the WALKING DEAD

Объявление

Конкурс историй: читать работы Конкурс историй: голосование
Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

Обновления в Блоге АМС. Новости форума на конец августа.
— Открываем новые вечера! Жертвой стала Ханна Шон!
— Августовский флэшмоб анонимных вопросов.
— Встречаем новый дизайн!

годность; расточительный; главнейший; прирученный; уговоры

Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

Террор общин Спасителями продолжается. Вокруг Вашингтона становится всё больше Ходячих мертвецов. До сих пор не выяснено, кто убивает выживших. Тем временем, Жнецы Апокалипсиса готовятся к военному столкновению со Спасителями >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 20.02.2013 — "На незнакомца не надейся и сам не оплошай"


20.02.2013 — "На незнакомца не надейся и сам не оплошай"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 20.02.2013;
Место: окрестности города Калпепер;
Участники: Руслан Русков, Марьяна Вишневецкая, Дэрил Диксон, Элис;
Саммари: Не считая Королевства, Дэрил в течение прошедших полутора месяцев ни с кем больше не пересекался. Вот только если владения Короля Иезекииля заранее были обозначены как дружественная территория, то внезапное столкновение с неизвестной группой выживших не могло вызвать ничего, кроме враждебного подозрения. Впрочем, к кому нынче не относишься подозрительно?

Отредактировано Daryl Dixon (2018-08-21 02:36:02)

+1

2

-Пойду в лес, поохочусь. Может подстрелю кого. Шашлычка хочется. - Сообщил бригадир, подымаясь со своего места и накидывая на плечо карабин. Вся бригада расположилась в трейлере. Сабрина укачивала малютку, а Леха наблюдал за ней, словно завороженный, любуясь "дитей". Матрос с Тиграном двигали у столика по доске шахматные фигурки, а Кастет, Кувалда и Самик с интересом следили за игрой. Причем молодая армяночка каждый раз восторженно хлопала в ладошки, когда ее отец "съедал" очередную фигуру Матроса. Хотя, чего уж тут радоваться то? Играть в шахматы с Тиграном было равносильно, что садиться за партию в покер с Русланом - исход игры был предрешен еще до того, как были расставлены фигуры. Сам Рысь считал себя неплохим шахматистом, в подростковые годы выигрывал даже у своего дедушки и других мужиков в его дворе. На зоне от избытка свободного времени неплохо поднаточил свое умение в этой игре, но против пожилого армянина вор был как школьник против маэстро. Аленушка, Анита Лейтенант и Ханна занимались типичным женским делом - чистили оружие, а пес сладко посапывал, свернувшись у ног Марьяны и время от времени шевелил мохнатым хвостом. 
-Пойдешь со мной, Марьяна? - Обратился вор к жене.
-Руслан Валерьевич, может я? Я стреляю лучше Цирковой, да и если тушу тащить придется, с меня толку, в натуре, побольше. - Оторвавшись от наблюдения за шахматной игрой, предложил наивный как ребенок в свои почти тридцать лет человек-скала.
Слова Паши Кувалды тут же утонули в дружелюбном веселом смехе всех бригадных. Жизнерадостно захихикал даже малыш-Леша, словно действительно понимал, над чем так жизнерадостно смеются взрослые.
-Капитан, вы это, только еще одного ребенка постарайтесь с охоты не принести. А то третий малыш на судне будет для нас пока точно перебором. - Просмеявшись, заявил Матрос и тут же громко ругнулся на своем родном белорусском языке. Стоило ему немного отвлечься, как хитрый старый армянин Тигран в наглую "сожрал" его ладью.
Самик вновь громко заоплодировала искусной шахматной игре своего отца.
Рысь направился к выходу из трейлера. Марьяна - следом. Пес Дон, проснувшись, навострил ушки, видя, что оба старших хозяина уходят и поплелся за ними, но Руслан тут же обернулся и осадил питомца.
-Дон, ждать.  
Пес тут же вернулся на место и улегся, мол, не очень то и хотелось. Зато Лешка, зачарованный малышкой Сабрины и Кости Кастета даже не поинтересовался, куда это отправились его папа и мама. У них, взрослых, свои дела, вот пусть ими и занимаются. А он не должен оставлять без внимания "деть". По тому что ему папа сказал, когда у дяди Кости и тети Сабрины только родилась малютка: "Леша, ты мужчина, и если со мной, с мамой, с дядей Костей, тетей Сабриной, тетей Анитой, с нами, взрослыми, вообще, что то случится, ты должен ее защищать". Леша Русаков был мужчиной взрослым и умным, и после этих слов папы понимал, какая серьезная ответственность на нем лежит. Ответственность за судьбу дитя. С тех пор он большую часть своего времени проводил возле нее.

