть черного.
Натурально озверел. Такой ненависти Майк давно ни к кому не испытывал. Что ж за тварями такими стали люди... Пронеслась мысль, что разведчик сделал что-то очень скверное этим людям, и они гнались за ним, чтобы расправиться. Иначе Майк просто не мог объяснить такую слепую жестокость. Может, не дал им сожрать человека, или отпустил на волю козу, которую они всей своей поганой семейкой трахали. Оппонент Майка, как долбанная макака, тут же снова сиганул на него, и Шихман опять вступил с ним в рукопашную, катаясь по мокрой бетонке. Страшно мешал двигаться жилет выживания, но его плотная основа с набитыми карманами гасили удары нападавшего. И шлем серьезно выручил, защитив от нескольких мощных прилетов в голову. Майк в долгу не оставался, нанося крепкие удары этому говнюку кулаками и ногами. В башку и по почкам тот словил конкретно, кровью ссать точно будет. Неопреновые перчатки пилота мокрыми стали от крови. От своей, кажется тоже, руки саднили под ними. Но эта паскуда не унималась, не давая пилоту подняться.
Тут подключился и негр в общую свалку. Теперь у Шихмана стало два противника. И черный был реально страшным бойцом. От его ударов уворачиваться оказалось чертовски сложно, когда рядом еще один урод мешается, и пару тыков Майк все же пропустил, несмотря на блоки. Сокрушительных, мать его. Потроха внутри смешались к черту, кажется. Шихман понял, что ему быстро хана настанет, если он негру позволит еще раз до себя добраться. Однако два долбоящера, метелящие его, мешали друг другу, и Шихман этим воспользовался. Резким выпадом колена под зад он заставил севшего на него негра качнуться в сторону своей головы, когда тот заносил руку для удара. И навстречу негру вылетел кулак, точнехонько под толстый черный нос с брызжущими от усердия соплями. Майк почувствовал, как сжатые костяшки его пальцев с хрустом сломали носовую перегородку, пройдясь значительно дальше по плоскости морды врага, нежели он рассчитывал. Кровища так и хлынула. Шихман не просто сломал нос этому гаду, он его убил нахер. А сам чудом увернулся от здорового, но уже мертвого кулака, летящего ему в лицо.
Черный завалился набок, заливаясь кровью и издавая нечеловеческие звуки. А Шихман умудрился в этот момент ускользнуть от нападавших ужом, выхватить пистолет и снять его с предохранителя. А ведь должен был это сделать, когда выходил из вертолета. Получай теперь, лошара, за нарушение предписаний...  Лежа на спине, Шихман оттолкнулся ногами от двух тел оппонентов, проехал на спине метра полтора по мокрой снежной каше и выбросил высвобожденные руки с пистолетом в сторону оставшегося в живых белого. Но гавнюк оказался шустрее... Не успев нажать курок, Майк получил удар ногой по стволу. Пистолет улетел в темноту, а Шихман заорал от ярости и боли - показалось, что пальцы на руке переломаны к черту. И до кучи немедленно получил удар ногой по голове, от которого противно хрустнула шея, улетел в сторону шлем, содрав ремнем подбородок, а сам пилот напрочь потерял ориентацию, словив целую галактику звезд перед глазами. Но не вырубился полностью, даже метнулся перекатом в сторону, чтобы "контрольный" не огрести. Инстинкт говорил, что он точно последует.

В это время Торп, находившийся в кабине "Рейдера", обалдело смотрел на молниеносно меняющуюся картину в свете прожекторов перед ним. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы осознать то, что происходит, после чего он схватился за рукоять управленья, положив палец на гашетку пулемета. Он не мог стрелять в свалку из-за Майка, и не имел права покидать машину, хотя именно этого хотел сейчас больше всего.
- Мейдей, мейдей, мейдей! - заорал Стивен в микрофон шлема. - Башня, контакт на точке! Разведчик убит! Нападение на "Коби". Это не зомби! Это дикари! Повторяю, дикари убили Пиранью и захватили "Коби".
В Башне смачно выматерились в эфир:
- "Рейдер 2", действуйте по инструкции!
А инструкция требовала, чтобы пилот немедленно улетал в такой ситуации. Нельзя было терять бесценную в нынешних условиях машину и рисковать вторым летчиком. Вертолет по всем предписаниям был в приоритете. Да и не настолько много специалистов в бункере, чтобы хоронить их.
- Я не могу улететь, - сказал Стивен. - Я должен...
- Торп, мать твою! - взревел диспетчер. - Улетай нахуй оттуда! Дикари - это вооруженные звери! Человеческий облик давно потеряли! Они тебе машину угробят! А тебя самого сожрут!
- Я не могу, - сквозь зубы произнес штурман, активируя пулемет. - Майк жив!
- Торп! Все, что ты можешь сейчас сделать для него, это расстрелять его вместе с дикарями с воздуха! Поднимай машину, уебок! Немедленно на базу! - это уже прозвучал в эфире голос командира крыла. - Это приказ!
Ответить ему Торп не успел. Открылась дверца с его стороны, резкая боль пробила ногу, порезанную ножом, и какой-то мокрый грязный хмырь щучкой нырнул в тесную кабину. Завязалась свалка внутри, и драться Торпу было чертовски неудобно в своей амуниции в маленьком пространстве. Худой дикарь все время оказывался ловчее. Он умудрился накинуть на одну руку Стивена пошлые меховые наручники, но стреножить себя полностью Торп не дал. Несколькими ударами он достал юркого паразита и даже пытался почти успешно придушить. Но дикарь метко наносил ему ранения ножом, уворачиваясь, как змей.
В кабине и в эфире в это время стоял мат-перемат. Командир крыла обещал штурману трибунал, кастрацию и посмертную службу на говновозке (где бы он ее нашел в бункере, интересно?). А потом в Башне притихли, поняв по реву и пыхтению, что происходит.
- "Рейдер 2", доложите обстановку!
- Вышибаю интрудера, блеа! - рявкнул в ответ Торп.
- "Рейдер 2", отвечайте. Не слышим вас. Торп, отвечай!
Стивен скосил глаза на микрофон. Нет его, обломан во время драки. Башня его не слышит. А пока выяснял это, упустил момент и позволил противнику окончательно поглумиться над собой. Стивен взревел от ярости, увидев, что грязный урод смог его все же укатать в наручники полностью, и как он это умудрился сделать, сам черт не поймет. Торп рванул оковы в разные стороны, но те оказались на удивление крепкими. Это было невыносимо обидно. Ловкая сволота вылетела наружу через дверь первого пилота, оказавшись вне досягаемости Стивена. А сам он услышал рядом женский голос, требующий выйти из машины с поднятыми руками. Торп замер. По голосу было понятно, что на него точно сейчас смотрит ствол. Вот есть особая интонация в голосах людей, держащих оружие, ни с чем не спутаешь. Стивен поднял руки в наручниках, демонстрируя повиновение, и заворочался, как будто намеревался вылезти спиной через небольшую дверь. В нее иначе, как спиной было и не вылезти, слишком маленькая. Сам же быстро расстегнул на себе куртку, чтобы добраться до кобуры на жилете. Неудобно было, но получилось сделать это быстро. В следующее мгновение он уже подался рывком обратно в кабину и насколько мог резко развернулся корпусом к женщине, готовый выстрелить. Он не собирался угрожать, он намерен был убить. Церемониться тут ни с кем он не собирался. Но и промахнуться не хотел.

Зрение Майка блуждало, и никак не могло сконцентрироваться на чем-то. Конкретный нокаут поймал. Мир с метелью и чернотой качался вокруг, но ему удалось на какие-то секунды освободиться. И только один путь он видел для себя сейчас - бежать. К свету, к вертолету, чтобы Стив мог открыть огонь. Херово было с башкой, но откуда только силы взялись резко развернуться и втопить в сторону прожекторов. Майк, кроме света, вообще ничего перед собой не видел, а просто несся на него изо всех сил. Наверняка за ним бегут, надо быстрее, быстрее. Водило Шихмана изрядно, как пьяного, но он бежал.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-10 00:12:55)

