the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

🔶 Обновления в Блоге АМС. Новые сюжетные квесты. Задействованы: Carl Grimes, Carol Peletier, Daryl Dixon, Diesel, Dwight, Eddie Savage, Emily Moresco, Hannah Shon, Hope, Kira Fisher, Maggie Rhee, Marceline Urquhart, Margo Tyrell, Nadin Marais, Negan, Rick Grimes, Ruslan Rusakov, Steve McGarrett, Tara Chambler, Tomas Jasons.

🔷 Кто еще не заполнил анкету по "конкурсам и флэшмобам"? Заполняем! Спасибо!

🔶 Конкурс историй - лето 2018

🔷 Участвуем во флэшмобе анонимных вопросов. С 5 по 15 число! Торопимся спрашивать и отвечать на самые каверзные вопросы!

🔶 Уважаемые лидеры общин! Не забываем о необходимости заполнить информацию по вашим общинам!

ведро; любовь; простыня; чеснок; самолёт

♦ Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

 

♦ Спасители продолжают оказывать давление на Хиллтоп, Александрию и Королевство.

В окрестностях Вашингтона увеличивается концентрация ходячих мертвецов.

Недалеко от общин находят изуродованные трупы людей, убитых явно не ходячими мертвецами, и среди них есть как мирные жители, так и люди Нигана >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 04.01.2013 — "Ходячего убивать не стоит людей"


04.01.2013 — "Ходячего убивать не стоит людей"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://media.giphy.com/media/kGLNWL8ljLtgk/giphy.gif
Дата: 4 января 2013 года.
Место: окрестности Александрии.
Участники: Hannah Shon, Eddie Savage, Rick Grimes, Game Master (время от времени).
Саммари: "Сколько ходячих вы убили? Сколько людей вы убили? За что вы убили людей?"
На эти вопросы Рика Граймса, возможно, предстоит ответить Эдди и Ханне, которые по воле случая оказываются вместе у стен Александрии.
Впрочем, не только Эдди и Ханна оказываются поблизости безопасной зоны... и это уже сулит настоящую угрозу.

+2

2

The Word Alive - Why Am I Like This

Темнее всего перед рассветом. (с)
Удар. Прогнивший череп легко принял рифленую подошву. Ещё удар. Ботинок пробивает насквозь. Надо убедиться, что чертова тварь сдохла окончательно.
- Бесишь, сука, - Ханна отряхнула ботинок от ошмётков мозга и кожи и от души пнула колесо машины. Вот надо было сломаться именно сейчас. Хотя разве есть подходящий момент, чтобы остаться без тачки? Она тоскливо посмотрела на труп. Одинокий ходячий, просто подарок в такое время. Ханна поежилась. Зимнее солнце уже начинало клонится в закат, даря последние холодные лучи обречённой земле. Дорога, обрамленная с двух сторон голым лесом, была пустой. Ни заброшенных автомобилей поблизости, ни заправок на виднеющимся сквозь деревья горизонте. Ходячих тоже пока не видно, что уже плохо. Но это только пока. В последнее время тварей стало значительно больше, видимо начали уходить из городов в поисках сладеньких живых тел. Пора продолжать путь. Великолепно! Просто, блядь, ахуительно! В который раз ты остаешься без тачки? Надо было на механика идти учится. Кому нахрен сейчас врач сдался. Еще и нейрохирург! Выпендрилась. Осталась бы на общей практике и больше бы пользы от тебя было. Хотя кому сейчас вообще нужны операции. Спасибо хоть стрелять научилась. Сидела бы в Англии спокойно, нет, потянуло тебя в Штаты. Заканчивай с самокопанием. Ханна уже даже не злилась. А смысл? Есть задачи и поважнее. Если очень постараться, можно найти ночлег до наступления ночи. Правда разницы нет, вечер или ночь - темнеет рано. Оставаться у машины было глупо. А перспектива ночевать у дороги ей совсем не улыбалась. И хотя тачки находить становилось все труднее, лучше было бросить ее и пойти пешком. Автостопом сейчас не уехать, рейсовый транспорт отменили ещё два года назад. Ханна с тоской вытащила из салона рюкзак и закинула его за спину.
- Пока, железка бесчувственная, спасибо что подвезла!
Девушка бодро зашагала по дороге. Будь у неё хоть базовые знания в автомобилях, можно было бы попытаться ее отремонтировать. Но ныть и жалеть себя не имело никакого смысла. Она жива и цела, что уже не мало. Пока ноги бесцельно шли вперед по дороге, она гоняла по кругу одни и те же мысли, с которыми уже расставалась никогда. Найдёт убежище и... И что дальше? Рано или поздно и до них доберутся. Не ходячие, так люди. Уроды и мрази, уверовавшие в свою безнаказанность. Это было их время. Такие выживали. Убивали, насиловали, грабили. Терроризировали оставшихся живых. И больше никто не мог дать им отпор. Как бы не хотелось это признавать, это время плохих людей. Она видела их. Видела их демонов. Всю грязь, хлынувшую на улицы города. Нет, она не была наивна. Все это было и в той жизни. Там, где была полиция и тюрьмы. Где мир смешался в цветных красках людских грехов и пороков, прикрытых маской добродетели, и все же где яркого и светлого было больше. Во всяком случае в ее мире. А сейчас он отчетливо поделился на чёрное и белое. За время одиночного путешествия она повстречала достаточно людей, чтобы сделать такие выводы. Кто-то был преступником, но остался человеком. Кто-то был человеком, но превратился в животное. Она сама пока ещё держалась, так и не убив никого. Или убив? Что если тот выстрел на ферме все же достал ублюдка? Что если он сейчас в виде ходячего бродит по полям? О да, это было бы не плохо. О нем она бы точно не сожалела. Или сожалела? Да, он повел себя мерзко по отношению к ней, но вполне понятно для мужчины его возраста. Возможно он думал, что и она будет не против. Ведь он вовсе не собирался ее убивать. Что там было… она его билет в общину? Разумно. А она даже, не выяснив что и как просто выстрелила человека. Или все же правильно сделала? Черт, явно не в ту сторону несет. Не хватало еще начать жалеть его и корить себя за возможное убийство, которое теперь уже не казалось таким правильным. А уж свой ночной побег, потерю пистолета и машины – просто высшей степенью глупости. И это чудо, что она осталась жива. Чудо, что она вообще жива и уже пару минут втыкает в небольшой плакат «Александрия. Безопасная зона.» с указанием направления поселения.
- Оставь надежду всяк сюда входящий, - пробормотала она, зябко кутаясь в шарф, которым укрылась с головой.
Пару раз Ханна уже натыкалась на подобные плакаты, но если когда-то в указанных местах и были поселения, то теперь они пустовали. Идти нужно было не так уж и далеко, на машине так вообще сущий пустяк. Но чего нет, того нет, рассчитывать приходится только на свои двои. И все же червячок сомнения начал подтачивать ее. Как знать, что там ждёт?
Погода становилась все холоднее. Поняв воротник кожанки, она принялась дышать на замерзшие пальцы. Перчатки уже не спасали. О теплом расслабляющем душе и чашечке ароматного кофе можно было только мечтать. Хотя почему бы и нет? Мечтать, это все что сейчас доступно. Главное не слишком обманываться.
На дороге замаячил ходячий, вышедший из леса. Простонав Ханна скинула рюкзак, вытащила нож и остановилась, дожидаясь пока он доберется до нее. Стрелять было бы не разумно, эти твари собираются на звук. Он медленно приближался. Мерзкий, стонущий, воняющий. Нет, к такому нельзя привыкнуть. Хотя бы не пугают, как два года назад. Если первое время после эпидемии они были резвые и даже сохраняли некоторые моторные функции, то сейчас ходячие стали гораздо медленнее. Холод действовал и на этих тварей. Хоть какая-то радость от зимы.
Вступать в схватку с ним не хотелось, да и сил было не много. Рисковать не хотелось. Подохнуть здесь, сейчас, когда она, возможно, нашла убежище, девушка себе позволить не могла. Да хрен с тобой. Ханна достала «глок» и выстрелила. Звук разлетелся по округе, спугнув стаю птиц, с громким карканьем сорвавшихся в серое небо. Ходячий упал. Обойдя его, она продолжила путь, ускоряясь.
Сумерки плавно опускались на землю. Поднялся ветер. С каждым днем становилось все холоднее. Прошлую зиму она пережила в компании союзников, эта же зима становилась настоящим испытанием. Сраный мир, сраная погода, сраная зима… Ханна добралась до первых домов небольшого городка и тяжело вздохнула. Так и знала. Община уже мертва. Оставалось сесть на асфальт и ждать, пока тебя сожрут зомби. Хотелось плакать от бессилия. Найти силы, чтобы зачистить хотя бы один дом и переночевать, было сложно. Может дальше? Может они спрятаны поглубже в городе? - робко спрашивал внутренний голос. Ведь она давно начала подмечать, что в округе есть выжившие. Слитый бензин, опустошенные магазины и ходячих не так много, кто-то явно обитал в этих местах. Оставалось понять кто.
Стараясь двигаться как можно аккуратнее, Ханна свернула с главной дороги начала пробираться между домами. Два дома она миновала без проблем, а вот в палисаднике третье она наткнулась на ходячего, которого не заметила за деревьями в темноте. Выхватив пистолет, она упокоила его, но ту показались еще трое. Недолго думая, девушка ломанулась к задней двери дома. Но она была заперта.
- ЧЕРТ!
Сняв самого близкого, она выбежала перелезла через крыльцо и выбежала на дорогу. Зомби шел за ней, но других не наблюдалось. И это, не смотря на выстрелы. Выстрелы… совсем неподалеку отчетливо пронеслась автоматная очередь. Община! Возможно они живы! - огонек надежды вновь зажегся, и она поспешила на звук. Но, пройдя пару домов и свернув в нужном направлении она вскинула пистолет. Да этого быть не может! Поверить в увиденное было сложно. Легче в то, что у нее галлюцинации от усталости и голода. Они больше не должны были встретиться. Никогда. Не в этом мире. Так не бывает.
- Какого хрена…
Сзади послышался хрип.