Минут через 10

-Слушай, ангел мой, а я вот тут масло в голове гоняю. Матрос, конечно, исполняет, но может быть в его базаре есть и доля истины? - С игривой улыбкой произнес Рысь, когда они с женой углубились в лес, и их трейлер и джип скрылись из зоны видимости. - Не, ну малыш конечно пока не в масть еще один, но в целом то идея не плохая? Как мыслишь?
Конечно, вся личная жизнь в бригаде проходила на глазах у других и, учитывая условия нового мира, лишний раз с женой не уединишься, так что, обычно, сложившиеся пары не упускали момента для уединения.
Не упускал его и бригадир, взяв жену за руку и потянув к себе. Губы Руслана тут же жадно впились в уста его молодой жены. Карабин рухнул на землю. Одна рука мужчины крепко и одновременно нежно обнимала женщину за талию, прижимая к мощному, тренированному торсу мужа. Вторая же рука... Вторая рука вора уже боролась с пуговицей на джинсах Марьяны, а "победив" ее начала расстегивать замочек на джинсах-унисекс.

Спустя еще где то час.

Могучее тело, более ста килограммов мышц, содрогнулось в мощнейшем оргазме и по лесу послышалось рычание. Но это не был рык зверя. Это было довольное рычание мужчины, только что находившегося на высшей точке наслаждения. Рысь обессиленно развалился рядом со счастливо улыбающейся, довольной женой и, обняв ее, тихо прошептал.
-Я с тобой забываю, что мне уже полтинник. Каждый раз чувствую себя дембелем сразу после армии.
Очень хотелось закурить после шикарного секса, вот только запасы сигарет в их бригаде подошли к концу. О "травке" же уже и мечтать не приходилось.
-Я тебя люблю, моя девочка. - Тихо промурлыкал довольный мужчина, но в следующий миг Руслан подскочил, натягивая на себя каммуфлированные брюки и подымая валяющийся на земле карабин. Треск ветки. Тихий. Вот только жизнь научила Руслана быть осторожным еще во времена службы в Афганистане и никогда не думать о том, что это "фигня, мало ли". И этот навык не раз и даже не десятки раз спасал ему жизнь. Даже до того, как мир превратился в черте знает что...

Отредактировано Ruslan Rusakov (2018-07-19 19:58:18)

+2

3

«Готово», - Марьяна затянула узелок, перекусила нитку, хотя ножницы лежали рядом – от этой вредной привычки женщина никак не могла избавиться – и вывернула тёмно-синие штанишки на лицевую сторону. Ползанье и лазанье были у Лёшки любимым занятием и после первой же пары протёршихся штанов, Марьяна озаботилась нашиванием на проблемные места – колени у штанов и локти у рубашек – кожаных заплат, а то на непоседу одежды не напасёшься.
Убрав инструменты в шкатулку для рукоделия, Марьяна окинула взглядом трейлер: спокойный день, когда можно заняться чем-то для души. Теперь это такая редкость, что каждый из них впору отмечать в календаре. Женщина посмотрела на стоящую в кресле гитару – Самик, в последнее время, решила научиться играть и упорно осваивала аккорды – но тут же перевела взгляд на поднявшегося с кресла мужа.
- Пойду в лес, поохочусь. Может подстрелю кого. Шашлычка хочется. Пойдешь со мной, Марьяна?
«Шашлычка, значит, хочется?» - Марьяна опустила ресницы, скрывая лукавый блеск в глазах и тоже встала:
- Пойду.
- Руслан Валерьевич, может я? Я стреляю лучше Цирковой, да и если тушу тащить придется, с меня толку, в натуре, побольше, - от чистого сердца предложил Кувалда и почему-то именно наивность Паши, а не понимающий смех бригады, заставила молодую женщину смущённо порозоветь.
- Капитан, вы это, только еще одного ребенка постарайтесь с охоты не принести. А то третий малыш на судне будет для нас пока точно перебором.
- Почему одного, сразу двух! – уже на пороге сообщила Матросу Марьяна и спрыгнула сразу на землю, минуя лестницу. Протянула руку и тонкие пальцы утонули в ладони мужа.
Сейчас Марьяна была счастлива и, оставив за спиной джип и трейлер, от всей души желала потенциальным шашлыкам сидеть тихо и не попадаться им с Русланом на глаза.
- Слушай, ангел мой, а я вот тут масло в голове гоняю. Матрос, конечно, исполняет, но может быть в его базаре есть и доля истины? Не, ну малыш, конечно, пока не в масть еще один, но в целом-то идея не плохая? Как мыслишь?
«Пока… Неужели Руслан хочет ещё одного ребёнка, пусть и позже?»
- Зачем мыслить, - вкрадчиво шепнула Марьяна, подойдя к любимому вплотную, - если надо действовать, - и забыла обо всём, страстно отвечая на жаркий поцелуй мужа.
   