+2

6

Прижавшись к бетонной стене, Надин тихо наблюдала за событиями. 
Красавчик спрячется. В этом сомнений не было. А вот куда вдруг внезапно исчез Дуйат – она не понимала.
Впрочем, разозлиться на Ди Надин толком не успела: слишком неожиданно случилось все то, что случилось.  Только  отчаянное желание ценой любого риска заполучить оружие и ценности с борта вертолета могло подвигнуть ее на поступки, которые не были продуманы заранее.
Впрочем, откуда взяться плану? Только импровизация в сочетании с эффектом неожиданности. Боевые навыки – против решительной злости привычно готовых к смерти людей. До этого момента Спасителям не приходилось сталкиваться с профессиональными, хорошо вооруженными военными. Да еще за несколько минут до взлета борта с земли.
Периферией разума она задумалась над вопросом: принял бы Ниган такое же оперативное решение, как она? Пришла к выводу - нет. Ниган не рискнул бы.
Возможно, и она ошиблась, но...
«Я здесь  – Ниган! - прошептала Надин лозунг Спасителей. – Я…»
Фальшивая мантра ничуть не помогла. Она всегда была Надин. Но этих Надин здесь было двое.
«Мы все тут ляжем!» - отчаянно завыла «американская» часть. Русская же в этот же момент приказала стиснуть зубы и сосредоточиться. Выдохнуть, еще крепче сжав оружие. Надин вытерла лицо от налипшего снега.
Вот, теперь бездействие не угнетало ее. Она выжидала. Выигрышность положения заключалась в том, что она была единственной, кого пока еще никто не видел. И ее действия будут определяться тем, кому из ребят первым потребуется помощь.
Стоя у стены, она переводила взгляд с дверей вертолета на затеявших отчаянную драку четверых мужчин. Оставшийся в кабине пилот не сделал (или не смог сделать) того, чего опасалась Надин – развернуть пулемет и стрелять по людям. В эти секунды соперники в свете прожекторов были как на ладони. В мощи бортового пулемета они убедились воочию: вся парковка была покрыта рваными клочьями тел ходячих, и густо валивший снег смешивался с гнилыми внутренностями и кровью, сделав поле боя скользким.
Внезапно мечущийся взгляд Надин выцепил  знакомую фигуру, из тьмы рванувшую  к двери вертолета. Дернув дверь на себя, Ди проник в пилотскую кабину. Вторая драка явно разгоралась уже внутри.
«Давай, Ди, давай… малыш… ты справишься!» - горячо прошептала Надин про себя, напряженно всматриваясь попеременно влево и вправо и ни на секунду не закрывая глаз. У вертолета ни черта нельзя было разглядеть: помимо снежной пурги  работающие лопасти поднимали с земли мусор, рваные полиэтиленовые пакеты, мокрые куски упаковочного картона. Короткие секунды. Но как долго они тянулись!
Питер и Джеймс уже вовсю молотили двух военных свиней, упавших на землю. Почти сразу прогремел первый выстрел. Коротко вздрогнув, Надин еще крепче сжала пистолет в обеих руках.
Активное движение на земле фигур, одетых в знакомые ей куртки сразу ее успокоило. Значит, это был минус один у врагов. Отлично! Питер и Джеймс были крепкими ребятами, а ненависть должна была придать им сил…
Никаких звуков из кабины слышно не было. Услышать звук выстрела и увидеть, как знакомая тощая фигура выпадает оттуда на грязный снег, Надин готовилась с обреченным спокойствием. Но этого не случилось. Не произошло и того, что она ожидала: винты не усилили свой разбег. Однообразная тональность и неожиданно долгая тишина – вот что привело Надин в замешательство. Кто же там выиграл-то? Если Ди – какого хрена не вышвырнет пилота на землю? Если пилот – то почему вертушка не взлетает? Одно было ясно – в кабине пилотов некий промежуточный итог уже был подведен.
Надин рванула вперед без раздумий. Встала в паре метров от двери в кабину, держа пистолет на вытянутых руках. Воздушные вихри швыряли в лицо мелкий песок и больно рвали растрепавшиеся волосы, но она не чувствовала
боли.
— Открывай дверь и выходи с поднятыми руками! -  переорала Надин однообразный хлопающий шум винтов. – Никто не хочет убивать!
Дверь открылась. Но вышел оттуда не второй пилот, а Ди. Причем лейтенант был спокоен так, словно покидал сейчас борт чартера, вежливо попрощавшись со стюардессой. Правда, все лицо его было в крови, а глаза были безумными.
— Надин, зачем так орать? Я тебя и так прекрасно слышу!
- Что там вообще происходит? Он один? – вопросительно прокричала Надин.
Таким спокойным лейтенант мог бы быть только в единственном случае – если бы до его выхода из кабины наружу выпало бы мертвое тело единственного противника. Но такого не случилось. Чуть отведя пистолет в сторону, Надин в недоумении попыталась заглянуть за спину Ди. Тот вообще не оглянулся, а занялся поисками брошенного оружия. Но Надин видела – второй пилот жив,  и покорно демонстрирует скованные руки и намерение выйти и сдаться. Впереди, блядь, скованные!
Спину Надин словно ледяным потом облило. Каждым квадратным сантиметром кожи, на которой сейчас до боли  вздыбилась шерсть, Надин прочувствовала, какие именно движения маскирует сейчас неуклюжая возня в тесноте за легкой дверью. Их разделяло сейчас не больше трех метров и ноль секунд. Вскинув пистолет, Надин  выстрелила.
Испуг помешал ей точно прицелиться даже на таком расстоянии, поэтому, целясь в голову, она попала в шею. Тем не менее, тело пилота отбросило назад и в сторону. Звякнув об асфальт, из уже мертвых скованных рук выпал готовый к бою пистолет.
Подойдя к нему, Надин первым делом подняла с земли оружие, сунув его в объемный карман куртки. Перевернув тело ногой, она с интересом склонилась над телом убитого мужчины. Кровь, вытекавшая из-под клипсы летного шлема, в этом свете выглядела густой, черной и вязкой, как нефть. Сжимая  в правой руке свой пистолет, как будто убитый мог представлять опасность, Надин еще секунду завороженно наблюдала, как по снегу разливается это масляное пятно.
"Мы это сделали!"
Секунду спустя в ее сознание заново ворвался гул винтов. Подняв глаза, она увидела второго пилота, несшегося на свет прожекторов. Дороги мужик явно не разбирал. Досталось ему изрядно: уже без оружия и летного шлема, весь потрепанный и избитый, он все же смог каким-то чудом вырваться из рук Спасителей. Питера рядом почему-то уже не было. В тот момент, когда Джеймс мощным прыжком смог повалить парня на землю заново, от Надин его отделяло не больше десяти метров.
- Ах ты…сука! Как же ты мне надоел-то! -   закричав по-русски,Надин совершила отчаянный бросок тела вперед. Не испытывая никакого страха, двигаясь на чистой злости и адреналине,  одним коротким пинком ботинка она злобно двинула ему по виску с такого разворота, что парень мгновенно потерял сознание. В нем оказалось больше объема, чем тела. Переведя дыхание и чуть успокоившись, Надин брезгливо приподняла носком грязного ботинка бесчувственную голову парня, казавшуюся маленькой и беззащитной на фоне объемного спасательного жилета.
Коротко взглянув в его лицо с ненавистью, от которой у многих бы похолодели сердца, Надин легко убрала ногу, бросив голову обратно в снежную кашу и кровь ходячих. Единственный выживший военный пилот был в глубокой отключке. Присев на одно колено, Надин все-таки проверила пульс на его шее.
- Свяжи-ка этому ублюдку руки, Джеймс, - удовлетворенно выдохнула она.
–  Сзади, как можно крепче. Его берем с собой.
Надин вытянула из брюк и швырнула на землю свой ремень: удобный, тонкий и достаточно мягкий для этих целей.
Надин вернулась к Дуайту, стоявшему у вертушки. Время не позволяло говорить вообще что-либо. Поэтому всю ярость и свое мнение о его поступке Надин вложила в пощечину такой неженской тяжести и силы, что у Ди должно было загудеть в голове.
- По этому вопросу у меня все. Остальное позже. - сухо процедила она сквозь зубы, одним взглядом сжигая ту часть лица Дуйата, которая еще оставалась целой.
Сверля его глазами, Надин уже пошла по маршруту более важных сейчас дел. Пилот должен был запросить помощь. Откуда она придет, когда и в какой форме? Организованный ими шум, помимо всего, сейчас привлечет целую стаю ходячих.  Полное отсутствие их сейчас даже пугало Надин. Слишком… спокойно. Поэтому Надин немедленно рассыпалась в распоряжениях:
- Ди, в вертушку, живо!
Она быстро взглянула на тело убитого ею пилота.
- Сними с него  шлем и надень на себя! Внутри внимательно слушай все, что будет передавать в эфир их база. Одновременно собирай все ценное, что можно оттуда снять. Выбрасывай прямо на землю. Как закончишь, разберись с крышками топливных баков. Если останется время, попробуем слить хотя бы часть топлива перед самым отъездом. Думаю, минут десять у нас еще в запасе есть.
За спиной Джеймса Надин увидела емкий туристический рюкзак.
- Джеймс, да помоги Питеру подняться, наконец, что вы как бабы?! Идите снимите с того парня все, что есть на нем: рацию, оружие, боеприпасы, лекарства. Вытаскивайте абсолютно все из карманов!  Все, до последней бумажки, и… ну что?! – воскликнула она раздраженно в ответ на взгляд Джеймса, перебивавший ее речь.
- Надин. Питер мертв, - мягко сказал Джеймс.
Надин на мгновение застыла, просто не веря собственным ушам. Этот мелкий засранец что, убил человека голыми руками, будучи один против двоих?! Но потрясение Надин внешне никак не обнаружила. Разве что произнесла она следом что-то не совсем уместное. Но зато хладнокровным и деловым тоном:
- Хорошо, Джеймс. Значит, теперь  это только твоя задача – собрать все его вещи. Когда закончишь с этим, возьми фонарь и обязательно найди его пистолет, и такую же вторую шапку! Где-то там в снегу валяется.
Красавчик, который счет возможным только сейчас появиться на поле боя, подошел к Надин. При этом в глазах у него была ленивая заинтересованность такого рода, с которой в прошлом он наверняка смотрел боевик в Landmark Atlantic. Может быть, именно поэтому она вдруг остро почувствовала, что до сих пор не только сжимает «беретту», но и держит палец на скобе. Надин убрала оружие в кобуру на поясе.
- Красавчик, работай! Быстро перегони сюда машину. Меня не волнует – какие там заборы и что ты с ними сделаешь! Через пять минут она должна быть здесь. Ди, дай ему ключи. Все, работаем.

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-09 00:44:51)

+2

7

Два щелчка беретты. Падение трупа и ствола. Лёгкий поворот головы. Всё в порядке, он готов. Но не должен был, если бы поступил бы правильно и не стал бы выпендриваться со скованными руками. Они что, все психи эти вояки? И этот припустил. Вот зачем?! Ди уже было выхватил свой клинок, готовясь его метнуть, но уловил еле заметное движение Надин в сторону солдата, потому не стал этого делать, а просто бросился вслед за ней, вдруг понадобится помощь. Но эта дама и сама дала бы кому угодно фору. Пилот уже лежал в отключке. Взъерошенные волосы, окровавленное лицо, зрачки расширенные – последствия потасовки. Взгляд должен смениться и приобрести своё обычное выражение, но то, что он увидел не поспособствовало этому. Питер лежал и не двигался, его нос впал внутрь. Похоже, его вбили в мозг очень мощным ударом. Осознав эти, Ди сменил цвет лица, но внутреннее состояние… Питер! Прекрасный парень, с которым они несколько раз выбирались на вылазки, прикрывали друг другу спины. Дуайт посмотрел на Надин, готовый высказать, всё, что думает о ней, но решил подождать до более удобного момента. Но пощёчина, от которой загудела голова лейтенанта, сменила решение последнего отложить разговор, хотя бы начало его, до лучших времён. Ди резко поднял руку с клинком, держа его за лезвие, и остановил его возле лица спасительницы. Рукоятка, находящаяся в паре сантиметров от лица Надин, нервно подрагивала.

- Ты только посмотри, ещё один наш человек мёртв! А почему?! Так просто у кого-то кишка была тонка вовремя вылезти из тени! Но нет же, ей всё-равно на его смерть! Какой-то рядовой спаситель! Она жива, и она командует, что ещё ей надо?

С издёвкой в голосе говорил Дуайт, пока к нему направлялся Джордж, собираясь забрать ключи, чтобы всё-таки пригнать тачку и сюда и быстро свалить. Но его планам не было суждено осуществиться. Остро заточенный клинок вонзился в его череп с неприятным звуком.

- Прости, Красавчик, но придётся обойтись без последнего желания.

Лейтенант выдернул нож и отпихнул спасителя, которого до этого быстро схватил за плечо.

- Его укусили, а наша главная ни сном, ни духом! Я за пикапом, будьте так любезны, о, Надин, проверьте сами этот чёртов вертолёт!

Ди сорвал остатки порванного рукава и начал бережно педантично протирать клинок, делая вид, что не особо спешит за тачкой. Но зайдя за угол, Дуайт убрал оружие за пояс, отшвырнул рукав и быстро зашагал к месту импровизированной парковки. Возле тачки он, наконец, заметил, что рация на ремень сломалась во время потасовки. Вытащив батарейки и выкинув остатки рации, Ди резко распахнул дверь, забрался внутрь и захлопнул её за собой, кладя арбалет на пассажирское сидение. Тяжело выдохнув, лейтенант аккуратно вставил ключи в замок зажигания, выжал сцепление и завёл двигатель. По дороге спаситель смотрел по сторонам, соображая, как проехать к вертолёту. Но нормальной дороги не было. А разбираться с этим столько мороки и времени. Ангары-то тут на ладом дышат. Лейтенант выжал педаль газа, приходя в себя. Вот руль, педали, шум мотора, плавно набирающего обороты… Дыхание выровнялось. Утерев уцелевшим рукавом кровь с лица, чтобы она не заливалась в глаз, бывший таксист отпустил тормоз. В голове промелькнули картины ночной дороги, стритрейсеры, и он на своём поддрифтованном и апргрейдином такси набирает обороты на старте…

Пробив пару стенок ангара, Ди выехал на бетонную площадку, на которой разворачивалась потасовка и резко затормозил возле вертолёта, поставив автомобиль параллельно с ним. Открыв дверцу, Дуайт выбрался из машины, поправляя волосы. А затем подошёл к бамперу, который держался на соплях. Усмехнувшись, лейтенант, применив небольшое усилие, сдёрнул его и откинул в сторону. Убедившись в том, что с пикапом в целом всё хорошо и осмотревшись, нечего странного и неестественного не заметив, Ди подошёл к вертолёту и опёрся обнажённой рукой на его корпус, глядя на то, как Надин пытается найти что-то полезное. Это выглядело немного комично, но лейтенант сдержался, чтобы не рассмеяться.

