the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

— Нам 1 год! Ура! Читаем Блог АМС и оставляем поздравления!
— Прздничный упрощённый приём! Месяц игры без анкеты!
— Вечера с... мистером Зомби и мистером Некто!
— Участвуй в Беспроигрышной Зомби-лотерее и форумной мафии!
— Пропусти стаканчик алкоголя в баре "Огненные фурии" и предайся вместе с нами воспоминаниям в "Альманахе памяти"!

годность; расточительный; главнейший; прирученный; уговоры

Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

Террор общин Спасителями продолжается. Вокруг Вашингтона становится всё больше Ходячих мертвецов. До сих пор не выяснено, кто убивает выживших. Тем временем, Жнецы Апокалипсиса готовятся к военному столкновению со Спасителями >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 02.01.2013 — "Желая вырваться на свободу..."


02.01.2013 — "Желая вырваться на свободу..."

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/av0ycXn.gif
Дата: 2 января 2013 года.
Место: Святилище и его окрестности.
Участники: Daryl Dixon, Carol Peletier, Tara Chambler, Diesel.
Саммари: Дэрил и Мэгги засиделись в "гостях" у Спасителей. И сколько бы им ещё пришлось там гостить, если бы не отчаянные Кэрол и Тара, пробравшиеся в само логово врага, чтобы освободить своих друзей.
Заранее разработанный план идёт так, как надо. Вот только будущих беглецов замечает главный механик Святилища Дизель...

+5

2

«Привет, королева печенья. Ты приготовила папочке Нигану свой лучший шедевр?»
Эта фраза, произнесённая два дня назад этим ненавистным и, казалось, издевательским тоном, не выходила из его головы до сих пор. Издевательство в голосе, правда, ему наверняка лишь почудилось. Почудилось, что Ниган издевался именно над ним, хватая с подноса шоколадное печенье и отправляя его в свой хабалистый рот. На деле же интонации этого человека были не более насмешливыми, чем обычно. Словно иначе он говорить не умел.
Эта фраза, произнесённая два дня назад этим подонком, как ни парадоксально, стала для Дэрила спасательным кругом. Вернее, не сама фраза, а то, к кому она была обращена.
Он бы и не обернулся тогда, занятый разбором идиотских полок. Подумаешь, кто и какую жратву носит лидеру Спасителей. Его дело было – как можно быстрее разобраться с тем, от чего он в силу обстоятельств не мог отказаться, и чтобы от него отстали. Но затем послышался голос – приветливый и услужливый. Голос настолько родной и неожиданный в этих стенах, что Дэрилу показалось, что он крышей тронулся. И лишь потому, что в действительности крыша была на месте, Диксон, прежде чем дёрнуть головой, косясь через плечо назад, и убедиться в том, что слух его не обманул, взял себя в руки, понимая, что если это действительно была она, то значит ему специально было дано время собраться, прежде чем встретиться взглядом с тем, кого тут быть не должно.
И это была она.
Как сейчас, он помнил стоящую рядом с Ниганом фигуру. Тогда он, в сознании своём оглушённый этой совершенно фантастической картиной, даже ждал, что в следующий же миг ублюдок схватится за горло, начнёт задыхаться и рухнет на пол, пуская на ковёр слюни и пену. Но такой расклад  был бы ещё более фантастичным, чем сам факт того, что Кэрол смущённо улыбалась Нигану, оставляя поднос на столике рядом.
Кэрол… Как давно она была здесь? Судя по тому, что носила еду самому главному мудиле, достаточно давно. Искра неизбежной радости и надежды, заставившая его сердце биться чаще от понимания того, что пришла помощь, быстро померкла, сменившись новыми мыслями – как подруга попала сюда и чего ей стоило пробиться к самому Нигану?
«…ты приготовила папочке Нигану…»
Папочке, блять. Одно это мерзкое слово, сказанное с этой гадкой интонацией, заставляло сжимать кулаки в темноте, слепящей его в камере. Козёл окружил себя грёбаным гаремом, и некоторые из жён ему в дочери годились, но даже это не служило гарантией того, что в башке этого безумца не перемкнёт однажды что-то. Даже это не обещало, что набранной коллекции ему окажется достаточно. Впрочем, Кэрол не выглядела плохо, не испытывала неловкости и просто как-то поразительно лучилась радушием, которое Диксон успел отметить за то короткое время, что её видел. Хотя разве могло быть иначе, раз уж женщина явилась сюда ради друзей? Ради друзей… Чёрт, а ведь он даже не имел понятия, что с Мэгги. Никто ему, разумеется, о её самочувствии и её здесь пребывании не сообщал.
Благодарность и надежда после этой короткой встречи с Пелетье смешивались с виной, гневом (на самого себя и Спасителей) и страхом за жизнь Кэрол в какой-то бешеный коктейль. Периодически он срывался даже с этих эмоций, будто бы спохватываясь и начиная корить себя за то, что был рад видеть Кэрол. О чём она только думала, суясь сюда? Вдруг оступится? Вдруг кто-то что-нибудь заподозрит? Вдруг её раскусят? Плевать, если тогда и его, Дэрила, пришибут, это его волновало в последнюю очередь. А вот если из-за него ещё пострадает и Кэрол...
Как же чертовски трудно было теперь сидеть в неведении, быть скованным вынужденным бездействием. Ведь всё, что ему по-прежнему оставалось, это торчать в своей камере наедине с холодными стенами и железным ведром и ждать. Ждать, пока не откроется с лязгом тяжёлая дверь и его не выведут с конвоем надраивать толчки или в лучшем случае – полы в самых загаженных помещениях, или просто заниматься любой другой унизительной работой у всех на виду, чтобы посветить лохмотьями, в которые его, как штрафника, обрядили и подать урок потенциальным недовольным, чтобы не рыпались.
И он ждал. Последние два дня ждал с нетерпением, как какое-то грёбаное Рождество. А Ниган, между тем, сам того не ведая, и правда сделал ему нехилый подарок. Теперь Диксон выходил из своей камеры с надеждой выцепить знакомое лицо среди встречавшихся по пути людей или среди групп рабочих. Или знакомые лица. Вдруг Кэрол была не одна? Но тщетно. Лишь сегодня по пути назад в камеру ему на секунду показалось, что он заметил профиль Тары в огромной очереди к какому-то столу, за которым восседала пожилая женщина, обставленная деревянными ящиками со всяким барахлом. Однако, прежде чем Дэрил успел получше рассмотреть девушку, её заслонил собой высокий мужик, недовольно переступивший с ноги на ногу в ожидании, когда очередь начнёт двигаться дальше.
- Чего пялишься по сторонам? – тут же получил Дэрил грубый толчок в спину от своего сопровождающего.
Общество Джо (имя Дэрил невольно услышал от другого сторожилы) было не более приятным, чем компания пришпаренного утюгом труса. Толстяк явно чувствовал себя важной птицей, но тем не менее оставался полным придурком. А однажды и вовсе забыл закрыть дверь камеры Дэрила. В итоге неудавшемуся беглецу едва не отбили все почки, а спустя время Джо вновь замаячил на пороге камеры в качестве охранника, с насмешкой бросив заплывшему гематомами пленнику бутерброд. И оставалось лишь удивляться тому, кто тут ещё был бо́льшим придурком – этот Джо или Ниган, позволивший своему безмозглому псу и дальше сторожить. Оставались, конечно, догадки насчёт того, не был ли этот эпизод подстроенным. Но если даже был, Ниган зря сомневался в том, что отсюда невозможно сбежать. Возможно. И Дэрил это сделает. А потом убьёт скотину к чертям собачьим. Голыми ли руками, стрелой или пулей, а может даже его любимой битой – плевать как. Пожалуй, именно на этих мыслях Диксон и продержался всё это время. Все прочие мысли – о Мэгги, о Гленне и Абрахаме, о друзьях, оставшихся на той поляне в лесу и в Александрии, – мысли о них заставляли ненавидеть себя, и это совершенно не придавало сил, а только опустошало. А вот ненависть к врагу – напротив. И Дэрил готов был ждать сколько угодно, пока враг оступится. И враг оступился, причём задолго до того, как узнал об этом сам Диксон.
Снаружи послышалась какая-то возня и приглушённые голоса. Не те привычные звуки, с которыми в эту часть крыла заваливался Ниган или кто-то из его ближайших прихвостней, и даже не впечатавшиеся уже в память нерасторопные шаги толстяка, что обычно вальяжно подходил к его камере. Это было другое. Нечто, заставившее Дэрила поспешно подняться с пола и напряжённо навострить слух. Ничего, однако, кроме чьего-то приближения с той стороны двери пленник больше не услышал. А затем – звон ключей, неизменный лязг открывающейся двери, и перед уже привыкшим к темноте Дэрилом предстала замершая на пороге фигура Джо. Вот только не было в нём прежней важности. Глаза расширены, дыхание сбито, и сам он был как-то съёжен, вжимая голову в плечи.
Что хотел он из себя выдавить, судя по дёрнувшимся губам, - этого уже никто не узнает. Вынырнувшее со стороны его правого плеча лезвие стремительно прошлось поперёк горла, и в следующий миг жирная туша, на рефлексе вскинувшая ладони вверх в попытке закрыть рану, рухнула на пол камеры, а Дэрил оказался в объятиях подруги, всё ещё крепко сжимавшей нож.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-08-15 02:15:57)