Отредактировано Hannah Shon (2018-06-06 23:23:18)

+3

3

одет так

https://i.pinimg.com/originals/8e/9c/ac/8e9cacff73182687adc2e23acf3ff96b.jpg

Pilot Speed - Alright
Последние несколько месяцев прошли интересно. Чаша гуманности Сэвиджа все никак не наполнится, она лишь продолжает иссякать и ржаветь. А впрочем, о какой гуманности в его случае вообще может быть речь?
Нога гораздо лучше. Он повредил стопу, когда убегал из склада от ходячих. Скорее всего, через пару дней уже сможет бегать. Потом будет искать еду, сейчас надо хотя бы найти безопасное место на ночь. Он припас только 500 патронов для своей любимой автоматической винтовки.
Очень помогла бы подробная карта этого района, хотя искать ее очень рискованно. Уже поздний вечер, солнце пробилось сквозь туман, но уже заходило к горизонту. Эдди услышал и увидел несколько мертвецов, бродивших по улице напротив небольшого поселения. По какой-то причине они двигались все вместе. Похоже, их привлекал производимый ими же самими шум. Всех парню не было видно, но наверняка есть еще.
Железные фонари на другой стороне улицы перестали работать уже давно, так что с заходом солнца тут лучше не оставаться. Можно зачистить любой из этих домов и переночевать в относительной безопасности.
Это он и сделал, первый же дом встретил его лишь одним единственным зомби, потому что все остальные вышли, ведь двери были открыты настежь. Зато последняя из комнат оказалась заперта. Парню пришлось приложить усилия, чтобы взломать ее. Но за ней ходячих не оказалось. Лишь один труп лежал на кровати, Сэвидж подошел ближе и заметил в его окровавленной руке фотографию. Заляпанный кровью снимок женщины, а рядом в другой руке пистолет, с помощью которого мужчина свел счеты с жизнью. Эдди догадывался, кто на фото. Его жена.
Именно в этот момент снаружи прозвучал выстрел. Сэвидж вскинул голову и двинулся на выход, слегка прихрамывая, но все же уверенно. Конечно это казалось не самым мудрым решением, ведь там зомби, да еще и люди, которых не известно сколько. Но может быть Эдди повезет добыть у них еды?
Он вскинул ствол автомата в сторону ходячих. Все как по учебнику – он попал идеально в верхнюю часть их черепов. Перехватив Бушмастер одной рукой и опустив его, Эдди продолжал шагать и за следующим домом, оглядевшись, увидел девушку. Блондинка. В кожаной куртке. Он узнал ее гораздо раньше, чем она его, но все еще не мог поверить в то, что видит. Может это сон? Он спит, не так ли?
Она наставила на него пистолет, но Сэвидж даже не шелохнулся, все еще стоя как серый призрак в нескольких ярдах у противоположного угла дома. Вот это сюрприз. Глаза Сэвиджа впились в блондинку, она в свою очередь смотрела на него испуганно и словно бы хотела прямо сейчас накинуться на него с ножом или нажать на курок. Но нет, она ничего не сделала. Эдди готов был поклясться, что ее сердце билось очень быстро.
Он стоял вполоборота, и не спеша повернулся к ней.
- А я то думал… Я думал, ты благоразумная девочка, и не направляешь оружие на человека, если не решила стрелять. – последний раз когда она так же целилась в него, он схлопотал пулю в бронежилет. Будем надеяться, что если Ханна все же выстрелит, то пуля вновь угодит в броню.
Он смеется, как гиена, отбрасывая грязные волосы с глаз.
- Всегда сохраняй один патрон для себя. Мое правило. – показывает на ее пистолет пальцем в перчатке.