- Ну, что же, будут ещё приказания от нашей бездушной Надин?

+2

8

Лихорадочно размышляя над неразрешимым в принципе вопросом - сколько у них осталось времени?  Надин мысленно отмела две прежние идеи: снять с машины бортовые пулеметы и слить топливо. Ценой этих ценностей были их жизни. 
Тогда они не смогут довезти до Святилища тот объем ценного, который можно будет собрать в пределах пяти минут. Звериный инстинкт Надин гнал ее прочь от вертолета. Но с каким бы удовольствием она захватила бы эту мощную машину, имей она возможность поднять ее в воздух, отключив аварийные маяки!
«Дождаться, когда очнется пилот, и привести вертушку к Святилищу? Моя рация еще жива. Сесть прямо там, на парковку для машин работников? Нет…там машины, контейнер с топливом. Левее, у заводоуправления? Очень мало места, слишком много труб и проводов воздушки там напутано. Не нужно быть вертолетчиком, чтобы понять, чем в таких метеоусловиях закончится посадка. Конечно, можно рискнуть. Но как отключить аварийный радиомаяк, который наверняка есть на борту? Эта мразь наверняка успела нажать нужную кнопку.  Где искать его - мы не знаем. Поверить на слово? Все. Не судьба. Уходим.»
Только сейчас Надин с изумлением обнаружила нож, который придурковатый Ди держит у ее лица. Честно признаться, Надин не ожидала такого поведения от Дуйата. Сама она уже забыла инцидент с его непростительной невнимательностью. Тем временем Дуйат, полыхая яростью и брызгая в лицо кипящей слюной, все орал и орал. До сознания Надин достучались только последние слова:
— …….так просто у кого-то кишка была тонка вовремя вылезти из тени! Но нет же, ей всё-равно на его смерть! Какой-то рядовой спаситель! Она жива, и она командует, что ещё ей надо?
Лицо Надин за секунду превратилось в окаменевшую маску абсолютного равнодушия. Она молчала, избегая встречаться взглядом с Дуайтом.  Подняв подбородок и обратив взгляд внутрь, Надин сделала вид, что внимательно слушает. Никогда в этой жизни он не рискнет тронуть ее, оставив свидетелей. А без свидетелей Дуайту крайне трудно будет объяснить смерть троих Спасителей, включая Надин. В какую причудливую форму выльется гнев вспыльчивого в последнее время Нигана? – страшно представить. Жаль только тех десятков секунд, которые тратились сейчас на детские истерики лейтенанта. Надо будет поговорить с Ниганом.
Из-под полуопущенных ресниц Надин ясно видела, как Хоглисс, наблюдавший за сценой с земли, поднял пистолет на уровень коленей Ди, прикрыв его полой куртки. До этого момента Джеймс был занят старательным исполнением распоряжения Надин: перевернув парня на живот, он cтянул с него куртку и аварийный жилет, надежно смотав кисти его рук ремнем Надин. Смерть Питера явно произвела на него неизгладимое впечатление.
В адском шуме винтов Джеймс конечно, слов Дуайта услышать не мог, поэтому для него несвоевременная агрессия с ножом была сюрпризом. Не двигая руками, Надин коротко приподняла правую ладонь в коротком запрещающем жесте, и ровно в этот момент Дуайт опустил нож. Только для того, чтобы по-настоящему убить Красавчика.
Тут Надин в ошеломлении приоткрыла рот. Вот сейчас она конкретно испугалась, поняв, что могла и ошибаться. Впрочем, Ди пояснил свои действия:
— Его укусили, а наша главная ни сном, ни духом! Я за пикапом, будьте так любезны, о, Надин, проверьте сами этот чёртов вертолёт!
Она кивнула, оглушенная шумом и нахлынувшей усталостью, по-прежнему не удостаивая Дуайта ответом. Проследив за удаляющейся спиной, Надин  склонилась к трупу Красавчика. Приподняв тело за плечо, она вытащила винтовку, извлекла из карманов два запасных магазина к ней. Потом подошла к телу второго пилота. Стянув с него шлем и жилет выживания, сбросила все собранные вещи и оружие у левого шасси вертушки. В тот момент, когда она, склонившись над телом, обыскивала тело на предмет еще каких-нибудь ценностей – руки и ноги покойного коротко и так знакомо ей дернулись. Надин отшатнулась, едва встретившись взглядом с его открывшимися глазами цвета сгнившего сырого яйца.
- Мать!
Негромкий вскрик утонул в грохоте работавших винтов. Выдернув свою «беретту» из кобуры, она добила перерождавшегося пилота еще одним выстрелом в лоб с нескольких сантиметров. Выстрел снес ему половину башки. Ее гипотеза о том, что у военных есть иммунитет – разрушилась. Хорошо, что так быстро, но…
Не в силах сдерживаться, Надин молча дала несколько яростных пинков распростертому под ней мягкому телу. Она бы делала это еще дольше, злобно пиная тело, больше похожее сейчас на окровавленный мешок, если бы ее не прервал Джеймс, сбросивший с плеча к ногам  Надин жилет, снятый с выжившего пилота, винтовку и объемный рюкзак  мертвого разведчика. Он тоже прекрасно умел владеть собой. Во всяком случае, на лице его при виде всегда спокойной Надин, злобно пинавшей мертвеца, вообще ничего не отразилось.
- Нет у них… иммунитета… - глухо выдохнула Надин, чтобы хоть как-то объяснить свое поведение.
- Да и черт с ними! Он мог тебя убить! – прокричал Джеймс ей в лицо, имея в виду Дуайта. Левой рукой он придерживал слетающий от ветра капюшон куртки, а правой всовывал  в руки Надин  мокрый, измазанный в крови и грязи шлем пилота. Внутри него сейчас лежала и найденная Джеймсом в снегу «беретта». Пистолет Надин сразу вытащила, бережно убрав в левый карман. 
– Что у вас случилось?!
- Если бы мог – убил бы, - без тени какой-либо эмоции отрезала она.
Бывший  репортер с таким  внимательным интересом следил за ее лицом, что Надин продолжила, так же склонившись к самому его уху:
-Хоглисс, не жди, что скажу тебе «спасибо»!  Да, я все видела. Не надо в это ввязываться. Здесь вход за рубль, за выход – сотня. Мой тебе совет: держись в стороне, если хочешь подольше прожить. Ты меня понял? Сходи, забери оружие и рацию Питера. И притащи этого говнюка сюда, поближе.
Джеймс ушел, а сама Надин забралась в кабину, разместившись в кресле пилота. Все, что она хотела поручить Ди, приходилось делать самой. В этом были и плюсы, и минусы.
Надин внимательно осмотрела шлем, соображая, что к чему. Потом нашла в тусклом рабочем освещении подходящий штекер и воткнула его в разъем. Вошло легко, и сразу же в ее голову ворвался тревожный и усталый голос, повторявший по кругу с оттенком безнадежности: «"Рейдер 2", на связь. "Рейдер 2", ответьте. Парни, отзовитесь Башне! Башня вызывает "Рейдер 2". Если слышите нас, держитесь, помощь в пути. Повторяю, помощь в пути. "Рейдер 2", ответьте…».
Долю секунды взгляд Надин метался по сложной приборной панели, на которой мерцали неоновым блеском десятки приборов, разнообразных шкал, кнопок и тумблеров.
Надин сбросила шлем. Помощь в пути! Никто не обозначил подлетное время. Вот как было бы охрененно замечательно, если бы кто-то сейчас слушал эфир дальше! Проводной принцип связи не позволял наслаждаться этим голосом постоянно.
Не снимая шлема, Надин встала на колени в кресле. Обшаривать тесную кабину в поисках оружия смысла не имело.
Два НАЗа сразу обнаружились в сетках за спинами пилотских кресел. Их она вытащила, бросив на сиденье второго пилота. Потом сняла шлем, бережно уложила его на сиденье рядом с НАЗам  и вылетела из кабины.
Перебегая от двери к двери, Надин краем глаза заметила, как в завихрениях метели и поземки Джеймс волочит тело пилота  по земле поближе к вертушке. Странно, почему так? Хотя он заметно прихрамывал. Видно, в драке сильно досталось не только Питеру.
Несколько секунд ушло на то, чтобы разобраться с тем, как открывается дверь грузо-пассажирского отсека. Хотелось увидеть оружие, но снова - увы.
Надин обшарила этот отсек быстро, не найдя ничего ценного, кроме трех маркированных аварийных запасов, упакованных в среднего размера оливовые мешки. Интересоваться их наполнением Надин даже не стала: не было времени.
Разочарованно поджав губы она, тем не менее, подтащила их к выходу, аккуратно сложив друг на друга. Забросить все барахло, что получилось у нее в итоге: два объемных спасательных жилета, измазанных в крови, пять упаковок НАЗ с борта и три винтовки: разведчика, Питера и Джорджа – дело одной минуты. Успеем убраться, если не рисковать сливом топлива.
Успеем.
Где же носит Дуйата?! Чтобы занять себя чем-то, Надин пошарила по карманам жилетов в поисках еще каких-то единиц оружия. Ничего. Шесть запасных обоим к 9-мм «береттам» пилотов, лежавшим сейчас в ее карманах. Стоило ли это риска?? Хотя живой военный несомненно, игрушка, которая порадует Нигана.
Стоя на коленях возле шасси, где было сложено барахло, Надин расстегнула рюкзак разведчика. 17-й глок, 8 магазинов к нему. Два запасных магазина к его М16. Шесть гранат – не так уж и плохо, на самом деле. В солидной полевой аптечке Надин разглядела и остатки препарата, который помог ей тогда в Вашингтоне дождаться появления Нигана. Вода, спирт. Запас сухих пайков. Не то.
Аккуратно защелкнув «фастексы», немыми от холода пальцами Надин влезла в боковой карман. Там она нащупала блокнот и карту. В этот момент фары их пикапа уже мелькали невдалеке, но она успела, быстро присев на колени, разложить и внимательно рассмотреть и то, и другое.
Вот оно…
Второй раз за сегодня Надин оцепенела. Зрачки ее расширились, и она снова перестала слышать гудение винтов над головой.  Прижав карту к рюкзаку правой рукой, левой Надин расправляла ее от порывов воздуха и беззвучно материлась.
Выйти из оцепенения ей помогли два момента: вернувшийся к вертолету Джеймс,  уложивший тело пилота рядом с вещами, как багаж. И Дуайт, который наконец-то хлопнул дверью пикапа в десятке метров от вертолета.
Стараясь не акцентировать внимание мужчин, Надин спокойно, с деланным равнодушием, но очень бережно сложила карту и блокнот во внутренний карман куртки.
— Ну, что же, будут ещё приказания от нашей бездушной Надин? – поинтересовался Дуайт, подходя ближе.  Джеймс промолчал, но вдруг, вглядевшись в темноту, неожиданно сбросил с плеча винтовку. Глядя на него, Надин автоматически подхватила с земли и свою собственную. Она только сейчас заметила, как сзади, за пикапом, выходят из снежной метели и надвигаются на них не просто десяток шальных ходячих. Это была колоссальная стая ходячих невероятных, прежде не виданных ею размеров. Пьяно-шатающаяся плотная цепь в грязном тряпье растянулась на десятки метров слева и справа в поле зрения. Ходячие окружали их с таким решительным и согласованным напором, что находившиеся в первых рядах вонючие трупы уже падали, вдавливаясь в снег под ногами ревущих от голода сородичей. Возможно, их привлек яркий свет, или шум винтов, или звуки выстрелов, или все вместе. Или они просто были заперты где-то, как это часто случалось, и ожидали своего часа?! Как бы то ни было – от четырех людей, один из которых был без сознания, стаю сейчас отделяло не больше тридцати метров. Пытаться прорваться? Безнадежная идея. Даже с гранатами… Сколько их там еще – в тени снегопада? Стая....
Надин даже не стала пускать бессмысленную очередь по первым рядам. Такого леденящего ужаса она не испытывала никогда. Даже когда Дуйат держал ее за плечо возле огненной пасти печи полтора месяца назад. Даже когда…
Смерть сжимала вокруг них кольцо.
"Вот и все..." - обреченно подумала та часть ее сознания, которой вслух разговаривать запрещалось.
- Все на борт. Мы взлетаем,  - приказала Надин мертвым голосом.
- Ди, давай сюда быстрее! Забрось все это в грузовой отсек, - Надин указала на жилеты и оружие на земле,-  и захлопни дверь. Джеймс, давай пилота по штатному расписанию, я буду приводить его в сознание.
Перебросив винтовку на спину, Надин подхватила рюкзак и выдернула оттуда аптечку, которая лежала наверху.