+5

3

С первых дней она следила и подмечала каждую мелочь, запоминая каждый коридор и каждую дверь – какие из них закрыты всегда, какие – всегда нараспашку, какие запираются лишь на время и в какие можно ходить всем, кому не лень. Но первые две недели, особенно поначалу, всё ещё переживающая за Тару, то есть Лану, она демонстрировала окружающим свою полную рассеянность и неспособность запомнить банальные мелочи… пока не оказывалась на кухне, где, погруженная в работу, словно раскрывалась с иной стороны. Мелисса (и даже в своих мыслях Кэрол перестала звать себя иначе) была собранной, ловкой и на удивление усердной, успевая всё и вся и вызывая одобрение заведующей кухней Хлои. Пока затаившаяся в самой тени Кэрол с холодным расчётом запоминала чужие лица, чужие обязанности и чужие характеры, а также изучала каждую мелочь уклада жизни в Святилище, что далось ей даже быстро и легко с учётом того, что всё здесь было строго, Мелисса, до глубины души благодарная Спасителям за вылеченную подругу и крышу над головой, а главное – безопасность, со всем присущим ей наивным энтузиазмом стремилась окупить свалившуюся на неё щедрость и показать, что ценит то, что имеет. Не дай бог снова очутиться на дороге!
К слову об укладе жизни в Святилище. Как ни странно, здесь всё оказалось куда проще и понятнее, чем ожидала Кэрол. Существовали правила, существовали требования и существовала чёткая система. Именно благодаря этой системе, во многом основывавшейся на том, как хорошо ты работаешь, Мелисса и оказалась в конечном итоге на кухне. Нет, не той, где командовала не спускавшая с кухарок глаз Хлоя, а на той, где рук было меньше, ассортимент продуктов был больше, а еда уходила не в общую столовую, а готовилась для определённых лиц. Порой и относилась непосредственно им, если эти лица изъявляли такое желание. А они изъявляли.
Держа поднос в обеих руках, а под мышкой – идеально ровно сложенный комплект из трёх вещей, Мелисса свернула в пустынный коридор. Именно в эту сторону уводили некоторых из штрафников, и в частности Дэрила. И именно в конце этого коридора дежурил сегодня Джозеф, в прошлом – большой поклонник итальянской кухни, как однажды поведал он Мелиссе, принёсшей тому горячую свежую лазанью. Сегодня, впрочем, его ждала не лазанья и даже не спагетти со сливочным соусом. В тарелке, накрытой другой, более глубокой тарелкой, чтобы сохранить тепло, томился в ожидании поджаристый сочный стейк в клюквенном соусе и с доброй порцией риса. Но и это ещё было не всё.
Завидев приближавшуюся женщину, Джозеф – но многие его называли толстым Джо – оживился, но тут заметил, что поднос – не единственное, что ему несут. На самом деле все вещи, кроме старой потрёпанной кепки, были уж точно не по размеру женской фигуре, однако, аккуратно сложенные и прижатые к телу, они не казались необычными. По крайней мере не в этом мире, где особенно выбирать не приходилось. И всё же Джо заинтересовался.
- Да вот, заработала наконец-то на обновки, - жизнерадостно пояснила Мелисса, поймав взгляд нахмурившегося охранника, на лице которого скользнула какая-то тень. – Не успела занести к себе, сейчас как раз пойду.
Этой информации оказалось достаточно, чтобы сжевавший недавно простенький сэндвич собственного приготовления Джозеф быстро потерял интерес и сосредоточился на более насущном. Ему за баллы пахать не было нужды, а отказываться от горячей пищи ради какой-то болтовни он был не дурак. Мелисса не впервые к нему приходила, и получал он от неё ужин не только когда приходилось протирать штаны со штрафниками, а потому ничего странного в таком визите не было. Мужчина с готовностью уселся за пластиковый стол, предвкушая нормальный плотный ужин.
Поставив перед тружеником поднос, Мелисса улыбнулась ему и отступила. Её руки теперь были свободны и можно было больше не прижимать джинсы, клетчатую рубашку и кепку к боку локтём. Вот только прижимала женщина к себе не только одежду.
- Когда у вас там снова бу… - мужчина, не успев договорить, так и споткнулся на полуслове.
Замешательство в нём вызвало внезапно плюхнувшееся на стол тряпьё, на которое в действительности Мелисса так и не потратила ни одного балла, а в следующий миг и лезвие, прижатое к его горлу вдруг каким-то образом оказавшейся сзади женщиной.
- Без глупостей, - негромко, но предельно отчётливо произнесла Кэрол совершенно серьёзным голосом. Голосом, который никто ещё здесь никогда не слышал из её уст. Свободной рукой она быстрым движением задрала его футболку, заставив Джозефа вздрогнуть всем телом.
- П-пожалуйста… Я… - выдохнул он, побледневший, когда почувствовал, как с ремня торопливо срывают пристёгнутую кобуру с пистолетом, и сразу же заткнулся, когда острое ребро ножа стало заметно ощутимее давить на шею.
– Сейчас, - бросив кобуру на одежду на столе, продолжила Кэрол, зная, что больше у этого человека оружия нет, а до отобранного он тянуться не рискнёт, - я уберу нож от твоего горла, и ты откроешь камеру Дэрила. Без криков, без резких движений, - и она решила напомнить ещё разок для верности, - без глупостей. Да?
Судорожный кивок послужил ответом, и Пелетье выполнила обещанное, однако на сей раз уже острие ножа ткнулось со спины в мягкий бок Джозефа. Не настолько сильно, чтобы ранить, но достаточно, чтобы разубедить даже в мысли о том, чтобы попытаться как-то резко развернуться или оказать сопротивление.