Спустя час. 

Марьяна медленно подняла веки, приходя в себя - очередная «маленькая смерть», по-другому у них с Русланом не бывает – и счастливо улыбнулась, чувствуя тепло его объятий:
- Я с тобой забываю, что мне уже полтинник. Каждый раз чувствую себя дембелем сразу после армии.
- Я люблю тебя и всегда буду любить, - Марьяна протянула руку, погладила Руслана по щеке, и… почти одновременно с ним вскочила, застёгивая пуговицу на джинсах и вынимая из кармана «парабеллум».
«Зверь или?» - взглядом спросила у мужа. Разложением вроде не пахло, но может, жмур свежий, ещё не успел протухнуть. А если там человек, то это ещё опаснее.

+2

4

«В критических ситуациях организм бросает все свои силы на выживание. Человек, сам того не замечая, становится более выносливым и менее восприимчивым к различным болезням и недугам. Известно немало случаев, когда у женщин, принимающих участие в боевых действиях, менструации отсутствовали многие месяцы…»
Это было совершенно бредовое состояние. Пробираешься по промёрзлому лесу, пуская клубы пара изо рта, под ногами хрустят покрытые корочками тонкого льда прошлогодние листья и трава, мир уже как несколько лет рухнул, а в голове твоей вертится речь диктора из какой-то то ли научно-познавательной, то ли исторической документалки, которую крутили по ящику сто лет назад. По своему обыкновению, Мерл обругал в той передачке всё – от первого до последнего слова. Диксон-старший вообще любил вступать в конфронтации с умниками, вещающих с голубых экранов. Но сейчас его младший брат не мог с полученной давным-давно и осевшей в его голове информацией не согласиться.
Как часто в былые времена он видел обложившихся платками, таблетками и каплями для носа людей, шатающихся по улицам не хуже нынешних восставших мертвецов (только вместо хрипло-булькающего рёва из глотки были глубокий кашель и шмыганье носом) либо не выползающих из дома, едва температура превысит 99 градусов? Каждый осеннее-весенний сезон как минимум. Сейчас же даже если слабость и накатывала, то это либо от усталости, либо от голода. А если начинало першить горло или ты временами заходился кашлем, то… ты просто не обращал на это внимание, потому что не было времени. Равно как не обращал внимание и на прочие мелочи, которые прежде могли показаться надвигающейся катастрофой. И – о, чудо! – ничего в итоге не происходило. Ты и в самом деле был слишком озабочен тем, чтобы вырвать свою жизнь из загребущих лап кровожадных монстров, коими, как показало время, были не только ходячие, но и вполне себе живые люди.
И тем не менее случалось всякое. И, когда после долгих изнурительных месяцев борьбы за свою жизнь ты оказываешься в относительной безопасности, организм расслабляется, а вместе с этим на тебя может обрушиться вся накопившаяся усталость и всё напряжение.
Лихорадку не проигнорируешь. В последний раз, когда Дэрил был свидетелем лихорадки, инфекция, вызывавшая её, покосила половину обитателей их тюрьмы. Поэтому нетрудно себе представить, как переполошились они с Кэрол, когда Хоуп внезапно слегла с жаром, ознобом и всеми сопутствующими неприятностями. В первую ночь Диксон больше всего боялся, что девчонка просто не доживёт до утра, и если бы не связь с Королевством, в котором нашёлся не только знающий своё дело человек, но и некоторые облегчающие препараты, то неизвестно, как бы оно всё обернулось.
Как там сказал ему Иезекииль? Черпаешь из колодца – пополняешь колодец. Спасительным колодцем оказалось Королевство, и теперь нужно было его пополнить. Тянуть с этим делом Диксон не хотел, потому что день ото дня лекарств в этом богом забытом мире больше не становилось. Хоуп, только-только вставшая на ноги, уже рвалась в бой и была готова отправиться с Дэрилом в, возможно, далёкий путь, но мужчина быстро осадил малявку, пригрозив, что, если та осмелится сунуть свой нос за дверь до его возвращения, то до конца весны ни на какие охоты и вылазки ходить не будет. Разумеется, это не сработало. Зато сработала клятва на пальчиках. Дэрил пообещал, что обязательно вернётся, а Хоуп торжественно поклялась, что будет слушаться Кэрол и лечиться.
Путь и правда оказался далёким. А на разъезды по окрестным городишкам, фермам и придорожным заправкам-мотелям ушёл почти весь бензин, поэтому пришлось бросить ставшую никчёмной колымагу прямо на одной из заправок – разумеется, пустой. Как иронично.