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-11 15:44:45)

+2

9

Джеймс вскинул свой ствол и направил его на Ди. Скорее, за него, куда посмотрел последний, заряжая свой арбалет и вновь возвращая его на спину. Быстро крутанувшись на сто восемьдесят градусов и глянув за вертолёт, лейтенант тут же понял, что дело табак. Откуда только столько ходячих тут могло появиться едино моментно?! Почему тут всё горле?! Случайность?! Совпадение?! Да, ну, на хрен эти рассуждения, пора выпускать подкрылки и как Икар взлететь, но не с горы, а на крышу, но и та бы сейчас не спасла, если бы не отвлекающий шум лопастей и мотора вертушки. Но уместятся ли все эти ходячие на примерно ровной площадки километр на полтора?! Что-то подсказывало Ди, что с большим трудом! Подхватив сумки с земли, парень забросил их в пассажирский отсек, туда же отправилось и оружие. Ходячие приближались, и лейтенант подскочил к Джеймса, срывая рюкзак и винтовку, чтобы те не мешали ему и сам закинул всё внутрь, оставив себе на время ствол, вдруг пригодится. Наблюдая в «зрачок» с наступающей лавиной, Ди внимательно слушай всё происходящее вокруг вертолёта и внутри него. Как только Хоглисс закинул груз триста на место пилота и захлопнул за ним дверь, лейтенант вернул тому оружие, а Надин стала приводить солдата в себя.

- Надин, ты умеешь управлять это штуковиной? Джеймс? Нет? Ну, тогда у нас всё шикарно! Шансов сегодня вечером попить парного молочка в тысячу раз больше чем было вчера!

Выхватив клинок, Ди приготовился к бою. Арбалет или огнестрел в таком бою не самая лучшая затея. Это явно не поможет. Но будет ли этот бой? Взлетят ли они? Надин точно сможет пилота привести в себя, дальше он точно взлетит, увидев сквозь снежную пелену лавину, опасней снежной в горах. А дальше что?! Он вряд ли захочет быть на побегушках у новой компании, а в воздухе у него козырь в том, что он единственный, кто может управлять этим агрегатом.

Кивнув головой спасителю залезать внутрь, и забрался вслед за ним. Доверь бабе лидерство, она не только дело не выполнит, но подставит всех под удар! Чуйка видите ли у них! А сейчас они могут расшибиться в воздухе, специально рухнуть, если Надин накосячит в переговорах, или что ещё этот пилот выкинет. Завезёт их к себе на базу, скажем. И что? Плен? Смерть? Пытки? Не, им не привыкать с Надин, они это проходили, но всё-таки это не самое приятное воспоминание, которое переживать вновь явно не самая лучшая затея. Сорвав болт с арбалета, Ди, как бы случайно, сломал его и древко вонзил в голову ходячего, который уже собирался залезть следом за ними в вертолёт, и резко захлопнул дверцу. И вовремя! Смерть стучится в дверь! Клыкастые пасти мило улыбались сгрудившимся внутри выжившим. Спрятав незаметно от пилота остаток болта, Ди громко проговорил:

- Мы болтаем или едим?!

+2

10

Всунув в левый карман аптечку, Надин некоторое время копалась в рюкзаке. Чуть больше года назад она наблюдала, как стая ходячих, гораздо менее внушительная, чем эта – растерзала людей, пытавшихся укрыться в автомобиле. Они были вооружены, но выстрелы раздавались все реже и реже.  Воющая голодная масса через несколько минут все равно нашла способ вытащить их оттуда, и растерзала, как стая пираний, отрывая целые куски мяса от пока еще живых тел. Даже агонии в этих смертях места не нашлось. Такой смерти она не могла желать никому: ни своим, ни чужим. Она приберегла последний способ уйти почти без боли. И в эту секунду почти успокоилась. От этого не перестали дрожать руки и громко, до боли щелкать зубы. Надин была все в той же панике, но уровень снизился до паники, в которой можно соображать. Швырнув рюкзак в руки Джеймсу, она запрыгнула в кабину, отпихнув обеими ногами сразу пару самых проворных ходячих из первого ряда. А те уже облепили стекло, и вместо метели перед скачущим взглядом Надин промелькнули обрывки одежды, искаженный оскал полусгнивших лиц и десятки грязных рук, обшаривающих все в поисках возможности добраться до людей.
- Господи, - при виде этой картины Надин сперва отчаянно взмолилась, а потом заплакала от ужаса. Но слезы не помешали ей продолжить борьбу.
Тот, кого она так ненавидела еще несколько минут назад – вдруг стал для Надин самым важным человеком в мире.
Выдернув из кармана аптечку, она дрожащими пальцами быстро разобрала ее на составляющие. Всего одна доза мощного армейского препарата там оставалась – она заметила это еще при разборе аптечки в спокойном состоянии. И нашатырь.
Найдя все нужное, Надин встала на колени в кресле второго пилота, путаясь от страха и тесноты в полах своей измазанной грязью зимней курки и пиная  ботинками приборную панель. На лицо упали всклокоченные ветром пряди. Выглядела Надин сейчас, как обезумевшая ведьма, но работала – как автомат. Сдернув с шеи парня плотный армейский свитер, она вогнала весь миллилитр его под кожу в районе ключицы. Сломав ампулу с нашатырем, всунула ее под нос бесчувственному  пилоту. Не помогло…
Этого она и боялась – ей самой этот препарат помог от боли, но не вернул из обморока. Стиснув зубы, Надин дала ему время поработать, а сама выдернула нож, прикрепленный к ноге.  Бросив тело пилота вниз и вперед, она левой рукой удерживала путы, которыми были связаны его руки, а правой быстро перерезала их. На это у нее ушло не больше пятнадцати секунд. Зато это время количество грязных рук на стекле увеличилось. Несмотря на шум винтов, Надин почудилось, что вой, щелканье зубов и запах ходячих она ощущает уже внутри машины.
Освободив руки, она вернула тело парня в нормальное положение. Лицо у него было все в крови – своей ли, ходячих. Хотя, наверное, своей. Липкая и горячая, она была даже на левой ладони Надин, отчего ее ладонь скользила, не позволяя удержать его голову на весу.
Правой рукой она попеременно отвешивала ему то ощутимые пощечины, то почти нежно гладила.
- Пожалуйста, пожалуйста, вернись в наш дерьмовый мир обратно! – отчаянно просила она, поднося к его лицу наполовину пролившийся флакон с нашатырем. – Ну же!!! Пожалуйста!

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-12 03:18:42)

+2

11

Сознание возвращалось с болью. Причем первой была именно боль. Медленно осознающий себя разум не смог сразу определить, где именно. Кажется, везде. Майк пошевелил губами и с трудом разлепил веки, издав стон. В глазах двоилось, и ушло несколько долгих секунд, пока он смог сфокусировать зрение. Но "картинка" все время дрожала и норовила разъехаться на две отдельные.  Кроме боли, что-то тяжелое клубилось и вращалось в его голове и росло. Но мозги заработали, вспомнив драку, попытку побега, падение под телом прыгнувшего сзади ублюдка и подбежавшие ноги в ботинках перед глазами. Крик, досадливый такой, злобный. Непонятные, но чем-то знакомые слова. Женский был голос или показалось? И потом ничего, пусто...
Перед глазами Майка что-то моталось, тень какая-то. И дергала его. А ему страшно хотелось покоя, не двигаться, снова кануть в тьму без боли и непоняток. Но то, что кружилось в его голове, словно начало кипеть и разбухать. Стало жарко, мышцы задрожали напрягшись, как будто по ним электричество пробежало. Майк моментально взмок, шумно задышал, словно затаивал дыхание надолго, и вытаращил глаза на прыгающую перед ним тень. Зрение стало резким, цвета - ярче, света вокруг как будто прибавилось, голова прояснилась и боль ушла куда-то на задний план, перестав доставать, все чувства обострились. И звуки, масса звуков. Шихман увидел перед собой лицо лохматой губастой девушки, которая теребила его.
- Тихо, - хрипло сказал он. - Не шуми...
Он пытался понять, кто это. На медика не похожа, без униформы. Может, гражданского привезли? Тогда где все остальные? Почему-то ему показалось, что это свои, прилетели на выручку. Окинул взглядом окружение - он в кабине своего вертолета. Стивена нет. Сам он в одном свитере без жилета и куртки почему-то. Но в перчатках. Светились только приборы, за окнами виден мятущийся снег и подсвеченные прожекторами винты. Работают. От их смазанного вращения и гула (почему-то показалось, что именно из-за гула) Майка дико затошнило. Он сдержал в себе содержимое желудка. Стянул с шипением мокрые перчатки, под которым увидел свезенные костяшки пальцев. И тут, наконец, осознал, что девушка перед ним - не его друг, это точно.
Испытав приступ полыхнувшей в нем агрессии, Шихман резким движением отшвырнул от себя девку, прошипев:
- Пошла вон!
Она улетела на место второго пилота, а Майк зашарил руками и глазами вокруг в поисках жилета, оружия, чего угодно. В кабине были только они вдвоем. Позади, в пассажирском отсеке, тихо. Что происходит, Шихман так толком и не понимал. Не найдя ничего, что могло бы послужить оружием с гневом глянул на девицу, шарахнувшуюся об дверцу изнутри.
- Где мой штурман, сучка? - прошипел Майк и выбросил руку, чтобы вцепиться в горло нечесаной девке.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-12 19:01:33)

+2

12

Michael Shihman, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Схватил Надин за горло,
Надин увернулась

0

13

Dwight, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

1. Удалось Джеймсу разобраться с баком.
2. Нет
,
не удалось.

0

14

Dwight, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

удалось Джеймсу разобраться с баком,
не удалось

0

15

Dwight, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Джеймс добрался до двери без приключений,
Джеймс не смог без приключений добраться двери

0

16

Ди посмотрел удивлённо на Джеймса, который только что прошептал что-то на ухо ему. Справившись не большим афигом, уж от кого – от кого, но от Хоглисса… Дуайт кивнул спасителю и взял Сиг Красавчика и пару запасных магазинов из его рюкзака. Джеймс извлёк трубку из своего рюкзака – стандартная вещь для вылазок, хотя бы у одного она должна быть. Негласное правило спасителей, сколько же у них ещё таких? Это естественное, но есть и другие, которые характерны только группе Нигана. Например, выпускать свой член кому-нибудь на кого-нибудь из девушек-штрафниц без личного на то разрешения Нигана… Уже пару человек были отправлены за забор охранять Святилище в качестве зомби, некоторых лейтенант даже сам туда доставлял.