Она могла бы избавиться от него прямо за столом, взять связку ключей, которую он положил рядом перед тем, как приступить к трапезе, и самой открыть дверь. Но, во-первых, Кэрол не знала, за какой из дверей находится Дэрил, а времени на метод проб и ошибок у неё не было. И во-вторых, ей не хотелось разводить грязь прямо здесь. Первый, кто войдёт сюда после их ухода, не должен сразу понять, что произошло. А там, если повезёт, быть может обратившийся к тому моменту Джозеф и наградит своих гостей укусом.
Кэрол не нравилось это. Не нравилось, что она снова вынуждена убивать. Ещё больше не нравилось, что она не просто убивает, но в придачу ещё и превращает человека в оружие, стремясь дотянуться им до других в ближайшем будущем. И даже мысли о том, что человек этот – её враг, не слишком помогали. Ни к кому здесь женщина не привязалась, даже к простым работягам, таким же, как она сама в образе Мелиссы. Возможно, потому что в течение всего времяпребывания здесь у неё была одна-единственная цель и мысли были посвящены только этой цели. Возможно, потому что она понимала, что всё это может отвлекать. Возможно, потому что боялась… Чего? Допустить в своей голове даже саму вероятность того, что внезапно к своим людям – и не только приближённым – Ниган относится по справедливости – пускай и придуманной им, но всё же справедливости, и поэтому многие из них его не только боятся, но и уважают? Такую мысль она уже допустила, устыдившись и разозлившись на себя одновременно. К сожалению, Ниган успел показаться ей не таким чудовищем, какое она рассчитывала увидеть после всех рассказов и после личной встречи с некоторыми его людьми ещё до всего этого. И тем не менее во многом это был страшный человек с искажёнными взглядами и… Хотя как можно осуждать кого-то за искажённость его взглядов после того, как сам, в свою очередь, вновь принимаешься омывать руки в чужой крови?
Да, мысли о том, что она убивает врагов, не помогали. Зато помогали другие мысли – мысли о Дэриле и Мэгги, которых она обязана вытащить любой ценой.
Джозеф покорно исполнил то, что от него требовалось. Дрожащими руками стянул ключи со стола и направился к нужной двери. Когда Кэрол на секунду показалось, что он специально тянет время, перебирая связку, она напомнила ему о том, что играть в игры не намерена, надавив на нож сильнее. И возможно, если бы не ткань его серой футболки, лезвие бы уже прокололо его кожу. А может и больше. Это возымело эффект, и уже через несколько мгновений один из ключей оказался в замке. Раздался щелчок, тяжёлая дверь отворилась наружу, и Кэрол подтолкнула своего заложника вперёд. Джозеф сделал один шаг, переступая порог, и только тогда для него всё закончилось. Нервное сопение прервалось сдавленным всхлипом или бульканьем, и мужчина повалился вперёд, позволяя Кэрол наконец-то посмотреть на Дэрила. Открыто, а не скользя ничего не выражающим взглядом, как в те редкие урывки, когда ей поначалу от случая к случаю, а затем, когда просекла определённую последовательность вывода некоторых штрафников, уже намеренно удавалось увидеть его издали. Открыто и как Кэрол, а не как Мелисса, знать никакого Дэрила не знавшая и два дня назад не уделившая никакого внимания мужчине в лохмотьях, вдруг оказавшемуся в покоях жён Нигана. Ведь все в Святилище знали, кто такие штрафники и что на них даже с жалостью не стоило смотреть.
И то, что она сейчас перед собой видела, заставило сердце болезненно сжаться. Здесь, зажатый в четырёх узких стенах, он выглядел намного беспомощнее, чем там снаружи, даже в окружении унижающих его врагов. За ссадинами и синяками крылось затравленное выражение лица с глубоко залёгшими тёмными мешками под глазами, исхудавший и ещё больше заросший – Дэрил за эти несколько месяцев превратился в тень себя. На миг Кэрол показалось, что он даже не узнал её, хотя ещё недавно, днями ранее обернулся, услышав её голос. Или не верил, что это действительно она сейчас стоит перед ним?
- Дэрил, - не смогла не позволить Пелетье себе секундную слабость и привлекла друга к себе, но лишь на одно короткое мгновение, ибо тянуть дольше было нельзя. Нет, всё-таки он прекрасно понимал всё происходящее и беспрекословно выполнил требование Кэрол снять с покойника обувь, пока она выбегала за принесённой для него одеждой. Пытаться покинуть Святилище в его нынешнем виде было рискованно и глупо. – Переодевайся, только скорее, Мэгги с Тарой ждут.
Она специально сказала это сразу, чтобы дать понять Дэрилу сразу всё: и то, что она не одна; и то, что Мэгги жива, в относительном порядке и тоже с ними; и то, что у них есть план; и то, что мешкать нельзя. Хотя, разумеется, Кэрол не была уверена в том, что девушки прибудут раньше них. Как не была уверена и в том, что что-то вдруг не пойдёт не так и не задержит друзей. В лучшем случае - задержит. Как бы они ни просчитали каждый свой шаг и сколько бы они ни просчитывали, всегда оставалось место для случая. Всегда была вероятность, что что-то выбьется из привычного порядка. Даже в Святилище, где порядок держался строго.
Вручив мужчине пистолет, Кэрол, стараясь не сильно шуметь – всё же дверь у камеры была кошмарная – закрыла лежащего в луже собственной крови и теперь без ботинок Джозефа на замок и оставила связку ключей рядом со стынущим ужином. Дело оставалось за малым – преодолеть несколько этажей вниз, по пути заскочив кое-куда, добраться до перехода к гаражу и уже оттуда выскользнуть на тёмную улицу. К счастью, в разгар зимы темнело рано. Увы, на этом плюсы нынешнего времени года для них заканчивались.