+2

4

Выглядит+машина

http://s9.uploads.ru/t/jyXnZ.jpghttp://sh.uploads.ru/t/uWw4p.jpg

Зима в Александрии выдалась не такой уж холодной, как в некоторых частях Соединенных штатов. Днем температура поднималась до минус трех, а к вечеру плавно понижалась до минус семи, минус десяти. И все же, не смотря на это, назвать это курортом не поворачивается язык. Рик все чаще уходил из общины, уходил один и не хотел брать кого-нибудь в напарники, даже сына. Гнет Спасителей по-прежнему продолжался, не позволяя вздохнуть спокойно ни дня, ежеминутно каждый житель ожидал визита "дорогих" гостей, но даже будучи полностью подготовленным морально при одном единственном взгляде прихвостней Нигана собранность улетучивалась в трубу. Естественно, Граймс держал удар, по крайней мере старался держать, своим видом показывая остальным, что нельзя показывать страха, иначе беспредел и давление лишь усилятся, развязывая этим бесславным ублюдкам руки.
За интересными и важными для общины, вещами, приходилось уходить все дальше и дальше, думать о том, что когда-нибудь наступит день, когда выжившие просто не смогут найти ничего подходящего, не хотелось. Откровенно говоря не стоило сидеть сложа руки и ждать у моря погоды, ведь собственная судьба зависит только от тебя самого.
Старенький додж исправно вез Рика домой. Сегодня ему удалось найти кое-что полезное, что немного облегчит жизнь местным страждущим, однако из-за недавнего снега, выпавшего прошлой ночью, колеса то и дело норовили съехать с колеи, путаясь в рыхлом снегу. Мужчина, сидевший за рулем, постоянно щурился, разглядывая дорогу, шум мотора привлекал ходячих, благо в этих местах их осталось уже не так много. Однако слишком сильно доверять этой информации тоже не благоразумно, ведь мертвецы находились в постоянном движении, по крайней мере те из них, кто еще был способен ходить. Многие из них уже значительно трансформировались, плоть  разложилась и облезла с костей, превращая мир в анатомический уголок, прямо долго ходить не нужно, бери да изучай строение человека по первому же найденному скелету.
Легкое чувство голода, с которым Граймс как и остальные выжившие, уже давно успел породниться и привыкнуть, постепенно брал бразды внимания в свои руки, призывно реагируя урчанием желудка. От этого начинала болеть голова и слегка подташнивать. Временное чувство, но довольно не приятное.
Однако до общины оставалось не так далеко, чтобы открывать очередной долгоиграющий батончик. В салоне автомобиля печка не работала, но здесь градус температуры все равно был на порядок выше, чем за бортом, поэтому замерзшие пальцы Граймса медленно оттаивали, отдаваясь легким покалыванием в подушечках. На зеркале заднего вида болталась очередная ерунда, которую мужчина все никак не выбросит, она уже давно потеряла свой последний мало мальский аромат, однако иногда напоминала Рику о прошлой жизни, той, где запах в салоне автомобиля стоял не на самом последнем месте.
Лобовое стекло доджа вновь стало заполоняться мелкими снежинками, если несколько минут назад еще можно было что-то различить и без посторонней помощи, то теперь без щеток-дворников точно не обойтись. Старенькая резина послушно смахивала снег, кое-где пропуская, в салоне играла до боли знакомая и хорошо изученная мелодия, ну и что с того, что каждый день одно и тоже, по крайней мере лучше так, чем совсем тишина. В какой-то момент с ближайшего дерева сорвалась стайка птиц, шелестя крыльями пролетев над машиной. Рик нагнулся над рулем, стараясь проследить откуда именно они летели, а затем осмотрелся по сторонам. В зимний период деревья сбрасывали листву и рассмотреть среди них ходячего становилось значительно легче, а птицы, оккупировавшие ветви становились альтернативой кроне. Теперь они искали для себя новое местечко.  Единственное, что могло спугнуть птиц - громкий звук. Чаще всего им оказывается выстрел, а если где-то неподалеку стреляли, значит можно ждать беды.
Сбавив скорость и выключив фары, Граймс вел машину по проторенной и давно заученной наизусть дороге, все больше уделяя внимание обочинам. Где-то там, среди унылых остовов домой явно звучали выстрелы. Сначала одиночный, спугнувший птиц, потом целая очередь. Кто-то явно себе ни в чем не отказывал, а раз так, то с добром эти люди явно не идут. Рик начал готовиться к худшему.
Тьма стремительно опускалась на Александрию, погружая во мрак все живое и не живое, но движущееся. Становилось слишком сложно рассмотреть противника и приходилось полагаться на слух, в темноте глаза - плохие помощники. Додж все также катил по ухабистой дороге, в кузове иногда громыхали предметы, сталкиваясь друг с другом, но теперь значительно меньше, так как скорость максимально снижена. До общины оставалось не так далеко, можно было попросту махнуть рукой и вернуться, но Рик знал, что ели он не проверит звук выстрелов, то эта мысль и предчувствие чего-нибудь плохого, будет мучить его еще очень долго, пока, в конце концов, не отправиться его искать.
В какой-то момент мужчине кажется, что он замечает кого-то, машина останавливается и Рик выбирается наружу. Буквально затаив дыхание, он перехватил рукой топорик и прислушался. Бежать в лес с криком:"Джеронимо!", уже давно не модно, да и, местами, опасно для жизни. Приходилось полагаться на любые мелочи и собственные инстинкты. Если поначалу, выбравшись из больницы в чем мать родила и сорочке, ходячие повергали в шок и страх, то теперь Гаймс представлял собой хорошо обученную машину для убийств. Его не пугали мертвецы, не пугало их внезапное появление на горизонте, даже живые люди уже не вызывали ни страха, ни радости. Ко всему со временем привыкаешь, вот только это совсем не касалось веры.
Казалось, что вместе с сумерками на город и его окрестности опустилась тишина, шорох природы в расчет можно было не брать, а в остальном все спокойно. Единственное, НО, бродило неподалеку. Рик осмотрелся, замечая медленное приближение ходячего с другой стороны грузовика. Он был совсем худым и обессиленным, но упорно тянулся на горячую кровь и свежее мясо. Дабы прекратить его мучения и "диету", Граймс не особенно скрывая шороха, обошел автомобиль со стороны багажника и аккуратно, почти филигранно вонзив острие топора в хрупкие кости черепа, уже не морщась от противного хруста. Немного покряхтев напоследок ходячий заляпал ближайший сугроб мозговой жидкостью и, собственно, собой, оставив Рика в одиночестве подступающей ночи.

Отредактировано Rick Grimes (2018-06-14 21:24:04)