Пригодных для эксплуатации машин ему больше не попадалось, поэтому продолжил свой ход Дэрил пешком.
Список, который ему вручили в Королевстве, не был добыт и наполовину. Скудные трофеи двухдневных поисков, а именно – несколько начатых пачек пластырей, эластичные бинты, три упаковки аспирина с истёкшим полгода назад сроком годности, пластинки от кашля со вкусом клубники и полупустой блистер «Тайленола», из которых последний представлял собой, пожалуй, наибольшую ценность, хоть и имел всего пять таблеток, – сиротливо болтались в старой потёртой сумке через плечо. Где-то в часе ходьбы по шоссе на север должен был быть город Калпепер, если верить карте, но было холодно, а обратно добираться – неизвестно как, сколько и на чём, поэтому Дэрил решил срезать путь через лес.
Где-то в глубине души теплилась надежда, что местные жители Калпепера впопыхах побросали все свои вещи и бежали, что мертвецы наводнили улицы и что мимо проезжающие или проходящие выжившие не стали рисковать. По крайней мере в первый год после катастрофы, когда у некоторых людей ещё хватало оптимизма надеяться на лучшее и что заявится кто-то из правительства, чтобы всё разрулить.
Хотя, кого он обманывал? Скорее всего ждут его пустые полки и разворошенные дома. Впрочем, центр города может оказаться не так тронут стервятниками. Такими же, как и он.
Невесёлые мысли были прерваны раздающимися откуда-то спереди то ли всхлипываниями, то ли ещё чем – отсюда было не разобрать. Настороженно вцепившись в арбалет, Диксон, стараясь не издавать ни единого звука, двинулся вперёд, всматриваясь меж деревьев, однако когда к всхлипам добавились новые, более низкие, грубые звуки, стало ясно, что происходит и невольным слушателем чего стал решивший сократить дорогу мужчину.
Блуждая в эти неспокойные времена по лесам разной степени дремучести, наткнуться на влюблённых голубков – это последнее, чего ты ожидаешь, но Дэрил застыл не от внезапно сковавшей его неожиданности подобной находки.
Несколько месяцев в плену у Спасителей научили его кое-чему, а также отбили всякое желание соваться к любым незнакомцам. И всё же это проклятое чувство, которое, кажется всегда в нём жило, но вылезло наружу только после того, как жизнь его резко наполнилась важными людьми.. Это проклятое чувство удерживало его сейчас на месте, заставляя задаваться вопросом – а действительно ли он слышит влюблённых голубков? Какая парочка в здравом уме будет во-первых, морозить задницы в конце февраля, когда ещё даже снег не везде сошёл, а во-вторых, морозить эти самые задницы посреди леса, возможно, кишащего мертвецами? Только за последние минут пятнадцать, что он провёл здесь, Диксону встретились несколько тварей, о которых пришлось замарать стрелы.
Так вот, по логике Дэрила Диксона – никто в здравом уме не стал бы так рисковать. А отморозков за последние несколько лет они с Риком повстречали сполна. Отморозков и до апокалипсиса хватало, а после так стало ещё больше. И возможно только осознание того факта, что шум привлечёт ходячих, не позволяет женщине сопротивляться и звать на помощь. Да и кто услышит, в самом деле? «Мать вашу…» Как бы ему ни хотелось, просто развернуться и свалить он не смог.
Подбираясь ближе, двигаясь вверх по пологому склону, Дэрил успел вложить стрелу в арбалет и в конечном итоге укрыться за широким стволом корявого дерева. Раздалось раскатистое рычание и последующая возня тел. Сейчас всё должно было решиться. Отморозок обязательно что-нибудь скажет. Порядочный семьянин, любящий муж или парень – тоже. Так что действовать Дэрил решил в зависимости от того, что услышит.
Послышались голоса двоих людей и… Диксон не понял ни слова. Это были точно не латиносы и не азиаты, но сейчас плевать он хотел, на каком языке шёл разговор и кто там кого насиловал или любил. Впереди, как раз оттуда, откуда пришёл мужчина, замаячила хромающая фигура. Должно быть, собака, мертвец увязался за ним, а, услышав этих двоих, активизировался ещё больше. Тварь определённо видела замершего у дерева человека и целенаправленно шла к нему. Оставалось надеяться, что незнакомцы удрапают до того, как придётся себя защищать от ходячего, и что они не заметят надвигающуюся угрозу. Иначе, чего доброго, выскочат сюда, и никуда от них не денешься. Дэрил покрепче стиснул оружие в руках, буравя тварь взглядом и жалея, что не прошёл мимо, а тварь, между тем, издала хриплый голодный вой.