+5

4

Самым сложным оказалось...
...запомнить своё новое имя.
Алана. Лана.
Оно было каким-то слишком... мягким. Сладким. Тягучим. Совсем не похожим на настоящее имя Чамблер, которое звучало куда более внушительно и грозно. Таре всё время приходилось напоминать самой себе о том, что теперь её зовут "Лана", и не забывать откликаться, когда к ней обращаются именно так.
"Может быть, стоило притвориться глухонемой?" - иной раз думала девушка, когда очередное "Алана" застывало в воздухе никем не востребованным мелодичным рядом звуков. Порой уходило секунды две на то, чтобы Чамблер сообразила, что прямо сейчас зовут именно её. В такие моменты девушка всегда отчаянно себя ругала и едва ли не молилась, чтобы её промедление осталось незамеченным.
В остальном у Спасителей оказалось... не так уж и плохо. Как бы не хотелось этого признавать, но чёткая, налаженная структура жизни в Святилище любящей организацию во всём Таре пришлась по душе. Достойно работаешь - получаешь безопасность, кров и еду. Хороший обмен.
И если бы не этот омерзительный террор других общин... Чамблер могла бы ещё и подумать, у кого лучше обустроен быт и установлена дисциплина: у них или у людей Нигана.
По приезду в Святилище её отвели к доктору. Заботливый и участливый мужчина осмотрел ранение Тары, поинтересовался, как она его получила. Выписал лечение (лекарства и покой) и устроил на одной из больничных коек в медицинском отсеке. Помимо Чамблер, в одной общей довольно просторной палате лежала лишь пожилая женщина, мучившаяся от болей в животе.
Но скоро женщина поправилась, и Тара осталась совсем одна.
Дни тянулись невыносимо долго. Сносная еда, которую трижды в сутки приносил Чамблер кто-нибудь из рабочих, была её единственным развлечением.
Два раза девушку навещали разные мужчины-Спасители. Выспрашивали её биографию, расспрашивали об озвученной ею и Кэрол - то есть Мелиссой - истории. Тара заучено отвечала на вопросы, о себе стараясь по возможности говорить лишь чистую правду - чтобы впоследствии не запутаться.
"Да, на момент, когда мёртвые восстали, я училась".
"Да, была студенткой Полицейской Академии".
"Нет, в живых близких не осталось. Только подруга Мелисса".
"Нет, никаких общин. С Мелиссой мы путешествуем вдвоём".
И, наконец, "да, я готова упорно трудиться, чтобы доказать, что достойна жить со Спасителями..."
Конечно, по выздоровлению Тару не определили в касту офицеров (хотя Спаситель, который озвучил Чамблер её новые обязанности, и допустил возможность подобного в будущем...). Да Таре это и не нужно было. Более того - она этого не хотела.
Занятием девушки в Святилище стала уборка комнат Спасителей. Не этого ублюдка Нигана, и даже не тех, кто близок к нему, а рядовых офицеров. Не самая грязная и неблагодарная работа, на которую можно было "рассчитывать" на базе мерзавцев и подонков.
Время от времени, Таре удавалось выйти на улицу без сопровождения. Девушка глубоко дышала полной грудью, наслаждаясь лучами солнца и каким-никаким, но свежим воздухом (особенно, когда было прохладно и безветренно - тогда запах от ограждения из мертвецов практически не достигал обоняния Тары).
В одну из таких прогулок девушка заметила во дворе Дэрила. Сердце пропустило пару ударов, челюсти и руки болезненно сжались. Видеть Диксона в таком состоянии оказалось... нелегко.
В другой день Тара случайно столкнулась с Элис. Вот это был... настоящий сюрприз! Девушке стоило неимоверных усилий сохранить безразличие на своём миловидном лице. По всему было похоже, что Элис испытывала схожие чувства. Чамблер снедало любопытство: что делает подруга из Александрии здесь? Но возможности задать вопрос так и не представилось.
Несколько раз Тара пересекалась в Святилище с Кэрол - счастливые и радостные моменты облегчения: "Пелетье жива, она в порядке".
С самого первого дня пребывания в Святилище Тара из кожи вон лезла, чтобы узнать о судьбе Мэгги.
То здесь подслушанный обрывок фразы о беременной пленнице из Александрии... то там скабрезный диалог о "вдовушке Ри"... Так и сложилась картина того, что Мэгги держат в одной из комнат недалеко от медицинского отсека. Совсем близко с общей палатой, где содержалась сама Тара в первые дни своего пребывания на базе Спасителей.
Как бы Тара не подбиралась, с Мэгги ей встретиться и поговорить ни разу не удалось. Лишь однажды Чамблер проходила мимо заветной комнаты, когда туда отворилась дверь, приоткрывая вид на сидящую на кровати беременную подругу. Сама Тара вряд ли осталась замеченной.
Тот случай очень приободрил девушку: по крайней мере, она теперь точно знала, где находится Ри.

***

План побега, разработанный ими с Кэрол, был до невозможности прост. И вместе с тем - до безумия опасен. Пойди что не так - и всем беглецам, скорее всего, не жить. И что гораздо, гораздо хуже - их выходка может отразиться и на жизнях невинных жителей Александрии.
Но игра стоила свеч. Потому ещё накануне Чамблер начала приводить их опасный план в действие.
Прежде всего, убираясь в комнатах Спасителей, Тара незаметно стащила тёплую одежду для себя себя и друзей. Не разом всё в одной комнате, а в несколько заходов умыкнула вещи у особо неряшливых офицеров, не отслеживающих количество своего добра. Кое-какую одежду пришлось приобрести за баллы. А вчера вечером Тара передала два комплекта одежды Кэрол - для неё и для Дэрила.
Ещё два комплекта предназначались для самой Чамблер и для Мэгги.
Минувшую ночь Тара почти не спала. Волнение душило девушку и нагоняло бессонницу. Так и проёрзала Чамблер до рассвета, со страхом и нетерпением ожидая нового дня.
Не выспавшаяся, в нервно-возбуждённом настроении, Тара, кажется, едва дожила до вечера.
Стараясь вести себя как обычно и ничем не вызывать подозрений, Чамблер выполняла возложенные на неё обязанности, кому-то мило улыбалась, с кем-то перебрасывалась фразами - которые почти сразу же стирались из памяти из-за охватившего девушку мандража.
И вот наступили сумерки. И Тара... собралась. Отважно отбросив все треволнения в сторону.
Волноваться она будет позже. На свободе. Когда её друзья будут в безопасности.