- Не скучайте без нас тут!

Джеймс подошёл к двери и посмотрел на Дуайта, который передёрнул затвор, и резко открыл дверь пассажирского отсека. Руки зомби тут же хлынули внутрь, пытаясь дотянуться до выживших. Голова первого мотнулась назад, получив пуль в лоб. Ди поправил ремень, который немного мешал ему, и переведя в режим очередей, расстрелял несколько первых линий ходячих, который попадали на своих собратьев, освобождая дорогу для спасителя, которые сиганул вниз, из оружия взяв с собой только ножик. Лейтенант быстро сменил магазин и вогнал первый патрон в ствол, подскакивая в дверце.

Хоглисс под прикрытием пуль и небольшой горки ходячих добрался до топливного бака и открыл его, готовясь уже отсасывать бензин. Ди не был уверен, что план этого психа сработает, хотя и прекрасно понимал, для чего это нужно. Патроны не бесконечные, ходячих всё ещё очень много, пилот оклемался и может взлететь в любой момент или что-что ещё устроит, что вообще может пойти не так?!

Ди выцеливал ближайших к спасителю ходячих, экономя патроны, как вдруг почувствовал, что что-то мнёт его берцы, который он снял когда-то с вояки. И сейчас они спасли его ногу! Это были зубы! Дуайт отвлёкся от своей собственной защиты, пытаясь не дать пострадать Джеймсу. Лягнув ходячего, которому пришлось удовлетвориться грязью и остатками гуталина с поношенных ботинок, расстрелял остатки патронов в магазине по этому флангу ходячих. И собирался быстро сменить магазин, чтобы прикрыть напарнику, но тому всё-таки пришлось выхватить нож и пару раз махнуть им.

+2

17

Ударившись одновременно спиной, локтем и затылком, Надин вообще не ощутила боли, хотя в глазах на мгновение потемнело. Она увернулась от попытки пилота схватить ее за шею, и первым движением после этого бросила руку вниз, чтобы выдернуть из кармана пистолет. Но почему-то резко передумала. Сжавшись в комок на месте второго пилота, она просто максимально отодвинулась от агрессивного парня, прижалась спиной к двери, выставила вперед ноги, демонстрируя  намерение лягнуть оппонента в лицо в случае драки, и громко заорала в ответ:
- Там же, где мои люди! Еще раз попробуешь тронуть меня, сволочь – мозги выбью! Разуй глаза и посмотри вокруг – мы там все будем через пять минут, если ты не поднимешь машину в воздух!
Надин выкрикивала все это, стараясь перекричать шум винтов и не отводя глаз от его лица. Отвести взгляд и самой посмотреть в окна, облепленные сейчас телами ходячих, было физически невозможно. И неразумно. Надин тяжело и хрипло дышала, едва удерживая обе ноги высоко поднятыми, и смотрела в лицо парню ненавидящим и умоляющим одновременно взглядом.
- Взлетай, мать твою! Ну же?! Мы могли бы просто уйти, бросив твою шкуру! Но здесь и так слишком много смерти!
В этот момент из грузопассажирского отсека раздался голос Ди:
— Не скучайте без нас тут!
И еще спустя секунду к шуму винтов над головой добавились автоматные очереди.
Надин, и без того пребывавшая в паническом отчаянии, зашлась уже в приступе внутренней злости. Они ее бросили! Эти суки, один из которых к тому же должен был помочь ей выбраться из всего этого в самом худшем случае. Просто бросили!
Скорее всего, затащив труп ходячего в отсек, они за эту пару минут, что она приводила в себя пилота, отработали знакомую схему. Обмазались гнилыми внутренностями. Возможно, просто рискнули прорваться через толпу зомби, увидев в ней просвет в том секторе, сзади.  Как бы то ни было – ее шансы выжить наедине с крепким взбешенным военным падали к нулю и без ходячих. До этой секунды она рассчитывала на поддержку Ди и Джеймса, поэтому не рисковала. Сейчас ситуация изменилась. Надин снова захотелось выдернуть пистолет, и заставить пилота подчиниться ей с помощью оружия, но она сдержала себя.

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-13 21:18:35)

+2

18

Девчонка оказалась юркой. В тесной кабине, где повернуться толком негде было, а она умудрилась ускользнуть, не дав себя схватить. Моментом развернулась спиной к приборной панели и выставила ноги в сторону Майка, сжавшись под дверью. Зареванная, худющая, в чем душа держится, неизвестно. "Черт, я б ей шею сломал, если б добрался. Нашел, с кем воевать", - устыдился невольно Шихман. Выслушав крики девчонки, скрипнул зубами от осознания того, что Торп мертв. И резко сел в кресле, окинув взглядом окна с уже более высокой позиции. И ошалел, вытаращив глаза и разинув рот. Со всех сторон вертолет был вплотную окружен морем зомби. Такого количества Шихман сроду не видел. Они бились в борта вертолета, облепив и его нос, а задние их ряды терялись в метели. Свет прожекторов, которые были расположены внизу кабины, был почти полностью забит их телами, пробиваясь сквозь них мечущимися лучами.
- Твою мать, - невольно произнес Майкл.
В голове защелкало от подсчетов, сколько этих тварей может повиснуть на машине, превысив ее взлетную массу. Стало очень страшно. Такого страха Шихман давно не испытывал, озираясь вокруг. Он сделал успокаивающий жест рукой девчонке, показывая, что не нападет. Несмотря на пробивший его ужас, он все время держал ее в поле зрения, но она не угрожала ему ничем, кроме поношенных берцев. Вряд ли этот заморыш сможет выбить ему мозги, как грозится. Майк ее щелчком убить может. Но он проникся ее страхом.
Тут сзади послышался голос, посоветовавший не скучать, потом открылась дверь пассажирского отсека, впустив внутрь холодный ветер, и началась стрельба. По звуку Шихман понял, что это винтовка, которых у него на борту не было. Сзади - вооруженные люди! И неизвестно, сколько. Они точно не свои. Майк оскалился в ярости, понимая, что против стволов ему нечем воевать. Он в плену. Однако, как он ни ненавидел сейчас врагов, захвативших вертолет, но понимал, что они все тут оказались в ловушке. Спорить и драться сейчас - себя убить. Если вертолет не взлетит, то... всем тут будет крышка, стоит зомби раскачать небольшой легкий вертолет. Шихман даже представил, как полетят куски винтов, разрубая все под собой и вокруг, если коснутся чего-то. Он зарычал, сжав дрожащие кулаки.
- Сними жопу с приборной панели и пристегнись, - рявкнул он девке, подхватывая свои ремни безопасности и защелкивая карабин на груди. - Тронешь приборы - сдохнешь. Даже без моей помощи.
И со злостью проорал тем, кто находился сейчас в пассажирском отсеке.
- Закройте дверь, долбоебы! Взлетаем!
Шихман не был идиотом, и прекрасно понимал, что в одной машине с убийцами у него мало шансов выжить. Но пока они сами хотят выжить, его не убьют. Если вообще сейчас зомби внутрь не залезут. Тогда без шансов.  Выбора сейчас ни у кого нет.
Майк быстро прошелся взглядом и пальцами по приборной панели, поднимая обороты двигателя. На одном из тумблеров палец прилип. Майк глянул на него - кровь. Стивена? Шихмана? Девчонки? Эх, Стивен, что же ты так... Ты же должен был улететь. Почему не улетел?! Впрочем, Майк понимал, почему. Он бы тоже не улетел без Торпа, наплевав на все инструкции. Но такого наглого нападения дикарей на пилотов еще никогда не случалось.
Тут на приборной панели замигал индикатор топливной системы. Бак открыт. Зомби добрались, что ли?! Или отрывают уже все внешние крышки на вертолете?
- Блядь! Суки! Что творится?! Отгоните их нахуй от вертолета! Они его разбирают! - заорал Майк в ужасе, понимая последствия.
Если на морозе топливо начнет кристаллизоваться, всем конец будет. Но уже в воздухе. Индикатор уровня горючего медленно пополз вниз. Вертолет терял топливо. Неужели смогли бак пробить? Как?! То, что рассказывали о зомби в бункере, не подразумевало их способностей рвать металл. Шихман взвыл, не понимая, что происходит. А выскочить и проверить желания не было. Винты характерно засвистели в воздухе, набирая обороты, мощно загудел движок, готовясь оторвать машину от земли. Вокруг поднялся вихрь. В нем трепались волосы и обрывки одежды сотен мертвых людей. И картина была жуткая.
- Если хочешь жить, не мешай мне, - бросил Шихман девке рядом. - И своим скажи. Иначе ебнемся к херам.
С открытыми дверями взлететь Шихман сможет, если зомби не повиснут гроздьями. А вот набрать нормальную высоту уже нет. И потеря топлива для него означало одно - невозможность вернуться домой, даже если повезет не сдохнуть. Летая пальцами по приборной панели, Майк включил походя и аварийный маяк. Поискал глазами шнур связи и шлемы. Разъем болтался пустым возле него. Не было ничего и на месте второго пилота. Но сигнал маяка должны сейчас принять в Башне и начать отслеживать вертолет. Помощи пока ждать бессмысленно, слишком далеко остальные машины. На "ястребах" даже из Шарлоттсвилля лететь было больше часа. А если они груженые и были на пути домой, то... помощь сможет прийти только из бункера. И очень не скоро... Но если Майк взлетит и направит машину в сторону дома, то добраться до него военные смогут быстрее. А вот чем все закончится, даже думать сейчас не хотелось. Продержаться, тянуть время, насколько это будет возможно. Пулю из пассажирского отсека кресло не сдержит. Но тогда всем будет конец. Майк положил руки на шаг-газ и рукоять управления, готовый совершить попытку взлета.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-14 08:37:27)

+2

19

- Бросай там всё!

Ди крикнул Джеймсу, расстреливая остатки боезапаса. Спасителю надо было сделать несколько быстрых шагов до двери и забраться в окружении ходячих, которые так и норовили дотянуться до заветного куска мяса, но на сегодня, похоже, госпожа Фортуна решила их больше не покидать. Вот протянутая рука, схваченная Дуайтом, и Джеймс уже внутри. Захлопнуть дверь и… Рука с головой ходячего оказались зажаты дверью. Удар клинка, пинок ногой, и дверь захлопнулась. Отвалившись к противоположной двери, спасители пытались отдышаться после небольшой самоубийственной вылазки. Всё бы ничего, но не до конца сросшаяся рука давала о себе знать, спасибо Надин!

- Капитан, твой бак в хреновом состоянии, но мы выбили нам пару секунд. Взлетай, твою мать!