+3

5

Ублюдок живучий! Ханна не сводила глаз, с мужчины, следя за каждым его движением. И то, что она видела, ей совершенно не нравилось. Все, как и в прошлый раз: самоуверенный сукин сын, только успел вновь появится в ее жизни и опять она невольно чувствует себя жертвой. Почему при нем она испытывает этот страх, ведь он не причинил ей вреда. Почему она просто кожей чувствует исходящую от него опасность? Ведь он даже не поднял на нее оружия, а она вновь держит пистолет и не решается выстрелить. Ханна уже и забыла, что всего час назад грызла себя за тот поступок. Да и все эти месяцы, она считала его мертвым и винила себя в произошедшем. Но он оказался жив и волна ненависти вновь захлестнула её. Мужчина и не догадывался, какие эмоции сумел породить в ней всего двумя короткими случайными встречами. В судьбу Ханна не верила, но как-то часто они встречаются, да еще при скверных обстоятельства. Возможно они сейчас могли помочь друг другу. Ханна заметила, что мужчина прихрамывает. Укус? Ранение? Вывих? Она могла бы оказать ему помощь, только совершенно не хотела. Разве что добить его. Ведь он вряд ли помог бы ей. Это уже представлялось совершенно сомнительным. Сзади подбирался мертвец, от которого удалось оторваться на короткое время. Он явно не собирался идти по своим делам, которых у него, впрочем, не было, и преследовал такой лакомый кусочек живой плоти. Ханна повернулась к нему в пол-оборота и выстрелила. Первый выстрел пришёлся в плечо и никакого вреда мертвецу не принёс. Замерзшие пальцы почти не сгибались, создавая проблему при стрельбе. Пришлось развернуться полностью и стрелять почти в упор ещё раз. Отвратительное существо уже отдаленно напоминало человека. Первое время было сложно их убивать. Не смотря на их очевидное состояние, они все же сохраняли в себе человеческие черты. Они были людьми, когда-то. Сейчас это просто сгнившая плоть, которая очень хочет, чтобы ты стала похожа на них, через пару лет. Но, не смотря на свое плачевное состояние, болезненную худобу и бледный вид, женщина совершенно не хотела становиться ходячим мертвецом. Это первое время были мысли закончить все это, жалось к себе и прочее ненужное нытье. Спустя два года, она все еще была жива. И собиралась и дальше оставаться такой.
Разобравшись с трупом, женщина вернулась к старому знакомому. Ты когда-нибудь сотрешь с лица эту дебильную ухмылку? Ублюдок. Но о чем с ним говорить? Любой из возможных вопросов был бы лишним: «Как дела?» «Что ты тут делаешь?» «Закурить не найдётся?»
И все же, кивнув ему, Ханна произнесла:
- Не думала, что так плохо стреляю. Но не волнуйся, для тебя я обязательно оставлю патрон. Только дай мне еще хоть один повод, обещаю, больше не промахнусь.
Воспоминания об их короткой встрече были крайне неприятными. Но стреляет повторно в человека, если так посудить, не сделавшего ей ничего плохого, она не могла. То, что он ей не нравится, не значит, что следует его убить. Не известно, сколько бы они простояли, но Ханна отчетливо услышала шум, приближающийся машины. И это все не радовало. Эдди представлялся ей сейчас наименьшей угрозой. Он не выстрелил в неё, хотя мог. А вот неизвестно кто на машине сейчас настораживал больше. Холод пробрал до костей, ей казались, что она больше не может пошевелится. Стоило бы получше искать одежду. А не надеется только на машину. Но хорошие мысли всегда приходят поздно. Мелкие снежинки начали появляться из темного неба, плавно ложась на землю. Становилось холоднее. В носу засвербело. Черт! Не хватало еще простыть! Что было бы неудивительно. Общее состояние организма оставляло желать лучшего, и простуда не заставила себя ждать. Ханна чихнула, потом еще раз и еще. Блядь! Только бы не воспаление! Антибиотики у нее еще оставались, правда уже просроченные.
- Так и будем стоять? Кажется, мы здесь не одни, - простонала она, опуская пистолет и потуже завязывая шарф, смахивая с него снег. - Или это твои приятели?
Начинала немилосердно болеть голова. Общее недомогание она почувствовала давно, но не придала этому особого значения – организм был истощен, чему удивляться. Но видимо пропустила начало простуды и теперь, продрогнув окончательно, могла заболеть куда серьезнее. Сейчас бы в дом, согреть воды, напиться таблеток и завалиться спать, закрыв все двери. Но вместо этого она стоит между двух огней: с одной стороны, крайне неприятный знакомый, пока ведущий себя вполне адекватно, с другой приближающийся мужчина с топором в руке. Потрясающе. Она опять чихнула.

+1

6

- Рабочий день у меня не нормированный.
Порядка нету. От этого характер нервный, тяжёлый для окружающих. (с)

К Ханне сзади приближался ходячий, явно давая понять, что его единственная задача - получить пулю в голову. И вновь эта блондинка одна. И при этом до сих пор жива, что не укладывалось в голове Эдди. Она в этом мире как черная цыпочка в баре, полном культа генерала Ли. Ничего хорошего ее не ждет. Как ей удается выживать? Наверно везение. Чертова уйма везения. Можно только позавидовать.
Сэвидж прищурился, думая какой такой повод ей нужен, чтобы пристрелить его. Вообще он бы сам не против пустить ей пулю, но зачем тратить патроны. Гораздо приятнее в данном случае будет воспользоваться ножом.
Блондинка чихнула, затем еще раз. Конечно же ее куртка была не самым подходящим одеянием для этого времени года. Эдди согрел бы ее, да только Ханна скорее исполнит свое обещание пристрелить его, чем подпустит хоть на шаг ближе.
Парень услышал шум подъезжающей машины.
- Хотел бы сказать, что это так, но… - он не договорил, ведь группы у него не было уже очень давно. На самом деле его семья была не единственными мародерами в этом поганом мире, и, понимая это, Эдди не стремился влиться в ряды подобной группы. Они скорее разденут тебя до нитки и оставят ни с чем, а может и того хуже… Поэтому встреч с мародерами Сэвидж либо избегал, либо нападал первым. Какая-то группировка, или возможно часть ее, попалась ему не так давно, чуть меньше месяца назад. И если их кто-то ждал с вылазки, то парней явно не дождались.
Может быть это тоже мародеры? Он поднял голову, смотря на то, как к ним приближается силуэт мужчины с топором в руке.
- Стой, кто идет! – воскликнул Эдди, приподняв автомат. – Ты кто такой? Кто с тобой еще? – спросил он грозно и, спустя мгновение, сделал несколько неторопливых осторожных шагов в сторону незнакомца, стараясь скрывать свою хромоту, однако боль была тут как тут.
Незнакомец не ответил. Нижнюю часть его лица скрывала щетина, а верхняя половина не выражала ровным счетом ничего. Безжизненная маска. Он остановившимся взглядом смотрел на Эдди, и тому на миг показалось что его глаза были мертвыми, как у трупа. Мужик не моргнул ни разу. «Как у него это получается?»
- Чего молчишь? Эй… Ты выдергиваешь чеку моего терпения и выкидываешь, не делай так. – пригрозил Сэвидж.
- Твое имя. Откуда ты? – спросил он, подходя еще немного ближе. – Ты один? – он поглядел в сторону машины. – Где твоя община? – едет куда-то совсем один, интересный субъект. Эдди прищурился. Он видел какую-то вывеску об Александрии, но не придал ей большого значения. – На мародера не похож… - констатировал Сэвидж. – Но это нам еще нужно будет проверить… - он опустил автомат. Что может сделать ему человек с топором? Разве что метнуть топор. Рэднек шмыгнул и сплюнул на землю.
- Мы ищем безопасное место… есть здесь такое? – и почему он сказал «мы»? Да просто потому что, как Эдди уже однажды выразился, девушка его пропуск в мирную общину. Вместе они выглядят чуть менее опасно, чем если бы Эдди шлялся тут один с автоматом. Оставалось надеяться, что она не станет сейчас все портить и говорить, что они не вместе.