***

- Люк. Лю-у-ук, - зазывно протянула Тара, изо всех своих девчачьих сил стараясь выглядеть обворожительно. Что, в общем-то, было сложновато, даже несмотря на вполне привлекательную внешность Чамблер.
Кого красят старая футболка (пусть и завязанная узлом на животе), вытянувшиеся на коленях джинсы и ботинки, на два размера больше нужного? Да никого! Тару они тоже нисколько не красили.
Чистые и расчёсанные волосы стелились по плечам девушки блестящим чёрным полотном. Пожалуй, они были её единственным украшением, если не считать удивительно привлекательных тёмно-карих глаз, обрамлённых чёрными, длинными ресницами.
- Люк, мне нужна ваша помощь, - Чамблер очаровательно улыбнулась.
Молодой привлекательный Спаситель, к которому она так настойчиво обращалась, улыбнулся в ответ. И было видно, что с удовольствием.
Симпатичная работница явно пришлась ему по душе. И уже довольно давно - едва ли не с первого своего дня появления в Святилище.
- Что такое, Лана? - спросил он.
Они стояли в безлюдном коридоре, недалеко от медотсека, рядом с которым эти сутки дежурил Люк.
- У меня есть... - Чамблер невинно прикусила нижнюю губу и отвела взгляд в сторону, - есть одна небольшая проблема...
Девушка медленно прикрыла глаза, затем вдруг резко их распахнула, взмахнув ресницами, при этом глядя уже на Люка.
Откровенное кокетство. Флирт, которым редко кто пользовался в настоящем, обременённым вечными проблемами, времени.
Наверное поэтому он так легко подействовал на молодого мужчину. Люк почувствовал себя польщённым и... пропал.
Тара утянула молодого Спасителя за собой в пустую сейчас смотровую. И только лишь за ними захлопнулась дверь, как она прислонилась к ней, притянула Люка за ремень на его джинсах к себе, и принялась страстно целовать. И это было... мокро и утомительно. Ничего другого Чамблер не почувствовала. Зато Люку явно нравилось. Поглощённый процессом, молодой мужчина не заметил, как Тара сняла с его пояса пистолет и нанесла внезапный, резкий удар в висок, сразу же лишивший незадачливого мужчину сознания.
Люк осел на пол. Чамблер связала его с помощью его же ремня, сделала кляп из нашедшегося в смотровой бинта, с трудом доволокла до кушетки, где уложила на неё и прикрыла простынёй с головой, не забыв перед этим как следует обшарить карманы своей "жертвы".
Таким образом Тара разжилась ножом, зажигалкой и пачкой сигарет - всё это она распихала по своим карманам, лишь добытый ранее пистолет сунув за пояс и прикрыв его развязанной футболкой, в таком состоянии оказавшейся достаточно длинной и мешковатой.
Но самой главной добычей Тары Чамблер стал ключ, извлеченный её проворной ладошкой из кармана Люка.

***

По коридору кто-то прошёл. Тара едва успела снова спрятаться в смотровой. Потом стояла так минуты две, с бешенно колотящимся сердцем, в ужасе ожидая, что вот-вот и она будет обнаружена.
За дверью не раздавалось ни звука. Выждав паузу, Чамблер во второй раз выскользнула в коридор и едва ли не на цыпочках добралась до двери в комнату Мэгги.
Слава богу, это был нужный ключ!
Замок бесшумно отворился, дверь едва-едва слышно скрипнула, открывая пленнице из Александрии путь на свободу...
Изумление, страх, облегчение! Сколько же эмоций читалось на лице Ри, когда она увидела входящую Чамблер. Вынужденно краткий обмен приветствиями и радостными, но тихими, вздохами закончился тем, что Тара всучила Мэгги комплект тёплой одежды и заставила торопливо приодеться.

***

Зимой светлое время суток кончалось быстро. Поэтому уже вечером на улице царила темнота, разбавленная светом больших прожекторов, освещающих территорию Святилища.
Держась в стороне от ярких лучей, Тара и Мэгги добрались до условленного с Кэрол гаража.
Мэгги хоть и выглядела хорошо, всё же была слегка бледноватой. Тара всё время оглядывалась на неё и с беспокойством интересовалась её самочувствием. Ри заверяла, что с ней всё хорошо и в доказательство своих слов довольно уверенно держалась на ногах.
- Тс-с! - Чамблер внезапно приложила палец к губам и оглянулась на Мэгги.
Кивнула в сторону входа, показывая, что там кто-то есть.
Из гаража донёсся неясный звук, природу которого Чамблер определить не удалось. Но... звук был, не важно какой. И стоило насторожиться.
Приказав Мэгги дожидаться её за большой железной бочкой, Тара проскользнула внутрь гаража, держа правую руку под футболкой на рукояти пистолета.
Изнутри гараж освещал тусклый свет масляной лампы, отбрасывающей дрожащие тени на стены. Лампа стояла на полу, рядом с импровизированным лежаком, собранным из какого-то ужасно грязного, даже на вид, тряпья.
На лежаке, закинув руки за голову, развалился молодой крепкий парень. Кажется, его зовут Курт - Чамблер однажды слышала как к нему обращалась высокая статная Спасительница.
Глаза Курта были прикрыты. Вдруг раздавшийся из его рта могучий храп сокрушил относительную тишину помещения раскатистым рыком. Тара вздрогнула. Возвела курок и в несколько очень быстрых шагов достигла парня.
Присев рядом с ним на корточки, приставила пушку ему между глаз и затрясла за плечи свободной от оружия рукой.
- Эй, ты! Просыпайся! Тш-ш! Тихо! - когда молодой мужчина продрал глаза, Чамблер приложила палец к своим губам, показывая, что ждёт от него молчания. Затем кивнула на пистолет в своей руке.
- Сейчас я буду задавать тебе вопросы, а ты кивай, "да" или "нет". Рыпнешься или хотя бы пискнешь - пристрелю. Всё понял? Понял?! - желая проиллюстрировать серьёзность своих намерений, девушка сильнее вдавила ствол пистолета в переносицу Курта.
Тот понял всё, как надо, и беззвучно кивнул.
- Ты один? Кто-нибудь должен сюда прийти? А твой напарник?! - каждый вопрос Тара грозно шипела. И выглядела при этом настолько серьёзно, внушительно и угрожающе, насколько только вообще может может выглядеть не любящая насилие двадцатипятилетняя симпатичная девушка в подобной ситуации.
На первый вопрос Курт кивнул. На второй - мотнул головой. На третий так сильно дёрнул головой из стороны в сторону, что Тара, на всякий случай, решила ещё сильнее усомниться в правдивости его ответов.
Убрав ствол от переносицы молодого мужчины, Тара, как и Люка, огрела его рукоятью пистолета в висок. Правда, в отличии от предыдущего раза, тут ударить пришлось дважды - просто так Курт отключаться не желал.
Перевернув его на живот, Тара быстро обмотала запястья парня толстой проволокой, нашедшейся неподалёку. Чуть менее тщательнее, из-за торопливости, связала ноги длинным тонким шлангом, и заткнула рот Курта куском валявшегося под ним тряпья.
После чего пошла за Мэгги и через полминуты вернулась в гараж уже с ней - с волнительным и беспокойным нетерпением дожидаться появления Кэрол и Дэрила.

Отредактировано Tara Chambler (2018-08-28 09:00:19)

+3

5

Знаете ту старую шутку, про одного страуса, который вечно влипал в неприятности? Нет, не знаете? Смешная, сейчас расскажу. Короче, один страус вечно влипал в неприятности. Так вечно, что заработал себе травму головы. Как это связано с тем, что сейчас две молодые пленницы Святилища лупцуют глазами в заряженный пулемёт, смотрящий на них - я не знаю, но, судя по всему, скоро узнаю. Очень скоро. Они не знают, что стрелять я в них вряд-ли буду уже хотя бы потому, что я всегда был против насилия. Но в этом-то и прелесть! Приметив, что девочки вооружены, я лишь тихо ухмыльнулся - пистолет калибра девять миллиметров проигрывает пулемёту калибра 7, 62, который мы установили на нигановского "Зверя", пять раундов из пяти. Так что сорян, милые, сегодня не ваш день.