Лейтенант положил Сиг к остальному оружию и поудобней уселся в пассажирское сидения, правда, не собираясь пристёгиваться. Он сидел спиной к Надин, отдыхая, но при этом пытаясь просчитать все дальнейшие возможное варианты развития. И перспектива его не очень радовала. Но они всё-таки живи! И это главное! А значит, ещё можно поцепляться и за свою шкуру, за шкуру собратьев, да и за улов, при этом крупный. Вертолёт с пилотом - не плохое украшение сегодняшнего не самого лёгкого, но и не удивительного дня, которых в мире ЗА предостаточно, ведь главное искать светлую сторону и не забывать обращаться к свету. Кто они? Выжившие. И только они, что делают, чтобы выжить? Для каждого ответ на этот вопрос ясен, но он у каждого свой. А для Ди какой-то ответ? Быть человеком несмотря ни на что, или мы не то, что делаем, чтобы выжить? Вот грань, которая определяет человека в любом мире, а в мире сурвариума особенно. Вот с этим люди и живут, а тут ещё добавляются различные аспекты обычной жизни, долг, честь совесть, дружба, любовь, преданность. Либо ни стираются навсегда, когда речь заходит о собственной жизнью, либо наоборот усиливаются. Так кто они, кроме выживших? Кем они стали? И кем они были? Или можно забыть про это и оставить сухое бездушное слово «выжившие». Оно ничего не говорит о личности. Только о временном состоянии её в пространстве.

+2

20

Крики, стрельба и топот сзади, в пассажирском салоне. В башке в это время бьет по кругу мысль "Они меня убьют!", причем применительно не только к дикарям, но и к зомби вокруг. Дверь пассажирского отсека захлопнулась, наконец-то. Какой-то мужик сзади сообщил сквозь давящий на уши гул двигателя и свист винтов, что бак в хреновом состоянии, но надо взлетать. У Майка сейчас не было времени размышлять над тем, что случилось с баком, и как смогли зомби его повредить. Если взлетят и хоть как-то сядут потом, разберется. Ну, и если живым останется. А жить хотелось сейчас, как никогда до этого, кажется. Даже ярость и боль от гибели Стивена и Пираньи отошли на второй план.
- Господи, помоги, - невольно произнес Шихман, сосредоточившись на технических задачах.
Дал шаг-газ, задом пытаясь чувствовать машину. Ходящим по земле невдомек, что именно задница - главный прибор вертолетчика. Через нее он чувствует машину. Тут же что-то сбило ход хвостового винта, но на пару секунд. Кого-то там порубило, кажется. Лишь бы винт не перекосило от этого. Он в процессе взлета и посадки значения не имеет, но высокая скорость достигается только благодаря ему. Потерять не хотелось бы. Вертолет оторвал от земли хвост, опасно качнувшись вперед. Нос и шасси оказались облеплены зомби, и не смогли подняться. Взлетная масса превышена с неравномерной нагрузкой.
Майк тут же сбросил шаг-газ вниз, похолодев и взмокнув. А края накренившегося винта, опустились в серую массу мертвецов, выкосив их головы полосой в толпе перед кабиной. Полетели кровавые ошметки, лохмотьями плоти брызнув вокруг и на стекло фонаря. Вертолет снова опустился на землю, не успев разнести винты. Майк шумно выдохнул, поняв, что даже не дышал в этот момент. Мог бы помочь взлет атакой в такой ситуации, но стоянка была так мала для таких трюков... Шихман боялся не удержать машину и врубиться в стену одного из стоящих кругом зданий. Но, кажется, выбора не было...
Майк еще повысил обороты хвостового винта, сжал вспотевшую ладонь на рукояти управления и снова предпринял попытку взлететь, теперь уже с атакой. Вертолет снова задрал хвост, и его понесло вперед. Если зароется, все, хана. Но повезло. Несказанно повезло. "Рейдер", как каток, смял фюзеляжем толпу зомби перед кабиной, и в этот момент в теле Шихмана почти болью отдавались толчки машины, которая может сейчас остаться не только без обвеса, но и без шасси. Но трюк удался, вертолет высвободился из толпы мертвецов, и его понесло на стену впереди. Шихман смог резким подъемом и поворотом не допустить столкновения, хотя все на борту испытали в этот момент кратковременные перегрузки и завал на один борт. Свет прожекторов освободился из плена тел, открыв обзор пространства перед фонарем и внизу. Там просто кишели зомби, как будто колыхаясь волнами. Земли не видно...
Шихману пришлось сделать опасный круг внутри зданий с сильным креном, чтобы сбросить обороты и продолжать взлет в стандартном вертикальном режиме. Пара толчков в воздухе и тени, пролетевшие в прожекторах, показали, что от вертолета отваливаются прицепившиеся к нему тела. Что там с шасси творится, черт его знает. Топливо по-прежнему медленно уходило. Но Майка сейчас волновало только выравнивание и вывод машины из атаки, потому что стены зданий были очень близко, и в любой момент он рисковал зацепить одну из них. В результате маневров вертолет поднимался по затухающей спирали, завалившись набок, и временами чуть не цепляя лопастями строения. Если бывают случаи, когда пилоты седеют, то это был как раз один из таких. Если бы Майк не знал отлично своего "Рейдера", и не чувствовал его сейчас буквально задницей, он бы уже влепился в стену и падал вниз горящим куском вместе с "пассажирами" и обломками вертолета. Фортуна, кажется, выписала Шихману великий кредит.
На уровне верхних этажей Шиману удалось погасить скорость, но не полностью. И тут еще ветер ударил, как только машина прошла первые крыши. Вертолет ощутимо "взболтнуло" и потащило в сторону верхнего этажа высокого дома, над которым висели кабели ЛЭП, четко видные на карте рельефа и в прожекторах. Майк дернул вертолет вверх, чтобы не зацепить здание. Он попытался повернуть вертолет против ветра, чтобы вернуть ему хоть какую-то стабильность в воздухе. Но не до конца сброшенная скорость и сильный ветер не дали ему этого сделать. На маневры времени не было - машину несло прямо на край крыши высотки.
- Ч-ч-ч-черт, - невольно выдавил Майк, дернув шаг-газ вверх, и сбрасывая обороты хвостового винта почти до нуля.
Каким-то чудом "Рейдер" выжал высоту, не зацепившись за край крыши - показалось, что чуть ли не в миллиметре проскочил. И сразу пришлось нырять снова вниз, чтобы не намотать кабели ЛЭП на винты. Резко запищал и замигал красным индикатором датчик высоты, показывая, что она критическая для текущего режима полета. Просвет между крышей и проводами был невелик, но "Рейдер" мог "протиснуться". В любом случае, ничего иного ему и не оставалось. Ветер сильными порывами бил сзади по косой, и удержать вертолет в стабильном положении и полете было чертовски сложно. Но скорость упала, и Майк получил возможность попытаться аккуратно провести машину между большой плоской крышей и кабелями ЛЭП. А они, зараза, еще и в несколько рядов. Замедлившись до минимума, "Рейдер" "пополз" вперед буквально в трех метрах над серой крышей, освещая ее прожекторами. Провода стали невидимыми в ночной метели наверху, и расстояние до них Майк мог определять только по карте рельефа на приборной панели, которая являлась по сути дисплеем сканера. По ней Шихман и вел сейчас машину медленно и осторожно. Датчик высоты продолжал пищать и резать уши. Еще немного - и гирлянды проводов ЛЭП окажутся позади. Надо дотянуть и ничего не зацепить. А там - свободное небо.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-15 20:40:50)

+1

21

Убедившись, что они с пилотом одинаково правильно понимают сложившиеся обстоятельства, Надин опустила ноги. Повторять распоряжение парню дважды не потребовалось: через несколько секунд Надин уже села, как положено, и пристегнулась. Даже успела немного подрегулировать ремни под себя, чтобы не выскользнуть из них на взлете. Не надо быть профессионалом, чтобы понять – взлет будет сложным. Пристегнувшись, Надин молча вцепилась обеими руками за ремни на груди, подсунув под них большие пальцы.  Одновременно она пыталась разобрать надписи на приборной панели и найти хотя бы что-то если не знакомое, то понятное. Но это была скорее мыслительная работа, призванная привести рассудок в относительный порядок.
Надин вообще не понимала, что именно сейчас происходит, но отлично знала, что сделала все от себя зависящее. Все. Никакой возможности повлиять на ситуацию здесь и сейчас у нее больше не оставалось. Пилот либо вытащит себя и машину, либо нет. Сейчас  Надин вообще ничего не оставалось, кроме как следить за поведением парня, пытаясь по выражению лица понять, какая техническая проблема не позволяет им взлететь немедленно.
Отойти от вертолета Ди с Джеймсом так и не удалось – еще бы! Звук автоматных очередей доносился с одного и того же места, и с одинаковой силой. Что они затеяли? Почему пилот вроде бы ждет их? Это не в его интересах. Но…. ждет. А вот Надин ждать не хотела. Паника  оказалась сильнее  - она была готова бросить в каше из ходячих своих людей. Черт возьми! Она была готова. Так нельзя. Даже если им всем суждено подохнуть через две минуты, нельзя допустить, чтобы враг насмехался, услышав, как завизжит: «взлетай, и черт с ними!»  трусливая баба-командир.
«Десять, девять…….. четыре, три, два…» - медленно просчитала Надин в уме.
Автоматные очереди наконец затихли.
«Один...»
К счастью, в этот момент дверь грузопассажирского отсека захлопнулась, и она услышала голос Ди:
-  Капитан, твой бак в хреновом состоянии, но мы выбили нам пару секунд. Взлетай, твою мать!
Надин медленно выдохнула. Что там натворили ходячие? Оторвали какую-то деталь вертушки, навалившись массой?  В принципе, ничем другим безмозглые зомби и не могли навредить.  Хотя - нет. Цеплялись же они руками, срывая решетки ограды Святилища? Воспоминания о пережитом за периметром затмили перед Надин происходящее даже сейчас. Вырваться из одного ада в другой ей удалось только усилием воли.
ОК. Как хорошо, что она сдержалась и не усомнилась вслух в своих людях!
Внезапно она успокоилась. Не заставляя себя это сделать,  не цепенея от ужаса, как несколько минут назад.  Это случилось одновременно с неудачной первой попыткой оторваться от земли.
Не получилось.
Страха перед очевидным  в Надин так и не нашлось. Наоборот, если бы кто-то сейчас показал ей зеркало, то Надин поразилась бы одинаковой сосредоточенности их сдержанных  лиц.
Ниган не первый раз назначал ее главной в таких поездках, стремясь, вероятно, уязвить Дуайта. Но первый раз она заканчивалась вот так: потерей двух людей, их оружия, всего собранного. До этого была череда сплошных успехов, к которым привыкла эта честолюбивая и рисковая женщина. Старт был неплох, но ни у кого не получалось выигрывать всегда. Даже если этот вертолет не взлетит – это будет более чем справедливое равенство всех перед смертью.  По сравнению с тем, что ждет их всех дальше.  Нужные кнопки уже нажаты – в этом никаких сомнений не было. Она вдруг подумала о том, что у нее лично просто нет другого выхода. Даже если сейчас каким-то чудом они взлетят, выбравшись из кровавого месива, спутанных проводов и плотной высотной застройки – ей не развернуть этот провальный блицкриг в свою пользу. Сложней, чем пилоту - выбраться из этого каменного мешка.
Не требовалось быть профессионалом, чтобы понять – от смерти их отделяют миллиметры и миллисекунды, распределенные сразу по всем осям пространства и времени. Но стоя на самом краю гибели, Надин судорожно, лихорадочно думала  уже над тем, что ей делать через три-пять-десять минут.  Зная, что они могут не наступить – она все равно смотрела в одну точку – на колени своих грязных зимних брюк, и думала, думала, думала…
Машина ощутимо накренилась влево, но выровнялась.
Надин  требовательно взглянула на пилота, еще крепче сжав мокрыми от пота пальцами ленты ремней безопасности.
Сзади и над головой  гул винтов постоянно менял свою тональность и ритм, поэтому Надин не понимала, чего ожидать в следующую секунду. Вот и такого полета носом вперед от вертолета она никак не смогла предугадать: ее легкое тело, едва удерживаемое  ремнями, швырнуло вперед, к лобовому стеклу, на которое в этот момент словно выплеснули ведро кровавых клочьев. Надин вскрикнула и попыталась  преодолеть инерцию и отшатнуться, но это оказалось физически невозможным. Зажмурившись, она старалась не смотреть вперед. Увидев несущуюся на нее бетонную стену, выхваченную светом потускневших от крови прожекторов,  Надин все-таки закричала, выдернув  руки из под ремней и закрыв лицо руками. Потом резкий поворот, и она уже потерялась в пространстве сильнее, чем это могло бы случиться на американских горках. К ушам Надин словно приложили две большие мягкие подушки. Она перестала слышать любые звуки, и почти потеряла сознание от нахлынувшей тошноты.
Тревожное мигание и писк индикаторов на приборной панели привели Надин в себя, вернув к первоначальному плану.
Надин снова не стала прибегать к оружию. Сокращение числа врагов на борту – в интересах пилота.
- Хоглисс! Дуайт! Сюда быстро! -  позвала она,  оберачиваясь назад и зажимая рот тыльной стороной ладони. Хотя Надин мутило от болтанки в воздухе и пережитых перегрузок, но основной причиной было не это. Ей просто не хотелось, чтобы  парни видели ее в последний раз - с перекошенным от страха лицом неудачницы. Приняв эту мысль, она даже с лицом быстро справилась.  Просунувшие головы в пилотскую кабину Спасители увидели давно знакомую им маску спокойной сосредоточенности.
- Джеймс, вот это, - расстегнув на время ремень безопасности, Надин вытащила из внутреннего кармана куртки смятый блокнот и скомканную карту,  -   все передашь лично Нигану, если я не вернусь через сутки.
Хоглисс  был опытным журналистом, знавшим цену информации. Надин знала, кому и что она доверяет.  Понимают ли парни, почему остается она?  Надин об этом не задумалась, но, вероятно, понимают, что у нее-то выбора вообще нет. Вернее есть, но он невелик: между смертью, пленом и печью заживо.
- Вы оба! Берете по стволу и покидаете борт. Мистер Шихман, - продемонстрировала Надин если не чудеса наблюдательности, то ее саму, появленную даже в столь экстремальных условиях, – ненадолго задержит вертолет над этой высоткой.  До крыши  не больше трех метров, прыгайте. Мы уже покинули зону скопления ходячих. Как только стая уйдет – возвращайтесь в Святилище.  Ди, пожалуйста, не смотри на меня так!
В ответ на красноречивый взгляд Дуайта Надин унизилась до грубоватых пояснений:
–   У тебя там осталась Шерри, и то, что происходит с вами – несправедливо. Ты меня понял? Выметайтесь теперь!