+2

5

Законник прислушался к своим ощущениям. Точнее даже не к ощущениям, а к зверьку, уже более трех десятилетий живущему где то возле его сердца. Хотя, может быть, этот зверек жил там всегда? Просто Руслан о нем не знал, а тот в свою очередь спал мирным безмятежным сном. До тех пор, пока над жизнью юноши из подмосковной Балашихи ни разу не нависла настоящая смертельная угроза. А вот в горах Афганистана, когда рядовой Русаков чуть было не опустил ногу на растяжку душманов, зверек взял да и проснулся. Проснулся и впился в его сердце своими длинными, холодными, острыми, скользкими коготками. Впился и не дал опустить ногу. В Афганистане этот зверек был у Руслана верным спутником вплоть до самого дембеля. Затем снова заснул. Пока саршина русаков отмечал дембель с друзьями, пока готовился к поступлению в медицинский, пока грыз в институте гранит науки. Все это время зверек мирно спал, не напоминая о себе...
До тех пор, пока староста группы Руслан Русаков не возвращался со студенческой вечеринки и не встретил четырех подонков, пытающихся изнасиловать незнакомую девушку. Зверек впился в его сердце вновь, говоря о смертельной опасности. Вот только Руслану было плевать на предупреждение верного хранителя. Для него было лучше умереть честным парнем, коммунистом, чем жить сволочью и тварью. Руслан, пренебрегая риском, бросился на четверых. Двое выхватили ножи. Один - кастет. У Руслана в руках не было ни чего. Драка вышла жесткая, и после нее все разъехались по своим пунктам назначения. Двое в морг. Двое в реанимацию. А Руслан - на зону.
В третий раз "зверек" напомнил о себе, когда Руслан, уже получивший от братвы погонялу Рысь, отбыл больше половины своего первого срока. Тогда Рысь был уже серьезным блатным, входил в "козырную колоду" лагерного вора и решал некоторые вопросы по зоне.  В этот раз "зверек" впился ему в сердце во сне, и блатной проснулся за секунду до того, как заточка лагерного суки чуть было не вошла в его грудь. Дальше дело было за реакцией и приемами боевого самбо и рукопашного боя, достигнутыми в спортивной секции и десантных войсках. В общем на утро суку нашли повесившимся возле сортира в бараке...
С тех пор "зверек" часто напоминал Руслану Рыси о себе. И в нескончаемых бандитских войнах Москвы 90-х, и в лагерных разборках, и в конфликтах с итальянской мафией, японской якудза и латиноамериканскими бандами и группировками после его переезда в Соединенные Штаты. Не уснул этот "зверек" и после того, как мир рухнул, и вчерашний "биг босс рашен мафии" превратился в лидера общины выживших.  И чем сильнее была угроза жизни, чем вероятнее фатальный исход, тем сильнее впивался "зверек" в сердце русского вора, тем острее были его клыки, тем яростнее он терзал. Руслану казалось, что за сонти раз, когда "зверек" впивался в его сердце, он даже научился определять степень вероятности угрозы жизни. Ладно хоть в процентных эквивалентах не начал выводить.
В этот раз "зверек" его просто царапнул, мол, будь осторожен, и не более того. Для кого то, наверное, так себе аргумент, но Руслан Рысь привык зверьку в своем сердце верить, а тот его в свою очередь никогда не подводил.
-Плетку* держи наготове. Если что шмаляй**. Я первый, ты прикрываешь. Без толку не высовывайся. - Тихо прошептал бригадир, обращаясь к жене и, вскинув карабин, первым направился вперед.
Картина маслом - Усмехнулся Рысь, видя перед собой пацана с арбалетом в руке, в направлении которого двигался жмур, издавая свои донельзя противные звуки.
-Держи живого на прицеле. - Произнес Рысь на родном языке и, дождавшись, пока Марьяна направит ствол на незнакомого пацика, перекинул свой карабин через плечо. Раньше бы Руслан усомнился в том, сможет ли Марьяна прикрыть его по настоящему в случае необходимости, не дрогнет ли у девочки рука. Но эти сомнения уже давно были в прошлом. Марьяна была не той скромной девочкой, с которой он познакомился чуть менее чем за год до апокалипсиса. Сейчас она была настоящим бойцом, ей уже приходилось стрелять не только в мертвых, но и живых. Теперь Руслан Рысь твердо знал, что если ситуация требовала убивать, Марьяна убивала. Она давно переступила и через первую, и через десятую кровь. Просто потом ему вновь придется успокаивать жену бессонными для нее ночами.Хотя, сейчас уже стресс от убийств Марьяна переживала далеко не так бурно и долго как раньше. Бригадир знал - его девочка не подведет. Никогда не подводила.
Рысь мог выстрелить из карабина, но не стал. Грохот выстрела привлечет жмуров. По этому вор вынул из кармана верную младшую боевую сестренку "финочку".
-Ну иди сюда, тварь. - Голосом, больше похожим на рык хищного зверя на родном языке прорычал Руслан. В это время большой палец его руки коснулся кнопки на рукоятке из слоновьей кости. Обоюдно острое, заточенное как бритва лезвие финки выпрыгнуло наружу.
Жмур, потеряв интерес к ранее намеченной жертве, развернулся и пошел в направлении Руслана.
-Понеслась. - Вор резко взмахнул рукой и нож сорвался с его ладони. Еще секунда, и вонзился в череп жмура по самую рукоять. Владение ножевым боем, включая метание, у Руслана было на должном уровне. Благо, десантные войска Советского Союза кое чему научили. Да и на зоне был неплохой учитель, когда Рысь мотал еще свой первый срок.
-Ну как то так. - Вор подошел к жмуру, вынул нож и протер об одежду. Щелчок, и лезвие вновь нырнуло в рукоятку. Законник бегло прошелся по карманам жмура. Пара купюр достоинством в десятку долларов и россыпь центов. На выброс. Зато пачка сигарет тут же перекочевали в карман камуфляжной куртки вора.
-Ну и кто ты есть, мил человек? - Поинтересовался мягким тоном законник, перейдя на английский и убирая нож в карман. Вновь направил на незнакомца дуло своего карабина. Бояться в этом мире живых стоило гораздо больше, чем мертвых. - Это, арбалетик свой бросай, живо. А то жена у меня нервная, может ведь и шмальнуть, если что.
Рысь окинул незнакомца взглядом, словно прицениваясь, и добавил.
-Не ссы, мы не отморозки какие то. Не дернешься, валить тебя не будем. - Произнес Рысь, держа незнакомца на прицеле, - И это, сумочку свою кидай моей жене. Милая, посмотри чем он с нами поделиться хочет.