А начиналось всё очень даже неплохо! С утра, перекусив, мы с Куртом принялись за калибровку стоящей неподалёку "Акуры", которую специально подготовили для нового проекта. По задумке, это должен быть автомобиль-танк, с кучей брони, форсированным движком, тараном на случай заторов и... короче, в проекте эта штука практически неубиваема. Единственное, будет жрать дофигища топлива, но с этим я постараюсь уж что-нибудь сделать. За работой день пролетел более, чем незаметно. Мы работали, радовались каждому часу, каждому болтику, который мы откручивали. Мы считали себя творцами, родителями будущего дитя - уродливого снаружи, но прекрасного в общей картине. Прекрасный ребёнок апокалипсиса. Вечер налетел незаметно, но мы продолжали работать до глубокой ночи, даже после ужина. Когда Курт стал уже откровенно зевать, я, наконец, сказал:
- Отдохни, брат. Я закончу здесь.
- Уверен, Диз? - Курт потянулся. - Я ещё могу работать.
- Ты уже спишь в одном ботинке, брат! - я добродушно усмехнулся, махнув рукой. - Ложись. Я постараюсь потише! Один хер бессонница.
- Ну... как знаешь. Спокойной, Диззи.
- Спокойной, Курт. - я вернулся к сальникам, а он, зевнув, убрёл к койке.

Ночь - самое прекрасное время суток! Можно работать, не ощущая на себе пристальных взглядом мимо проходящих, можно полностью посвятить себя своему делу. Я с головой ушёл в разбор и чистку двигателя, совершенно не заботясь ни о чём. Вокруг меня большой забор и бетонные стены, мой лучший друг сейчас спит, а моё непосредственное начальство довольно моей работой - что ещё надо для жизни?! Сигарета, конечно же. Так что, приоткрыв клапан кармашка, я сунул сигарету в зубы и прикурил. Горький дым привычно пополз в лёгкие, наполняя их ароматом табака. Затянувшись поглубже, я выпустил облако - красотища!
Где-то на середине сигареты, мочевой пузырь дал о себе знать, что его следовало бы опустошить. Оторвавшись от двигателя, я побрёл за стенку гаража, где и принялся опустошать его на каменный забор. Приметил, что небо сегодня какое-то без звёзд... Обычно, в нашем новом мире, не загаженном выбросами заводов в атмосферу, небо всегда было звёздное-звёздное, а сегодня что-то вот небесные мерцалы не горели. Словно тряпочкой забыли протереть. Закончив поливать бетон, я докурил сигарету и собрался возвращаться, как вдруг услышал громкий всхрап Курта. Вы подумаете, а что тут такого? Ну храпит человек, Бог бы с ним. Да, не вопрос, но есть одно "но".

Курт не храпит, когда спит.

Что-то было определённо не так. Согнувшись в ногах, я аккуратно выглянул из-за стенки и увидел то, чего никогда не хотел-бы увидеть: моего друга била какая-то женщина, да ещё и пистолетной рукоятью в висок. Скажу вам честно, ребята, я в тот момент чуть жиденьким не подпустил. Я испугался. Испугался этих двух женщин (вторую первая притащила уже после того, как связала моего друга) больше, чем всех кадавров вместе взятых. И бежать бы мне, дураку инфантильному, к охране и повернулось бы всё иначе в ту ночь, но Курта я этим сучкам простить не смог бы при всё желании. Так что, выждав, когда девка уйдёт из гаража, я быстро вбежал внутрь и успел влезть в кузов стоящего под тентом "Зверя", предварительно успев сдёрнуть ткань с пулемёта. Так что вошедших дамочек встретило дуло и нервничающий механик, весьма чётким движением заряжающий ствол.
- Салют, девчонки! Далеко собрались? Стволы на землю и мордой в бетон, не то устрою вам файер-шоу! - как можно спокойнее сказал я, нервно заулыбавшись и чуть надавив на гашетку. - Без глупостей, девочки!

Отредактировано Diesel (2018-08-28 10:57:39)