+1

7

Казалось, что после убийства ходячего все звуки стихли вновь, лес сильнее увязал во мраке, смазывая очертания деревьев в единое темное пятно. Рассмотреть что-либо становилось сложнее, а тешить себя надеждами на горделивое одиночество не приходилось, просто потому что мертвецам нет конца ни края. Одни разлагались и прекращали свое презренное бытие, другие как раз входили во вкус, претерпевая превращение после случайной смерти. По сути все, кто остался в живых после всеобщей паники и апокалипсиса, мертвецы. Не важно, стар или млад, здоров или болен, человечество обречено на вымирание. Кровь, что струится по венам заражена, доподлинно никому не известно из-за чего появился тот самый мутаген, истребивший львиную долю человечества. Каждый живой является его носителем и лишь оттягивает неизбежное, цепляясь за сознание и остатки былой цивилизации как за спасательный круг. Вот только не будет у этой сказки счастливого конца. Цивилизация отброшена к самым истокам, когда кончатся патроны, человек вновь вернется к копьям и стрелам, научится обрабатывать землю и выращивать зерно, а по округе по-прежнему будут бродить ходячие. Их станет в разы меньше, но поток не иссякнет.
Многие до дрожи боятся превратиться в одного из мертвецов, не в силах представить подобного существования и забывая об одном простом факте. Мертвецу все равно. Ему нет дела до морали, гигиены и пристрастий во вкусах, он не испытывает мук совести, сожаления и горя, преследуя всего лишь одну единственную цель - насытиться. Так что ужасного в том, чтобы стать одним из них, если ты даже знать об этом не будешь? Наверное это трудно принять, вот и все. В мире нет никого кровожаднее человека, животное убивает при крайней необходимости: защищая потомство, собственную жизнь или ради еды. Они не запасают ее впрок и не выбрасывают то, что не смогли осилить и только человек может уничтожать все, включая себе подобных только ради забавы и трофея, не понимая, что лишают жизни невинное существо. Так кто хуже: ходячий, ведомый инстинктами или выживший, способный даже в постапокалиптическом мире мародерствовать, убивать и обирать других?
Где-то неподалеку вновь прогремел пистолетный выстрел, потом еще один, лишний раз напоминая о безумствах, творившихся с легкой подачи стервятников. Еще не так давно Граймс ринулся бы на выручку, свято веря в то, что кто-то нуждается в помощи и он не может остаться в стороне. Теперь же все изменилось. Прошло время беспорядочной стрельбы, паники и ужаса, ровно как и веры в то, что эти смердящие гнилью мертвецы могут стать обычными людьми, что для них обязательно придумают вакцину и в мире вновь воцарится мир и дружба. Хэппи энда не будет, это понимали даже те, кто поначалу испытывал жалость, стараясь относиться к ходячим как к бывшим людям, однако с каждым днем таких становилось все меньше.
Осторожно переступая через поваленное дерево, Рик на ходу расстегнул кобуру на всякий случай. В руках по-прежнему оставался топор испачканный в гнилостных остатках мозгового вещества ходячего. Бдительности мужчина никогда не терял, но и палить во все стороны не собирался. Откровенно говоря, желание разобраться в ситуации было спонтанным. Граймс решил, что обнаружить противника лучше первому, чем потом по тревоге поднимать людей.
Далеко идти не пришлось, уже через несколько метров Рик сумел различить очертания силуэта мужчины. В его руках находился автомат, ствол которого направлен в сторону Граймса. Сделав вперед еще два или три шага, он остановился, принимая упор на обе ноги, спокойно держа руки на виду. Страха за собственную жизнь бывший помощник шерифа не испытывал, хотя возможно бы стоило, ведь в Александрии остались двое его детей. Из-за капюшона разглядеть лица говорившего не удавалось, зато за его спиной, чуть поодаль, находился еще один человек, женщина. В ее опущенной руке как раз и находился пистолет. Цепкий взгляд бывшего копа не упустил ничего, даже такого незначительного факта, как скрываемая хромота мужчины.
Рик сохранял нордическое спокойствие, после встречи с Ниганом его уже ничем нельзя удивить и тем не менее, проверять что незнакомец умеет лучше: стрелять или бегать с травмой, не хотелось, точно также как и гадать сколько патронов осталось в обойме. По крайней мере, сколько бы ни оставалось, а гильзы от трех патронов валялись где-то здесь, глубоко зарывшись в рыхлый снег.
Тот, что стоял ближе к Граймсу продолжал тыкать стволом, применяя психологические приемы воздействия, в надежде на то, что он испугается. Манера разговаривать, лидеру общины Александрии показалось до боли знакомой, уж этот парень явно не ангел во плоти, по сути даже если и так, то не было совершенно никаких гарантий. Вопросов слишком много, они лавиной обрушились на Рика и некоторые из них его даже заинтересовали. Незнакомец приблизился, позволяя рассмотреть себя лучше. Его короткие заинтересованные взгляды поверх плеча были слишком очевидны, в о время когда сам Граймс буравил его взглядом, по-прежнему продолжая молчать. В подобной ситуации вариантов развития сюжета может быть несколько, к сожалению только один из них заканчивается миром, в остальных кто-то постоянно умирает. Устраивать разборки не слишком хотелось, он итак задержался с поисками, но и уйти просто так уже не получится. В это время незнакомец  выносит вердикт, опуская автомат, но не отказываясь от своих бредовых мыслей.
Эта странная пара искала безопасное место, что же, все вполне мирно. На первый взгляд. Вот только кто сказал, что Александрия принимает к себе...теперь? Где-то нечто подобное Рик уже слышал, ситуация до боли знакома. Глаза мужчины немного прищуриваются, словно он пытался вспомнить, заглядывая в собственные закоулки памяти. Ах да, интересная встреча с двумя выжившими в баре пустынного города неподалеку с фермой Хершела. Эти парни честно старались казаться обычными людьми, которым просто везет, но ублюдские замашки так и лезли изо всех щелей. Пришлось их пристрелить. Быстро и без раздумий, как бешеных псов. И в самом деле, нынешняя ситуация словно отголосок прошлого, предостерегала Граймса от поспешных выводов и принятия решений.
- Возможно, - наконец ответил Граймс незнакомцу на последний заданный вопрос, перехватывая удобнее топор. - В нескольких милях отсюда есть вывеска "Александрия". С вами кто-нибудь еще есть или это все? - Возражать человеку с автоматом как минимум не вежливо, однако в отличии от незнакомца, Рик вел себя уверенно и твердо, не спеша размахивать оружием у лица. - Я, Рик, а вас как зовут? - Мужчина пока не собирался выкладывать всю свою подноготную с счастливой улыбкой от уха и до уха, за эти два года жизнь научила его намного большему, чем он знал и умел за всю свою сознательную жизнь, в особенности не доверять незнакомым людям, но сообщив им свое имя тем самым проявлял, если не дружественный настрой, то по крайней мере готовность вести диалог человеческим языком, а не с помощью оружия и насилия.