*Плетка - пистолет.
**Шмалять - стрелять.

+2

6

Вот так всегда: стоит чуть-чуть расслабиться, как обязательно что-нибудь случится, - вздохнула Марьяна. – Никакой личной жизни.
- Плетку держи наготове. Если что шмаляй. Я первый, ты прикрываешь. Без толку не высовывайся.
Короткий согласный кивок: зачем языком молоть, когда и так всё ясно, - и Марьяна двинулась следом за мужем, «парабеллум» в её ладони ощущался привычно, как продолжение собственной руки. Конечно, до Руслана – муж ходил бесшумно, как его лесная тёзка – ей ещё далеко, но и слоном в посудной лавке, молодая женщина тоже не была. 
Уже знакомые и, отчасти, даже привычные звуки рассеяли последние сомнения – в отличие от них с Русланом, какой-то не вовремя оттаявший жмур решил закусить шашлыком по-настоящему. Вопрос был только в том, каким именно шашлыком – двуногим или четвероногим? Марьяна предпочла бы второй вариант – с ним проблем меньше.
Однако, по закону подлости, выпал первый расклад – потенциальный завтрак-обед-ужин для жмура ходил на двух ногах и имел при себе очень неплохой арбалет: «надо бы нам тоже озадачиться», - сделала заметочку на память Марьяна, и потрёпанную сумку.
- Держи живого на прицеле. 
- Да, - откликнулась молодая женщина и навела «парабеллум» на незнакомца. Сомнений «стрелять или нет» у Марьяны не возникало уже давно – тем более, когда речь шла о безопасности Руслана. Ну и что, что он сам кого угодно защитит – в жизни всякое бывает: глаз на затылке, например, ни у кого нет.
Практически déjà vu - первого живого человека Марьяна застрелила почти в такой же ситуации, с той только разницей, что тогда остановили их - после удачной вылазки в город и по классической, лишь слегка изменённой схеме: «Рюкзак или жизнь».   
Муж тогда положил на землю свою «беретту», отдал грабителям рюкзак с припасами, перед этим подав условный в их бригаде знак, означающий «будь наготове», а в следующий миг из рукава его куртки (когда только успел переложить из кармана брюк) вылетела «финка» и вонзилась в горло одного из грабителей. Двое его приятелей растерялись лишь на секунду, но и этого времени Руслану хватило для того, чтобы схватить с земли пистолет и выстрелить еще в одного. Третий начал направлять свой «обрез» на стоящего к нему вполоборота Руслана. Девушка выхватила из-под куртки и вскинула свой «парабеллум» со скоростью, которой не ожидала от самой себя. Раздался грохот выстрела. Грабитель свалился на землю, выронив свой обрез, а Марьяна осознала: «только что я убила человека. Не жмура, человека».
Воспоминания промелькнули молниеносно – на лице молодой женщины не отразилось ничего. Когда Руслан, разделавшись со жмуром, перешёл на английский, объясняя незнакомцу, что от него требуется, Марьяна кивнула, подтверждая свою «нервность». И протянула руку, собираясь перехватить сумку на лету: если найдётся что-то полезное – немного конфискуем, если нет – вернём имущество владельцу в целости и сохранности.