+3

6

Ненавистные лохмотья полетели на пол. Сдерживая дрожь в руках, Дэрил наскоро натянул на себя принесённую Кэрол одежду, такую непривычно чистую, даже порошком от неё каким-то несло. Ботинки с распластавшегося на полу камеры сторожилы оказались почти впору, хотя даже если бы пришлось загибать пальцы, упиравшиеся в носок, или наоборот – затягивать шнурки сильнее, Диксон не обратил бы внимания. Из этой конуры он был готов и босиком вылететь.
Почти забытая тяжесть пистолета в руке. Имена Мэгги и Тары, произнесённые голосом Кэрол. Уверенность, сквозившая в каждом движении последней. Только это уже наполняло его тело энергией получше любого полноценного приёма пищи, о котором ему здесь оставалось только мечтать. Но среди гудящего вороха мыслей, распирающих его разум, изо всех сил старавшийся поспевать за происходящими событиями, всего один вопрос требовал незамедлительного ответа.
Диксон перехватил Пелетье за руку, прежде чем подруга, убедившись в его готовности делать отсюда ноги, успела шмыгнуть в коридор.
- Ниган? – надтреснутым голосом выговорил он, кажется, первое своё слово за многие недели.
Что именно – Ниган, пояснять не пришлось. С Кэрол ему вообще редко когда требовалось пускаться в объяснения, эта женщина всегда умудрялась понимать и его скупые фразы, и молчание, и даже его агрессию. Сейчас, однако, правильно воспринять этот его порыв мог бы любой. Спрашивать об этом ублюдке Диксон мог только в единственном контексте.
Но Кэрол только качнула головой и адресовала ещё-минуту-назад пленнику такой взгляд, что он не мог не признать – не время и не место для мести, как бы ни хотелось. Их ждут. Им надо спешить. Нельзя ставить под угрозу Тару и Мэгги.
Коридоры тонули в полумраке. Лестничные пролёты, по которым его никогда не водили, насквозь пропахли сигаретным дымом, и даже задувавший в щели холод не был способен от него избавить. Несколько раз Диксон, заслышав за каким-нибудь поворотом или очередной подозрительной дверью (а подозрительными были для него все двери) чьи-то шаги, голоса или иные признаки чьего-либо присутствия, был готов тут же рвануть в ближайшем спасительном направлении, но Кэрол упрямо следовала дальше, по известному только ей пути, умело избегая всех встреч с опасными тенями. И пришлось полностью ей довериться. Даже замедлить шаг до обычного, когда они проходили мимо какого-то помещения с широким окном на полстены, где за столом корпели над чем-то несколько голов. Даже сохранить самообладание, когда мимо вдруг прошла чья-то фигура. Прошла молча, ничего не сказав, никак не одёрнув и не подняв крик на всю округу. Автоматом дёрнувшаяся к сунутому за пояс оружию рука в последнюю секунду сменила курс, пройдя дальше вверх и поправляя натянутую на лоб кепку. В Святилище было предостаточно людей, Диксон самолично в этом убедился уже давно, и нормальная одежда вместо робы штрафника действительно позволяла ему стать менее заметным. Однако сложно было избавиться от назойливой уверенности в том, что в нём сразу же разглядят беглеца. И беспочвенной эта уверенность не была – стоило только хоть немного принюхаться, стоило только увидеть его рожу. В той дыре, где его держали, ни о каком зеркале или как минимум самой распоследней ложке и речи не шло, но ему не нужно было видеть своё отражение, чтобы  знать, как может со стороны выглядеть его неделями не бритая физиономия, хранящая следы не только перманентного недосыпа и голода, но и кулаков того неуклюжего увальня, который на днях грохнулся на скользком полу на глазах у своих загоготавших приятелей и быстро нашёл виновника своего казуса. В лице сжимавшего швабру Дэрила, конечно же.
На подходе к двери, ведущей на улицу, Кэрол успела вкратце обрисовать, где должна произойти встреча с друзьями и как они должны выбраться на волю. Дэрил невольно задался вопросом, значит ли это, что Тара должна расправиться с теми, кто мог оказаться в гараже, так же, как Кэрол расправилась с тем жирдяем. Или в это время гараж пустовал? Не успел он понять, вызывает ли у него сожаление возможная смерть Дизеля и того, второго механика, как что-то явно изменилось. Причём не в лучшую сторону.
Кэрол, решившая предварительно выглянуть в квадратное окошко двери на улицу, застыла и едва слышно выругалась. Диксон оттеснил её и сразу же понял, в чём дело. Механик, что проявил к нему в их прошлую встречу небывалую – для этого места – доброту, был живее всех живых и только что юркнул внутрь гаража, совершенно незаметно для двух знакомых фигур с другой стороны. При виде друзей сердце его бешено заколотилось.
Мужчина на всякий случай придержал Кэрол, чтобы та не выскочила наружу прямо сейчас. Он был уверен, просто так с порога Дизель нападать не будет, а если Тара и Мэгги сумеют правильно себя повести… Правда, оставался менее сговорчивый механик – вот от того можно было ожидать, чего угодно, но, пожалуй, не в присутствии его друга. Как бы там ни было, тот факт, что они с Кэрол сейчас были отдельно, являлся большим преимуществом, которое следовало сохранить.
Как только девушки переступили порог гаража, дверь, из-за которой за ними наблюдали, тихо отворилась.
- За мной, - настал черёд Дэрила перехватить инициативу. Встретившись взглядом с Кэрол, в чьём лице, кажется, не осталось ни единой кровинки, он заверил её, - зайдём с другого входа.
Держась самых тёмных участков двора, они проскочили к гаражу и, следуя вдоль стены, добрались до небольшой двери, скрывавшейся в глубине этого пропахшего машинным маслом, краской и резиной помещения.
- Я сам с ним разберусь, - уверенно произнёс Диксон, видя холодную решимость подруги. - Лучше возьми на себя второго, если есть.
Он ещё не знал наверняка, был ли этот второй внутри. Судя по раздавшемуся голосу Дизеля – нет, иначе бы разглагольствовал сейчас скорее всего не он.
Протиснувшись сквозь не до конца открытую дверь, мужчина на полусогнутых прокрался между какими-то ящиками, столами и залежами снятых с машин разномастных шин и притаился за одним из проектных детищ здешних мастеров, которое – где-нибудь в другой жизни и при других обстоятельствах – скорее всего привлекло бы его. Сейчас же всё его внимание было сосредоточено исключительно на развернувшейся перед его глазами картине: застигнутые врасплох друзья, вцепившийся в пулемёт Дизель, связанный на лежаке мужик в отключке. Значит, Курт – наконец, при виде этого человека его имя всплыло в памяти Дэрила – всё же был здесь. И значит, Тара всё же успела с ним расправиться, причём совсем не так, как Кэрол.
Курт находился к ним ближе всех. У противоположной стены – всего-то и пересечь не заваленный ничем в центре проход. А Дизель стоял спиной – хоть отсюда стреляй, и подходить ближе не было необходимости. Вот только выполнять столь простое действие Диксон не стал. Не только потому, что на звуки выстрелов могут тут же слететься охрана или ещё кто. Он не был уверен в том, что не убьёт Дизеля, но точно знал – этого человека убивать ему не хочется. Всё-таки валить незнакомцев куда проще, чем тех, кого знаешь, с кем успел переброситься парой слов, среди которых затесались ваши имена, и кого хоть в какой-то мере узнал. Кто был к тебе – и угораздило же, чёрт его дери, – добр.
Кивком задав Кэрол направление в сторону Курта, Диксон выпрямился и вышел из своего укрытия, отвлекая Дизеля не только звуком собственных шагов, но и выплывшей сбоку собственной фигурой. Бесшумно возникать за спиной человека, которому ты не намереваешься вышибить мозги и который в секунде от того, чтобы сам вышибить мозги кому-то, было не лучшей идеей.
- Слезай, - прорычал Диксон, чуть мотнув в сторону пистолетом Джо, будто без этого жеста Дизель не догадался бы о значении этого слова. Дуло вновь нацелилось в белобрысую голову. – И тогда я не убью тебя. Она, - Дэрил бросил быстрый взгляд на склонившуюся над Куртом Кэрол и на всякий случай произнёс следующие слова громче, с нажимом, чтобы Пелетье поняла, - не убьёт твоего друга. И ты никого не убьёшь и не ранишь.
И казалось бы, самое время было задвинуть какую-нибудь речь из той же оперы, что когда-то толкал под этой крышей сам Дизель – о вторых шансах, об ответном добре и подобном дерьме, о том, что он помнит проявленное к нему человеческое отношение и теперь старается отплатить той же монетой, и что лучше бы ему в этом деле не мешать, иначе вместо монеты будет пуля, – но Дэрил не умел о таком распинаться. Он вообще не слишком распинаться умел, потому что чаще всего не видел в том необходимости. Как и сейчас – он и так сказал достаточно, чтобы человек понял, что кровопролития он не жаждет, но, если придётся, без колебаний допустит. Если Дизель сдурит, тут же сдохнет. Выстрел наверняка услышат. Тогда они вряд ли смогут уйти так, как планировали. Зато в их распоряжении будет как минимум «Зверь», который сейчас уже точно должен был быть на ходу. Должен ведь?
Мысли Диксона с бешеной скоростью устремились вперёд, подкидывая всё новые и новые варианты развития событий и заодно вгоняя в то отчаянное исступление, стремительно возвращавшее его в состояние загнанного в угол дикого зверя, готового на всё, лишь бы прогрызть путь на свободу. На всё – и даже больше. Это было страшное состояние, в котором очень часто забываешь о том, что наряду с растерзанными тобой врагами, вставшими на этом пути, могут пострадать и друзья.
Но у его друзей тоже были клыки.