+2

8

Темнеет кровля декабря
Под звон полуночных штормов,
Да ты не спрашивай меня,
Лишь просто дай мне кров.
Мельница – Война

Мы... что?! Что ты вообще несешь? Ханна уже было открыла рот, чтобы высказать мужчине все, что думает о нем, об их встрече и такой постановке вопроса, но не стала. В конце концов Эдди уже говорил, что она его шанс попасть в общину, так что его мотивы понятны. С девушкой мужчина выглядит более мирно, нежели одинокий и вооруженный. А вот ее мотив? Какая ей выгода от его общества? Стоит ли ей врать об их паре? Пока мужчина полу угрожая, полу допрашивая незнакомца, она размышляла над этим, задумчиво кусая потрескавшиеся губы. При все своей надежде на лучшее и вере в людей, с ними в такое время стоит быть очень осторожными. Не стоит кидаться в объятия первого встречного и верить, что это твой друг до конца жизни. Твоей или его. Еще не известно, что это за человек, откуда он и что у него на уме. Опять же, если он попробует напасть на них, Эдди наверняка его пристрелит. Почему-то это было очень просто представить и это настораживало. Ханна всегда делила мир на плохих и хороших людей. С первыми старалась не общаться, с хорошими и так ясно. Но это было очень давно, сейчас она все больше приходила к выводу, что серых людей больше. Со своими ошибками, проблемами, прошлым, с нажитой на будущее и пусть не очень счастливую, но долгую жизнь. Каждый оценивает другого согласно своей системе ценностей, вынося субъективный вердикт. В носу опять засвербело.
- Апчхи! - Господи, ну почему именно сейчас-то?! Я что, была настолько плохой девочкой в прошлом году? Ну так я и подарков-то не просила! – мысленно простонала женщина. Но услышав о действующей общине, она мгновенно забыла о своем состоянии, задвигая желание пожалеть себя куда подальше. Сейчас есть дела поважнее и распускать сопли, в прямом и переносном смысле – нельзя. А значит пора брать ситуацию в свои руки, пока Эдди на устроил здесь кровавую разборку. Обходя его, она положила ладонь на его руку, чуть толкая ее вниз, заставляя опустить оружие. Ханна приблизилась к Рику, убирая пистолет в кобуру. Говорил мужчина спокойно, но топор в его руках не самое безобидное оружие и все же нужно продемонстрировать, что они готовы на диалог.
- Я видела вывеску. Моя машина сломалась не так далеко от нее, пришлось оставить и идти пешком, - она неопределенно указала в сторону, - Я Ханна, это Эдди. Мы не то что бы вместе, - женщина покосилась на него, - Но мы знакомы. Встречались раньше, - после небольшой паузы уточнила она, - И мы правда ищем безопасное место. Здесь нас только двое.
Если он из Александрии, а судя по относительно ухоженному виду это так, то есть шанс попасть в общину. А значит лучше не злить его. Вопрос в другом: что это за место, какие там порядки и что за люди в ней? Зябко ежась от порыва ветра, растрепавшего ее светлые волосы, вылезшие из-под шарфа, она продолжила:
- Если у вас есть возможность принять нас, мы могли бы быть полезны. Я в прошлом была хирургом, он.., - она обернулась на Эдди. Черт. А кем ты был до всего этого?. Какое-то чувство ей подсказывало, что врать Рику не стоит. А раз так, пусть сам говорит кем был, если вообще работал. Ну не мог же мужчина быть никем. – Лучше пусть сам расскажет.
Призрачная надежда, от которой она так упорно старалась избавляться после падения лагеря в Вашингтоне, вновь загорелась едва различимым огоньком. А что если сегодня она уснет хотя бы в теплом месте? Что если это не мародеры или убийцы? Что если удастся примкнуть к ним и быть для них полезной? Ведь ей не сложно, она может. Она любит помогать людям и делать то, что ей нравится. Ее навыки могут быть полезны. Продолжая разговор, она чувствовала, как сердце опять начинает биться сильнее. Но пока это была лишь надежда, что Рик и его товарищи хорошие люди. Хотя бы нормальные. Ханна давно научилась делать скидку на поступки людей. Именно поэтому, она второй раз не выстрелила в Эдди и согласилась, что они вместе. И еще потому, что не могла найти в себе силы отнять чью-то жизнь. Но это только надежды, отравляющие душу, словно яд плоть. Засыпая в холодной машине, она старалась не думать, что однажды найдет место, где будет относительно безопасно и людей, на которых сможет положиться. И вот теперь, эта возможность замаячила перед ней. И как неудачно реденек решил примазаться к ее обществу. Но отшить его сейчас тоже было в некоторой мере жестоко. Любой имеет право на спасение в такое время. Оставалось понять, что думает на счет спасения людей Рик.
Возможно стоило еще что ни будь добавить, но она просто не знала, что. В конце концов, если он решит предоставить им место в общине или шанс отработать его, то сам задаст интересующие его вопросы. Обычно это было что-то вроде: «где твоя прошлая община?» и «что ты умеешь делать?» И если еще час назад она мысленно ругала себя за выбор профессии, то сейчас искренне радовалась, что не «секретарша» или «официантка». Женщина все же не могла скрывать своих чувств и посмотрела на Рика с той самой надеждой, в которую сама мало верила.
- Нам нужна помощь, у него вывих, у меня, судя по всему простуда, - Ханна поморщилась, подавляя желание расчихаться. Состояние не улучшалось, ей по-прежнему было хреново, но хуже не становилось, что тоже не плохо. И все равно, собрав оставшиеся силы в кулак, старалась держаться - такого второго шанса может больше не быть. Пора бы и тебе включиться в разговор, - она обернулась на Эдди, взглядом показывая, что следует быть повежливее. Только не облажайся. Я очень хочу сегодня заснуть в теплом охраняемом месте. И выпить горячей воды. А лучше даже чего погорячее. Хотя на кого ты надеешься? На реденека? Просто потрясающе. Похоже простуда плохо влияет на тебя, дорогуша.

Отредактировано Hannah Shon (2018-06-26 13:20:42)

+2

9

Эдди никогда не шел по откровенно легкому пути. Слишком уж это напоминает ловушку. Но когда несколько месяцев путешествуешь по вымершей земле в полном одиночестве, пытаясь найти себе пропитание и пристанище на ночь, начинаешь постепенно сходить с ума. Не то что бы это было для Сэвиджа чем-то новым. Но один он быть не привык. Дни становились все темнее и холоднее, земля высохла, настала зима, а он все еще был неприкаянной душой, бродящей среди этого упадка как призрак Апокалипсиса. Иногда даже начинало казаться, что Бог проклял его на вечную жизнь в этом забытьи.
Поэтому он тоже ухватился за возможность быть ближе к людям. Возможно, он даже постарается убить не слишком много из них. Но сейчас об этом говорить слишком рано. Во-первых, неизвестно кто этот Рик. Может быть, он и правда из общины. А во-вторых, невозможно предсказать, когда и насколько сильно Сэвиджа может переклинить. Во всяком случае, он был самым хитрым из своего семейства и умел приспосабливаться. Может быть, поэтому он все еще жив и дышит этим морозным воздухом, в котором можно уловить запах разлагающейся плоти.
Ханна позади него чихнула, Эдди скривил губы. Дома, в Техасе он и понятия не имел что такое простуда. Не только потому, что в штате большой звезды большую часть года царила температура выше нуля градусов, но и потому что реднеки в принципе отличаются здоровьем как у бизонов, ничто их не проймет.
«Просто этим северянам нужно больше работать, а не в кабинетах сидеть задницы чесать» - говорил порой их дед.
Ханна обошла его и коснулась его руки, вынуждая Эдди опустить оружие. «Что ж, будь по-твоему.» - он послушно убрал автомат.
Блондинка решила взять переговоры в свои руки, что было неплохо. Коммуникативные навыки Эдди и раньше не блистали. А после длительного одиночества, за которое он разве что перестрелял и обобрал несколько мародеров, к его показателями ничего не добавилось.
Парень прищурился, когда услышал про вывих. Ну ладно, пусть давит на жалость и их беззащитность… относительную конечно. Вдруг сработает.
Блондинка обернулась на него, ожидая каких-то действий или слов. Эдди взглянул на нее и сделал шаг ближе, но когда взглянул на Рика, его рука непроизвольно потянулась к ножу на бедре. Это движение было слишком быстрым и неожиданным, всего миг и пролетевший нож воткнулся в лицо ходячему, собравшемуся полакомиться их новым знакомым. Гнилая туша свалилась на землю и обмякла.
Эдди перевел взгляд на Рика. Ему нужно было забрать свой нож, поэтому Сэвидж направился к нему, сокращая расстояние и оказавшись в шаге от мужчины, протянул ему руку.
- Эдди. – затем техасец обошел его, и наклонился вытаскивая нож из премерзкой рожи ходячего и вытирая лезвие об себя, прежде чем засунуть обратно в ножны.