+1

7

Давно было пора завязывать с этим грёбаным геройством – и откуда оно вообще в нём, чёрт его дери, взялось? Жил же себе как-то до апокалипсиса, никого не трогал и вообще плевал с высокой колокольни на то, что там у окружающих творится. Да, покрывался пылью асоциальности, но по крайней мере не оказывался таким идиотом, как сейчас.
Дэрил неопределённо дёрнул арбалетом в сторону женщины, хотя понимал, что даже если успеет выпустить стрелу и повалить незнакомку, мужик, занятый в данный момент ходячим, с большой вероятностью наплюёт на дохляка и переключится на убийцу своей спутницы. Как ни крути, он был в меньшинстве, а значит при данных обстоятельствах – в проигрыше. Глупо было выполнять цирковые кульбиты вроде прыжков в сторону параллельно со стрельбой из арбалета, рискуя схлопотать если не косую пулю, то как минимум вполне себе реальную вероятность, убегая нахрен отсюда, угодить прямо в лагерь, откуда явились эти двое. Уж наверняка они не налегке вот так вот странствуют, особенно в конце зимы.
Пока Диксон боролся с огромным искушением спасти свою шкуру ценой жизни неизвестной ему женщины, которой ещё несколько минут назад он думал – если встанет такая необходимость – помочь, возможность была упущена, и воспользоваться ситуацией, когда  чужак, приговаривая что-то на своём непонятном языке, расправлялся с ходячим, так и не удалось.
Ни отвечать на заданный вопрос, ни уж тем более бросать арбалет мужчина не спешил. А вот весь свой негустой улов он мог бы и отдать при условии, что затем эти двое свалили бы к чертям собачьим и оставили его в покое. Чего там – вышедшие из срока годности таблетки, среди которых, впрочем, были реально незаменимые жаропонижающие, не стоили того, чтобы так глупо погибать. Уж лучше побыть сейчас расточительным, чем мёртвым, потому что от мёртвых прока нет. А лекарства… и другие найдёт. В конце концов, он всё равно не закончил свои поиски – ещё отыщет, может даже что получше откопает. Вот только что-то подсказывало Дэрилу, что эти двое не угомонятся таким раскладом. Он умел отличать овечек от волков, даже сейчас, когда почти все овечки волей-неволей становились волками.
Медленно опустив руки, тем самым давая понять, что нападать не собирается, однако и избавляться от арбалета тоже, Дэрил, до этого враждебно буравя взглядом чужака, чей тон, в отличие от поступков и слов, был раздражающе приветлив, покосился на его спутницу, оказавшуюся женой и протянувшую руку навстречу Диксону. Ничтожные крохи надежды на то, что эти двое окажутся порядочными людьми, которые всего лишь проявляют предусмотрительность и хотят себя защитить, развеялись последними словами незнакомца. Как только люди теперь ни маскируют воровство. И если неприкрытое намерение отнять чужое можно было понять и даже принять, то вот подобные заявления, приписывающие ему, Дэрилу, какие-то совершенно абсурдные желания делиться чем-то с людьми, держащими его под прицелом, заставляли сжимать челюсти до зубного скрежета. Хотелось вмазать раскомандовавшемуся мужику, но тот был слишком далеко.
Одной рукой Диксон потянулся к ремню сумки, уже готовый стащить её через голову, но вдруг произошло то, чего каждый из них троих ожидал, наверное, меньше всего.
Сейчас Дэрилу было плевать, кто эта выскочившая из ниоткуда дамочка, что она тут забыла и какого лешего решила выровнять счёт, встав на сторону меньшинства. Хотя он в любом случае не стал бы ни удивляться, ни тратить время на раздумья, даже если бы вдруг оказалось, что ни на чью сторону она не вставала, а просто имела зуб конкретно на жёнушку этого увальня, которая, кстати говоря, оказалась вовсе не такой нервной, раз ещё не продырявила своей цели башку.