+3

7

Нет, Ниган жив. Нет, они не направятся сейчас вершить свою месть над ним. Нет, он этим вечером не в Святилище. Все эти «нет» уместились в одном беззвучном движении головы, которым Кэрол ответила на первый же вопрос Дэрила. Ещё до этого, днями и неделями ранее, думая над их планом, она и сама пыталась ответить себе на подобный вопрос, однако сейчас была очень рада, что всё сложилось так, как сложилось. С лидером Спасителей. Что тот отправился по каким-то своим делам. Потому что впервые за всё время женщина испугалась, как бы её друг не изъявил желания непременно уничтожить врага прямо сегодня и таким образом поставить под угрозу их побег. А может испугалась она иного – того, что бы Диксон подумал о ней, узнай он о её колебаниях относительно того, заслуживает ли Ниган смерти.
К счастью, времени на эти мысли сейчас не было, ибо они непременно измучили бы её и так напряжённый разум. Пелетье была сосредоточена исключительно на одном – беспрепятственно вывести Дэрила, встретиться с Тарой и Мэгги и благополучно покинуть вражескую территорию. Увы, благополучно не получилось. Всё пошло наперекосяк ещё до того, как они оказались на улице.
Как ни странно, сильнее всего Кэрол переживала из-за Элис. И это при том, что знакома она была с этой женщиной не понаслышке! Их небольшой, но положительно яркий кусочек совместного прошлого остался далеко позади, а со временем люди меняются – это факт, и Кэрол не была уверена, в какую сторону изменилась Элис. Не была уверена в том, что на самом деле держало её в этих стенах. И не подставит ли она их в самый последний момент, решив, например, этим своим поступком выслужиться перед Ниганом и доказать свою преданность. В конце концов, об истинных намерениях пребывавших в этом месте Кэрол и Тары тоже никто не знал. Почти никто. Вот только все сомнения Кэрол развеялись, когда они оказались в коридоре, в котором был выше всего риск наткнуться на какого-нибудь вздумавшего отправиться на перекур Спасителя. Коридор – такой же серый и неприветливый, как и всё это здание, – был пуст, если не считать одинокой фигуры, прислонившейся к стене и отлепившейся от неё при виде приближающихся двух людей.
Одними бледными от волнения губами Кэрол произнесла искреннее «Спасибо» своей старой знакомой, которая всё-таки не подвела, держа для них это место безлюдным и передав на ходу Пелетье небольшой бобкэт. Тяжёлый груз свалился с плеч, но, как вскоре оказалось, лишь за тем, чтобы вновь обрушиться на них, но уже с двойной силой.
На Дэрила устремился удивлённый и одновременно с этим недоверчивый взгляд голубых глаз. Когда он успел изучить эту местность, да ещё и узнать, что у гаража есть запасной вход? Впрочем, у многих помещений, даже у гаражей, бывали несколько входных дверей, вот только как Дэрил мог знать точное её расположение? С другой стороны, он пробыл в заложниках у Нигана дольше того времени, что Кэрол и Тара потратили на то, чтобы слиться с местной экосистемой, да и не следили же они за ним каждую минуту его штрафных отработок. Кто знает, что однажды могло прийти в голову Нигану и куда бы он отправил своего пленника в очередной раз. В конце концов, ещё два дня назад Кэрол самолично встретилась с Дэрилом в комнате жён главаря этой чересчур огромной банды. Так что последний мог придумать всё, что угодно. Например, отполировать какую-нибудь из своих любимых машин. А что? Вполне себе унизительное занятие – заставить кого-то надраивать до блеска капот автомобиля, на котором потом поедешь грабить друзей этого «кого-то».
Кэрол нервно закусила нижнюю губу, понимая, что спорить с Дэрилом сейчас не стоит. Он сказал, что сам разберётся с механиком, значит – знает, что делает. Вот только, кажется, разбираться мужчина собрался вовсе не так, как было бы действеннее всего по мнению Пелетье. Тем не менее она доверилась другу, как он ещё не так давно сам доверился ей сегодня. Доверие – вот всё, что им оставалось.
Стараясь ступать максимально осторожно и не задеть ненароком чего-нибудь в этом авторемонтном хаосе (пускай здесь и мог быть порядок по меркам хозяев гаража, но Кэрол привыкла совсем к другому виду порядка), женщина проследовала за Дэрилом и остановилась слева от него, оценивая ситуацию.
Выругаться всеми известными и отнюдь не многочисленными способами она уже успела там, за дверью, ведущей на улицу из здания завода. По их с Тарой расчётам, обоих (или как минимум главного) механиков не должно было сейчас быть здесь. За отсутствием Нигана и ещё нескольких ему приближённых, Саймон должен был провести собрание по решению каких-то внутренних вопросов общины, куда обязаны были явиться все ответственные за свою отрасль лица. Собрание действительно сейчас было в самом разгаре, вот только, должно быть, с пониманием «списка приглашённых» вышла накладка.
С Тарой у них не было уговора, каким способом решать вопрос со встречающимися на пути Спасителями. По умолчанию было ясно, что действовать необходимо было по ситуации. Джо Кэрол убила из практических целей – чтобы не начал буянить в тюрьме, привлекая к себе преждевременное внимание, и чтобы, если повезёт, успел превратиться в ходячего до того, как его обнаружат. С Куртом Тара расправилась иначе, и это – по крайней мере при сложившихся обстоятельствах – было весьма кстати. Живой друг в заложниках ценнее мёртвого.
Пелетье оказалась у импровизированного лежака как раз в тот момент, когда державший на прицеле Тару и Мэгги Дизель заметил Дэрила. Хранящее на себе остатки кровавых разводов лезвие ножа оказалось под подбородком лежащего в бессознательном состоянии мужчины. Была вероятность, что тот может очнуться от ощущения прохладной стали или от упершегося в его плечо колена, или от голосов, звучавших в полумраке гаража, но что с того? Если не дурак, пытаться высвободиться или подать сигналы своему другу не станет. А если станет, получит ещё один билет в бессознательное. И не исключено, что на сей раз – навсегда.
Кэрол не знала, откуда в Дэриле взялась подобная гуманность к тем, кто так открыто встал на их пути и ещё и угрожает жизни его друзей. Хотя стоило признать, что как минимум Дизель со стороны – а Кэрол, вернее, Мелисса, пару раз пересекалась с главным механиком Спасителей и, как и за остальными, иногда наблюдала за ним издали, если выпадал шанс, – не казался таким беспринципным уродом, как некоторые из тех, кто занимал более высокое положение, чем простые рабочие, в рядах Спасителей. И всё же сейчас он представлял угрозу, а значит…
Женщина впилась в механика, к которому обращался её друг, самым ледяным и решительным взглядом, на который была способна, чтобы не дать тому шанса хотя бы на короткое мгновение усомниться в том, что её рука ничуть не дрогнет, если он решит играть по своим правилам, проигнорировав требование Дэрила. Весьма разумное, к слову, требование, при котором оба мужчины останутся целы и невредимы, пусть что-то в глубине души Кэрол и бунтовало против этого. И этому чему-то имя было – страх. Она боялась, что сейчас, угрожающе тыча друг в друга оружием, они просто-напросто теряют драгоценное время, хотя изначально ситуацию можно было бы разрешить быстрее и проще. А ещё она боялась, что Дизель окажется то ли слишком храбрым, то ли недостаточно умным, рассудив, что у кого больше и круче пушка, тот и на коне, и тогда им действительно придётся действовать радикально. А вот для страха перед тем, что, выберись они живыми сегодня из логова врага, мысли скорее всего опять займут ужасающее осознание того, в кого она, Кэрол, превратилась и сколько на её руках чужой крови, в этот момент места не нашлось. Не сейчас, когда на кону не только её собственная жизнь, которая в восприятии самой Кэрол уже утратила ценность.

+4


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 02.01.2013 — "Желая вырваться на свободу..."