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-15 21:09:17)

+1

22

Ди почувствовал мощный толчок, и его вжало в сидение. Похоже, ходячие облепили переднюю часть вертолёта, не давая взлететь. Быстренько пристегнувшись, Дуайт посмотрел на Сиг, который так хорошо себя продемонстрировал несколькими секундами ранее.

«А что если забрать его, да спрыгнуть сейчас? Безумная идея! Но что нас ждёт впереди? Смерть? Вероятность очень велика. Что ждёт внизу? Смерть! Вероятность выжить там и здесь одинакова. Но там он сможет решить свою судьбу. Сам выберет смерть, а тут… Взять бы с собой этот ствол, да только патроны кончились. И ещё своих! Как я про них могу забыть! Но Надин вряд ли сможет покинуть вертушку. И даже тук не физический аспект. А Джеймс? Этот покинет вертушку только после смерти начальников или по их приказу. Сейчас он подчиняется Надин, ну, или Нигану. Вряд ли эта барышня отдаст тому приказ – бежать. А вот Ниган…»

Ди представил, как рация Джеймса надрывается голосом их лидера: «Ебанный Хоглисс! Заканчивай теребить свой хер и прыгай оттуда!», - лейтенанта даже пробрал на короткий миг приступ смеха, когда их вдруг резко качнуло. Из опрокинутого рюкзака Красавчика вывалился магазин от Сига.

«Это знак!» - Пронеслось в голове у Ди, который моментально, не обращая внимание на то, как вертолёт аккуратно пытается взлететь, протискиваясь между домами, подтянул к себе одной ногой мазан, а другой автомат. Быстро перезарядив его и поставив возле себя, Дуайт, наконец, посмотрел по сторонам. Вот он – шанс спрыгнуть! Отстегнув ремешок, лейтенант уже собирался встать и открыть дверцу, как его остановил голос Надин, к которой они подобрались с Джеймсом. То, что она сказала, прозвучало неожиданно для Ди. Но протянутые бумаги вывели его из небольшого ступора. Достав из кармана наконечник болта и придерживая его большим пальцем, он схватил уже было опускающуюся руку Надин, уже без документов, в свои. Душевный порыв или трезвый расчёт? Джеймс изумлённо хлопал глазами, убирая документы и наблюдая за этой картиной. Ещё четверть часа назад они были готовы перегрызть друг другу глотки, как толпа внизу, а сейчас так мило прощаются, глядя один невидящими глазами, другая испуганно-удивлёнными.

- Дуайт, не хотелось бы прерывать ваше воссоединение, но нам пара!

Лейтенант отпустил руку девушки, оставив в ней оружие. Рукопожатие длилось не более пары секунд, но необычность ситуации затормозило время. Во всяком случае для спасителя, на которого актёрская игра Ди явно повлияла, он поверил в то, что они привязались к друг другу и прощаются, боясь не увидеться. Но подействовало ли это на пилота – вот вопрос! Ради отвлечения внимания это всё и делалось. Получилось или нет – Дуайт уже не узнает, но вот Надин… Она то явно поняла, что это было. И игра с руками, и бесцветный взор. Явно не дружеское прощание, а всего лишь помощь-игра напарника. Именно этого не хватало им прежде. Мешали эмоции, но сейчас не до сантиментов. Закинув Сиг на плечо, лейтенант, даже не глянув на оставшихся внутри, спрыгнул на крышу здания вслед за Джеймсом.

Отредактировано Dwight (2018-05-15 22:49:19)

+1

23

Майкл, сосредоточившийся на ведении вертолета в узком пространстве между крышей и кабелями ЛЭП, невольно поморщился и отклонил от девчонки голову, когда та крикнула своим рядом с его ухом. Назвала два имени. Не факт, что там только двое, но появилась надежда, что это так. Сможет ли он справиться с двумя? Наверняка они будут требовать посадить вертолет после того, как избежали смерти. И на земле придется с ними схватиться. Девчонку рядом Шихман в расчет не брал, она вообще не боец, судя по комплекции. Одного пинка хватит, чтобы избавиться. Но дальше Майк с удивлением понял, что эта девка отправляет своих парней с борта! Это что было?! Шихман невольно повернул к ней голову в изумлении и тревоге. Она им кто - сестра, жена? Всем сразу? Указания раздает, бумажки какие-то сунула, и просит их передать кому-то. Шихман вынужден был разу отвернуться, чтобы не вляпаться в крышу или провода. А то бы "сдох от удивления" по факту. А деваха назвала Майка по фамилии, предложив зависнуть для высадки. Шихман вообще уже ничего не понимал. Или его отпускают, или в пассажирском отсеке кто-то еще остался, а уходят только двое. Было секундное удивление, откуда деваха его знает, но тут же понял - на куртке и рукаве тактического свитера есть его фамилия на нашивке. Но сама девка решила тут остаться? Больная?! Происходило что-то ненормальное, а Майк не мог понять, в чем подвох. Но не мог и не порадоваться тому, что дикари свалят с борта. Меньше врагов - выше шанс выжить. Поэтому он даже выполнил просьбу, замедлившись еще больше. Зависнуть нормально не давал ветер.
Но и девку эту Майкл на борту оставлять не собирался. Что она там себе думает? Глянув на медленно ползущую к нулю стрелку датчика уровня топлива, Шихман понял, что недалеко он улетит. Но на достаточное расстояние, чтобы его эти хмыри не смогли найти. А там останется только дождаться помощи из бункера.
Дверь в пассажирском отсеке открылась, в гуле винтов не слышно ничего. Но после этого любые шумы сзади прекратились, только ветер ледяной снова прокатился по салону. Майк, пока думал, что происходит, чуть не упустил курс, чиркнув колесами шасси по крыше. Хорошо, что скорость была низкая, ничего, вроде не отвалилось. Хотя услышать это невозможно, а увидеть ночью - тем более. Шихман вывел "Рейдера" из-под проводов ЛЭП и с облегчением вздохнул, тут же дав шаг-газ вверх. Задрав нос, вертолет пошел вверх по крутой кривой, наращивая скорость. Но ни слишком быстро, ни слишком высоко Майк лететь не мог с открытым отсеком позади. И что-то надо было делать с девкой. Сделать круг и высадить ее на той же крыше? Нет, ее дружки могут пальбу открыть. Майк не смотрел на соседку и ничего не говорил. Старался следить за ней периферийным зрением, и только. Он высматривал на карте рельефа хоть какой-то пятачок для посадки, чтобы выпнуть эту девицу вон. Но внизу был город, местами разрушенный, и не попадалось на глаза ничего подходящего. Зеленые линии карты рельефа вырисовывали только сплошные коробки с торчащими вверх антеннами, конструкциями и проводами.
Майк приподнялся в кресле, насколько позволяли ремни кресла и, повернув голову назад, бросил взгляд в пассажирский отсек над креслами. Он не мог видеть весь салон, но картина указывала на то, что никого там нет. Или в это просто хотелось верить.
- Ты чего осталась? - не выдержал Шихман, снова повернувшись к девке, и бросив на нее сердитый взгляд. - Кататься понравилось? Я сейчас найду место и высажу тебя. И разойдемся, как в море корабли. И только попробуй мне угрожать. Убью на месте и просто вышвырну тело за борт. Поняла? Сиди тихо, и останешься жива.
Шихман высмотрел еще одну большую плоскую крышу среди свечек домов и направил к ней вертолет, снижаясь и замедляясь. В салоне было уже жутко холодно, дверь надо закрыть. И посмотреть бак.