+2

10

Трудно разговаривать с людьми, когда заранее не знаешь пустят они пулю в лоб или попросят о помощи. Ни к чему рассказывать все душевные истории про Александрию и то, как там чудесно, поэтому Рик ограничился весьма пространными фразами и тот факт, что эти двое решили будто он из общины, говорил о том, что они отчаянно нуждаются в крове и пище. Естественно у каждого из них свои причины проситься в группу, сразу было видно, что парочка из них никудышняя, даже на двух человек вместе выживающих ни капли не похожи, однако почему-то все равно пытаются запудрить мозги. Рик не стал реагировать на подмеченный факт, лишь переводя внимательный взгляд с девушки на мужчину и обратно.
Паузы в разговоре не последовало, но девушка решила взять переговоры в свои руки, плавно выныривая из-за спины своего знакомого. Она жестом дала знать ему, что стоит таки убрать ствол, если теплый ночлег и еда действительно мужчине нужны, перехватывая инициативу. Тактика верная и, практически всегда, выигрышная, с этим не поспоришь. Вежливому человеку, к тому же еще и девушке отказать довольно сложно. В ее пользу играл еще и болезненное чихание, а также хромота приятеля или человека, с которым она выживает. Это все, конечно же играло свою роль, однако не стоило быть настолько наивными, дабы решить, что этого будет достаточно. В мире, где человек человеку враг, давить на жалость - последнее средство.
По виду обоих, Рик мог с уверенностью сказать, что они ведут преимущественно кочевой образ жизни, не оседая в одном месте дольше пары - тройки дней. Одному выживать тоже можно и вполне выгодно, но свои минусы и здесь найдутся. Судя по разговору Ханны, а именно так представилась девушка,
он и впрямь могла бы быть полезной общине, хирург в прошлом намного лучше самоучки в настоящем, к тому же такой человек просто необходим группе для выживания. Не хотелось бы возвращаться в дремучие времена, когда раненого человека проще застрелить, как лошадь, нежели приобретать обузу, которая в конечном итоге все равно испустит дух. За своего приятеля Ханна не сказала ничего и это только прибавило ей плюсик в карму, потому как лучше сказать правду и получить такой же ответ, чем постоянно лгать, а потом нажить себе на голову проблемы. В ее голосе также слышалась искренность и не желание оставаться на морозе ночью.
Еще пару лет назад Граймс не задумываясь взялся бы помогать, действуя исключительно из собственных принципов и убеждений. Он нашел бы оправдание любой странности в их поведении, но просто не смог бы оставить двух людей в беде. Сейчас картина несколько изменилась. Ни слезы, ни мольбы, ни явные проблемы, уже не трогали мужчину, он научился на собственной шкуре тому, как поступать и отказывать. Когда от твоего выбора зависит чья-то жизнь, а в данном случае всей общины, где между тем двое его детей, трудно оставаться открытым и отзывчивым. Слишком хорошие учителя попались. Сама Жизнь научила Рика отказывать остальным в угоду себе и своей семье, так что Ханне и Эдди не стоило слишком сильно рассчитывать на положительное решение. Александрия находилась под гнетом Нигана, продуктов и прочих вещей очень мало, едва самим хватает, за оружие стоит вообще помалкивать, а тут два дополнительных рта. Конечно же они могут убить Рика, взять его машину, снаряжение и все то, что он везет в общину, могут даже попытаться сказать, что все это нашли и сняли с убитого, но врятли им поверят. Прежде всего Карл, да и остальные тоже, ведь Граймс уже сообщил, что возвращается и врятли какой-нибудь залетный ходячий, едва передвигающий конечностями, сможет загрызть его насмерть. Он слишком долго выживал, чтобы так легко позволить себя убить. Естественно, что не все застрахованы от этого, даже самые опытные, но это уж слишком глупо.
Когда Ханна закончила свой монолог пронзительным взглядом в глаза Рика, он промолчал, переводя взгляд на Эдди. Парень явно не настолько дружелюбен и открыт как девушка, в его взгляде ощущалась настороженность, уверенность в себе и своих силах, и в общем-то мужчина держался уверенно, даже не смотря на травму. Ну еще бы. Граймсу на миг показалось, что даже с простреленной грудью этот парень будет строить из себя терминатора, не желая показывать боль и слабость, ровно как и просить о помощи. Слишком независим? Возможно. Слишком самоуверен? Глупо, если конечно за ним не стоит целая армия, а армии в данном случае не наблюдалось.
Парень держался тихо и уверенно, естественно опустив автомат дулом в снег, ему ничто не помешает применить его по назначению в любой момент, но вместо огнестрельного оружия мужчина дернулся к ножнам, вернее к тому, что должно быть ими, а в следующее мгновение внезапный булькающий звук донесся из-за спины Рика. Он оглянулся, успевая заметить падающий труп и слегка прищурил глаза. Однако инстинкты не пропьешь, едва только Эдди дернулся, пальцы Граймса чуть сильнее сжали топор, в полной готовности отразить нападение, если потребуется. Довольно эффектный способ знакомства, Рик оценил, немного расслабляясь. Однако не станет же Эдди ожидать в ответ россыпь благодарностей? Не хотелось бы его расстраивать.
- Метко, - констатировал он, немного склоняя голову к груди в кивке, - вы были когда-нибудь в группе? Что с ними стало, - и да, мужчина все еще ждал ответа парня о своих навыках и прошлых занятиях. Лишь после этого можно будет продолжить разговор и подумывать о присоединении к Александрийцам. Ханна не казалась Граймсу отъявленным головорезом, однако не стоило судить по внешнему виду, но все же, можно было сказать, что ей удалось отчасти убедить Рика в необходимости ее присоединения к группе, в то время как парень пока держался в сторонке темной лошадкой. Возможно и он не так плох, как хочет выглядеть, а знать о людях, путешествующих в одиночку, хоть что-то, всегда будет полезным.