+2

24

Надин отпускала руку Дуайта очень медленно. Даже медленней, чем того требовала ситуация. Каким бы ни был градус ненависти между лейтенантами, подогреваемый периодическими провокациями Нигана, Надин понимала, что в эту секунду и, возможно, в последний раз в жизни она держит в своей руке руку скорее друга, чем врага. Улыбнувшись и показав Ди знак победы, сложенный пальцами левой руки, Надин проследила за парнями, насколько ей позволили ремни. 
"Удачи, говнюки!" - беззлобно подумала она.
Осознанно отдав необходимый приказ, Надин, тем не менее, боялась остаться одна. Но другого выхода не было. Это случилось. Она механически сжала переданный ей нагретый болт. Был ли в нем практический смысл? Ее карманы и так наполнены трофейным оружием более чем полностью. Но чем все это поможет ей в воздухе, где у нее нет возможности  диктовать свою волю? Хотя, возможно, именно в воздухе свою волю и диктовать.
-  Почему я осталась? – без удивления в голосе переспросила Надин.
- Потому что я командовала ими.
Проблема, как  в двух словах донести очевидное ей - даже не показалась Надин неразрешимой.
– Они должны жить, потому что успешно справляются со своими задачами, обеспечивая выживание десятков более слабых. А еще потому, что никто из них не может сделать то, что могу я. Кроме того,  если я вернусь туда, откуда пришла, имея в активе лишь погибших людей, то меня ждет участь, гораздо более мучительная, чем быстрая смерть здесь и сейчас. Пожалуй, ее я и выберу, если ты окажешься упрямым узколобым дураком, Шихман!
В руках у Надин появилась граната, ловко извлеченная ею из кармана отяжелевшего от влаги пуховика. Она вытащила ее из рюкзака разведчика, планируя облегчить их общую участь в том случае, если машину в воздух поднять так и не удалось бы. Но пригодилась она в других обстоятельствах. Пальцы левой руки скользнули в кольцо, вцепившись в него так крепко, что стало понятно – любое прикосновение к Надин мгновенно обеспечит срыв предохранителя.
- Сейчас ты выключишь все сигналы аварийных маяков, возьмешь курс на север в направлении Эшленда и посадишь машину на 95-м шоссе в двадцати милях отсюда. С этого момента я беру на себя ответственность за сохранение твоей жизни и здоровья. Это самый правильный и верный выход. Увижу на подлете спасателей – взорву вертолет. Увижу, что ты тянешь ко мне руки - взорву вертолет, - монотонно выговорила Надин.
До этого момента она была уверена – Ниган не сломал ее, как других. Некоторое время Надин, пережившая карцер и самую жестокую из участей штрафников, даже втайне гордилась этим. А вот сейчас понимала, что он все-таки сделал это. Просто не так, как с другими. Сейчас ею двигало не упрямство в достижении цели, и не самолюбие, и даже не отчаянное желание выиграть больше, чем выигрывали все остальные. Она просто до безумия боялась Нигана. Боялась его больше, чем самой смерти. Поэтому в движениях Надин не было истеричной резкости, в голосе – севших нот и акцента, который всегда выдавал ее волнение. Даже болезненного отчаяния  -  вечного спутника нездорового фанатизма, в нем не было. Она выглядела и звучала абсолютно уверенной в себе, просто чуточку уставшей. Она даже не дрожала, хотя холод из открытой двери грузопассажирского отсека пронизывал ее всю.
-  Послушай. Я видела то, что искал ваш человек. Все эти документы скоро окажутся на нашей базе, и они непосредственно нас касаются. Но все то, за что он заплатил жизнью, можно получить с гораздо меньшими усилиями! Стоит лишь договориться с людьми, которым принадлежит власть в этой части мира выживших. Ты можешь считать, что тебе повезло – справа от тебя такой представитель. У нас есть правило: любая смерть должна случиться вовремя и иметь под собой смысл. Не увеличивай количество бессмысленных смертей, Шихман. Садись там, где я приказываю – и мы договоримся. Обещаю.

Отредактировано Nadin Marais (2018-05-17 00:25:26)

+2

25

Michael Shihman, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Майк вырубил Надин ударом в лоб,
Надин увернулась от кулака Майка

0

26

Шихман бросил взгляд на зашевелившуюся девку и ошарашенно уставился на стандартную М-ку, которую она достала из кармана. Вот это номер…
- О, черт… Ты больная, - с тоской произнес Майкл, сокрушенно покачав головой.
Да что ж ему так не везет… Впрочем, Стиву и Пиранье повезло еще меньше. А деваха нагло принялась ему условия ставить. Спокойненько так, с расстановкой говорит, что ему делать. Ему, блядь! Она, блядь! Хуй там! Никакая сраная граната не заставит Шихмана выполнять приказы дикаря. Подыхать он, впрочем, тоже не хотел. И почему то не усомнился в том, что его соседка рванет гранату, а не просто берет на «слабо». «Это самый правильный и верный выход», смотри-ка.  «Какой выход правильный и верный, решать тут буду я», - подумал Шихман. У М-ки замедление детонатора - 7 секунд. Если Майк все сделает правильно, то этого времени хватит, чтобы избавиться от гранаты. И тут главное – не промахнуться, и исключить любую вероятность уворота девчонки рядом. Кольцо она вырвет, конечно, когда Майкл нападет, тут сомнений нет. Но семь секунд… Будет целых семь секунд. Майк слушал девку и гул двигателя, а сам прокручивал в  голове варианты, как лучше напасть и отобрать гранату.
Из услышанного Майк понял, что какие-то записи разведчика ушли дикарям. Людей они жрать научились, но грамоту, блядь, не забыли. Оставалось надеяться, что координаторы FEMA своих разведчиков учат пиктографии поскрытней прямых записей типа «золото», «продукты», «оружие». И дикари не смогут разобраться, что там и где. Да и велика ли потеря, если они умыкнут что-то. Ну. разве что, оружие. Вот этого в руках дикарей быть не должно. «Стоит лишь договориться с людьми, которым принадлежит власть в этой части мира выживших», - сказала она. Майк зубами скрипнул, чтобы не заорать на девку, так разозлился. Она не представляла себе, кому здесь принадлежит власть. Принадлежит все, включая и это мослатое наглое уебище в соседнем кресле, в котором должен был сейчас сидеть Торп. А если эта мадам и вправду командир немытой банды, которая напала на бункеровцев, то именно она в ответе за его смерть. И смерть Пираньи. Но ведь врет, поди. Какой она командир? Кто бы стал ей подчиняться, когда дунешь и упадет? Сил, поди хватает только на то, чтобы ноги передвигать и гонор транслировать. Или лежать под кем-то из своей банды. Тоже мне, командир…
Майк невольно повернул голову и со злым недоумением глянул на девицу, заявившую, что является представителем «местной власти». Наверно, надо долго жрать людей, чтобы так параноить. Синдром Наполеона у нас, видимо, уже в прошлом. Теперь котируется термин «представитель власти». На огромной беспросветной мусорке, в которую превратилась страна. Если тут кто-то и имеет истинную и полную власть, так только зомби… Вот эти точно хозяева всего, которые даже настоящее правительство и армию в бункер загнали.
Жить хочется. Очень. И мучительно хочется потянут время. Поговорить хоть о чем, чтобы рассеять внимание девки, отвлечь ее. Но оттягивать время опасно. Потому что рядом – сумасшедшая, и это очевидно. И она с гранатой. В любой момент она может передумать, если ей что-то не то шибанет в больную голову.  Швырнет гранату назад, в пассажирский отсек. Или себе под ноги на пол. И не будет возможности до нее добраться за те секунды, которые останутся до взрыва. И то, если повезет, и взрыв не произойдет сразу. Надо действовать, пока граната еще у нее в руках. Иначе будет поздно. Ну что, Шихман, струсишь или попробуешь? Майк боялся. Любой бы боялся. Надо все же хоть как-то ослабить бдительность ненормальной девицы.

- Я понятия не имею, где этот твой Эшленд и твое долбанное 95-е шоссе, - как можно спокойней и с расстановкой заговорил Майк. - Тот, кто умел прокладывать курс, убит твоими дружками. Если бы ты хотела сохранить мне жизнь и здоровье, то не размахивала бы тут гранатой. Логика – штука простая, доступная даже узколобым упрямым дуракам, вроде меня. Хотя в твоем желании покончить с собой таким способом, я логики не вижу ни грамма. Вы обеспечиваете более слабых, говоришь? Мучительная участь тебя ждет? Ты думаешь, что я поверю той, кто питается человечиной? Слабых откармливаете на убой? Фермы завели, что ли? А кто мясо не носит, того мучительно съедают, верно? Ты же этого боишься? 
Шихман говорил, а сам продолжал прокручивать в голове схему нападения на дикарку. Раз за разом. Потому что будет только одна попытка. И никакой сохраненки, мать его…
- Пусть я дурак, - продолжал он тем же тоном, сдержанным, и даже каким-то ленивым, - но хотя бы людей не жру, за что еще могу себя уважать. И я – офицер ВВС США, твоей родной страны, которую ты, каннибал и бандитка, позоришь. Эта страна не погибла, она существует, несмотря ни на что. И правительство существует, и пытается хоть что-то делать для спасения людей в этом мире. И я – один из тех, кто участвует в этом. У человека должно быть что-то святое, например, его родина. Растерзанная зомби, оплеванная и униженная ее одичавшими гражданами, но она есть. Она жива. Я это знаю, поэтому продолжаю исполнять свой долг перед ней. И если мне суждено умереть, ну, что ж… Я сам на это подписывался, когда шел в армию задолго до всего этого кошмара. Но я тогда даже в страшном сне никогда не мог представить, что люди способны опускаться до уровня животных, убивать и жрать себе подобных. Напрочь забыть, кем они были еще два года назад. Это… я просто не понимаю. В любом случае, я не хочу быть съеденным твоими дружками и трахальщиками. Лучше смерть тут, чем такое. К тому же, хочу тебе сообщить, что у нас пробит бак, и с момента взлета вертолет теряет топливо. Я сомневаюсь, что мы сможем далеко улететь. Правда, в текущей ситуации, с твоими намерениями все тут нахер взорвать, наверно, это уже и смысла особого не имеет куда-то лететь... Поэтому я… сдаюсь.
Майк даже смог улыбнуться в конце своей речи, повернув голову к девке рядом. Он убрал ладонь с рукояти управления и медленно поднял руки перед собой. Вертолет еще какое-то время будет держать тот же курс, если не задевать управление. Все, лучшей позиции не представится. Шихман специально повернул голову к девице, чтобы точнее прицелиться. Коротким движением правой руки он без размаха, но крепко, попытался врезать ей тыльной стороной сжатого кулака в лоб.

---- Бросок дайсов: Надин увернулась от кулака Майка ----

Но кулак Шихмана прилетел в подголовник кресла, из которого девчонка резко убрала голову. Реакция у нее, конечно, чумовая... Майк тут же попытался выхватить у нее гранату правой рукой, отщелкивая левой ремни безопасности. Он не увидел, выдернула девка кольцо или нет. Но проверять времени не было. Внутри все сжалось и задрожало от такой близкой опасности гибели. Шихман, освободившись от ремней, уже двумя руками попытался отобрать у Надин гранату. А в башке колокольным звоном бил отсчет секунд: "двадцать три, двадцать четыре, двадцать пять..." При повороте корпуса Майк задел ногой рукоять управления, и вертолет завалился на правый борт, опустив нос. Он уверенно пошел вниз.

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-17 08:00:58)

+2

27

Michael Shihman, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Майк смог отобрать гранату у Надин,
у Майка НЕ получилось отобрать гранату у Надин

0

28

Michael Shihman, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Майку удалось выкинуть гранату из вертолета,
Майк не попал гранатой в открытую дверь и граната осталась в пассажирском отсеке.

0

29

---- Бросок дайсов: Майк смог отобрать гранату у Надин ----

Офф: дописываю пост вторым куском, так как  скрипт не позволяет бросать второй дайс в режиме редактирования поста.

Вырвав чертову гранату из рук девчонки, Шихман мгновенно развернулся в кресле, подскакивая, и швырнул ее в просвет над креслами пассажирского отсека в открытую там дверь.

---- Бросок дайсов: Майк не попал гранатой в открытую дверь и граната осталась в пассажирском отсеке. ----

Накренившийся и нырнувший вертолет сдернул Шихмана обратно в кресло. Он осел в него боком. Так и замер, сжавшись, и с остановившимся взглядом. Мышцы деревянными стали от напряжения. Он ждал взрыва, и уже ничто не могло его предотвратить... Все кончено...

Отредактировано Michael Shihman (2018-05-17 08:16:10)

+1

30

Nadin Marais, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

1. Надин сорвала кольцо,
2. Надин не успела сорвать кольцо (пальцы соскользнули)

0


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 02.01.2013 - "Let It Snow"