+2

11

Эдди поглядел на Рика уже успев спрятать нож.
- Я был… с семьей. – он не слишком любил вдаваться в воспоминания и ностальгирование. Все же, тема родни, пожалуй, единственное в этом мире, что могло его задеть. Задеть его чувства. Представьте себе, у Эдди Сэвиджа, безжалостно убивавшего любого, кто встретится ему на пути, все же есть чувства. – Моими двумя братьями и отцом. Все они умерли… - подвел итог парень. Впрочем, по тому факту, что он был сейчас один, и так можно было это понять. Сэвидж потупил взгляд. У Рика же взгляд был другим, ему еще было кого защищать, поэтому он так насторожен сейчас.
- Ну что ж… Во всяком случае я умею убивать ходячих. Думаю, это могло бы пригодиться в наше время? – подняв голову, он воззрился на их нового знакомого. – Да и с механикой разбираюсь. – наверно он сказал не слишком правильным литературным языком, но чего еще стоило ожидать от парня выросшего в глубинке Техаса. – У нас была мастерская… - пояснил он, - Мы когда-то работали там с братьями… До этого всего… - уже более глухим и недовольным голосом закончил Эдди, поджимая губы. Даже ни разу не соврал, это заявка на победу.
- Охотиться умею. – сказал парень, - Сейчас животных не так уж много, ходячие жрут все, что движется. Но птицы еще есть.
По идее их должно становиться все больше, потому что естественные хищники, питающиеся ими, становятся жертвами зомби. Больше всего не повезло крупному рогатому скоту. Чем меньше зверь – тем его сложнее поймать, а птиц так тем более.
Эдди осторожно сделал пару шагов назад к Ханне и встретился с ней взглядом, остановился:
- Как ты думаешь, в Африке тоже сейчас ходят черномазые зомби? Или их уже всех разорвали львы?... – он не глядя потянулся куда-то к карманам накидки, согревавшей его этой зимой и извлек оттуда мятую пачку сигарет, вставил одну в зубы. – Хм... может быть в Африке сейчас самое безопасное место… - негромко рассуждая вслух, парень достал зажигалку и склонил голову, складывая руки «домиком», чтобы прикурить. - Хорошо, что животные не превращаются в зомби… - убирая зажигалку Зиппо в карман, Сэвидж выпустил клуб дыма, довольно прищурившись.
Впрочем, он немного отклонился от темы, теперь была очередь Ханны отвечать на вопрос о группе.

+2

12

Ханна посмотрела равнодушным взглядом на курящего рядом мужчину. Мог бы и поделиться. Согреться хотя бы об сигарету было бы не плохо. Свою пачку она докурила еще в машине и теперь с некой завистью смотрела на него.
- Я думаю они везде. Точнее… - она откашлялась, - Я знаю, что на том континенте есть такие же выжившие. Так почему их не может быть и в Африке. У них, пожалуй, даже больше шансов выжить, чем у нас – там хотя бы тепло, - женщина пожала плечами и перевела взгляд на Рика. Ладно, раз поговорить за чашечкой чая не получится, то будем разговаривать здесь. Стараясь не сбиваться на кашель и окончательно не утонуть в соплях, она собралась. Нужно пройтись по основным моментам своего прошлого, которые могли быть важны для него. Судя по всему, Рик ждал развернутого ответа. Что ж, это разумно. Мужчина был намного более осторожнее нее самой, определенно стоило этому у него поучиться. Его осторожность вселяла определенную уверенность в нем. Ведь если он опасается значит есть что терять.
- Я была в нескольких группах, – повисла не большая пауза и женщина продолжила, – До всего этого работала нейрохирургом в военном госпитале. Когда произошла эпидемия и в морге начали оживать трупы нас быстро эвакуировали в центр по спасению на севере Вашингтона. Большая часть населения были военные и их семьи. Еще немного политиков и гражданских. Первое время всего было в достатке, и мы жили в неведении, что происходит. Точнее мы понимали, что произошло, а вот как с этим справляться – нет. Верхушка мало что нам говорила, лишь что скоро придет помощь и это все закончится, что в ЦКЗ разрабатывают лекарство и прочее, прочее, прочее. Где-то через полгода начались волнения. Многим это надоело и началась дележка власти, припасов оружия. Тут из города подтянулось стадо мертвецов. Из-за расслоения мы едва отбивались. Безуспешно – на звуки борьбы пришли другие. Центр просуществовал около девяти месяцев, может чуть больше. Я бежала с небольшой группой в составе пяти человек: две медсестры и двое военных.
Женщина глубоко вдохнула морозный воздух, тут же резанувший ее воспаленное горло.
- Мы много где ездили. Самая дальняя поездка была в ЦКЗ, но к нашему приезду он уже пал. Майк не пережил этого и застрелился. Дальше мы ездили по Вирджинии. Через пару месяцев погибла Эмилия. Ее укусили и мне, - Ханна запнулась, подбирая слова, - Мне пришлось ее… Мне пришлось в нее стрелять, потому что…, - она нервно потерла бровь, опустив взгляд на снег, словно провинилась в чем-то перед ним, - Они разрывали ее. Черт!
Выругалась она и отвела взгляд в сторону, словно ходячий вдалеке очень заинтересовал ее. Ей до сих пор было больно вспоминать об этом. А тут еще приходится стоять и распинаться перед незнакомыми людьми, выворачивая себя на изнанку. И никто не дает тебе гарантии, что эти откровения того стоят. Можно было как Эдди, ограничится сухими ответами, но она так не умела. Да и слишком много вопросов может появиться после неполного рассказа.
- С Софи и Джорданом мы нашли небольшой городишко и поселились на окраине. Около месяца нам удавалось выживать там, а потом на нас наткнулись мародеры и Джо позволил нам сбежать, прикрывая собою. Мы не далеко ушли и его девушка хотела вернуться за ним, а я... – чувствуя, что ее вновь уносит, женщина выдохнула и сухо выдала, - Она ушла за ним и пропала, парня убили. Нашла его в ужасном состоянии, половину головы снесли. Нацистский ублюдок, жаль он уже сдох до моего прихода. И с тех пор я одна, - чуть смягчив тон она продолжила, - Потом была еще одна женщина, но наши пути разошлись. И группа людей, я жила с ними месяц и рассталась четыре дня назад. На нашу стоянку шли ходячие и мы решили увести их, но вернуться я не сумела. Вот, пожалуй, и все.
Горло ужасно саднило от морозного воздуха и количества произнесенных на нем слов. Приступ кашля вновь начал душить ее. Закончив, она поняла, что упустила одну не маловажную деталь и, покосившись на Эдди, произнесла:
- С ним мы тоже встречались. В конце ноября. Но долгой мы не выживали, разошлись сразу. Не смогли договориться на счет консерв. Да…
Кажется, она настолько замерзла, что холода уже не чувствовала. Темно-синий свитер, выглядывающий из-под куртки, покрылся инеем.
- Рик, я понимаю, что это все необходимо и согласна с тобой, но, - она внимательно посмотрела мужчине в глаза, - Или мы сейчас перемещаемся в более теплое место и можем совещаться и откровенничать хоть вечность или туда перемещаюсь я. Сдохнуть от простуды во время апокалипсиса будет немного обидно, а мне кажется, я уже близка к этому. Да и мертвецов прибавляется и мне это тоже не нравится.
Пока она рассказывала о своем прошлом, ходячих начало прибавляться. Ну а как же! Какой праздник, стоят три лакомых тельца, да еще рядышком и ждут, когда их укусят. Ханна успела насчитать пятерых, но возможно, за ее спиной были еще. И тем не мнение, она не стала вытаскивать «глок», что-то ей подсказывало, что мужчины и сами прекрасно без нее справятся. Так стоит ли тратить патроны, ведь они могут пригодиться не только для ходячих. Эдди доверия не внушал, да и Рик не многим больше. Но торопится не стоит, ведь каждый из них думает про других примерно тоже самое.

+1


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 04.01.2013 — "Ходячего убивать не стоит людей"