Вновь крепко сжимая арбалет, Диксон сделал несколько шагов вперёд, целясь прямо в изменившегося в лице мужчину, который вмиг растерял былую самоуверенность. Зато вот хитрость ему не отшибло.
- Заткнись, - Дэрил грубо оборвал нарочито громкую речь незнакомца, выравнивая арбалетный болт в одну линию с головой человека, только что перенявшего у него роль жертвы.
Если ещё совсем недавно Дэрил тянул время напряжённым молчанием, то этот хитрый лис очевидно проверял, нет ли поблизости кого из своих, кто мог бы их услышать и явиться на выручку. В том, что эти самые «свои» имелись где-то в шаговой доступности, не было никаких сомнений. Главнейшим образом потому, что в противном случае мужчине не было смысла повышать голос. Не ходячих же он призывал, блин. Тем более что эти твари ни для кого – даже для Мишонн – не могли стать прирученными зверьками, которыми можно было бы вертеть как тебе угодно. Так что если бы они тут вывалились прямо сейчас всем скопом, неизвестно, кто бы сильнее от такой компании пострадал.
И тем не менее незнакомец то ли недооценил готовность Дэрила пойти на любые крайности, то ли переоценил свою смекалку и скорость реакции, но, после короткой паузы, во время которой из-за верхушки холма, на чьём склоне они все стояли, действительно послышались уже знакомые неровные шаги и хрипение, мужчина всё же решился продолжить трепаться. Видимо, счёл, что раз Диксон и эта непонятная баба, пришедшая ему на помощь, стоят спиной к стремительно стягивающейся к ним живой мертвечине, то они вновь скоро потеряют преимущество. Вот только нифига он не учёл того, что это только избавит их от необходимости телиться. По крайней мере Диксона, которого перспектива вновь оказаться в лапах каких-нибудь отморозков не прельщала совсем.
Мужчина, держа руки перед собой с едва отведённой в сторону винтовкой, осторожно подступил на шаг ближе, заведя – вновь громче нужного – шарманку о том, что они все сейчас не в том положении, чтобы продолжать тыкать друг в друга оружием. Но Диксон не мог позволить себе повестись на уговоры и намёки сплотиться с подобными кадрами перед лицом общего врага. Не после всего, что пережил за последние месяцы. А между тем хромые шаги сзади всё приближались. Раздался глухой стук упавшего и покатившегося тела, тут же зашедшегося жадным сипением. Это и стало решающим событием, которое заставило незнакомца поверить в то, что дёрнувшийся напротив него мужчина вот-вот обернётся, дабы избежать столкновения с кубарем катившимся на него мертвецом. Карабин резво сменил своё положение в умелых руках, и Диксон действительно мог бы спустя несколько мгновений уже рухнуть замертво прямо в загребущие объятия оголодавшей твари. Вот только он тогда не обернулся.
Свист стрелы. Дуло винтовки так и прочертило дугу  в воздухе, уткнувшись в итоге в никуда, когда её хозяин с залитым кровью лицом рухнул на колени, прежде чем повалиться на холодную землю. Промелькнувшая сразу после этого мысль о том, что, возможно, этот человек хотел убить не его, а ходячего, этим же ходячим и была прервана.
Затвердевшие от мороза пальцы схватили не успевшего отскочить Дэрила за ногу, а гнилые зубы наткнулись на жёсткую кожу ботинка, спасшую от укуса. Один точный удар арбалетного приклада о трухлявую черепушку – и ещё один, чтобы наверняка, – и Диксон полностью освободился, бросившись к оставшимся ходячим, с которыми уже сражалась свалившаяся ему на голову дамочка.
- Ты кто, блин, такая? – не без подозрения уставился мужчина на свою спасительницу после того, как продырявил ножом последнюю седовласую голову.
Наскоро вытерев лезвие о собственные штаны, он торопливо подобрал всё-таки брошенный арбалет с земли и предусмотрительно вложил в него новую стрелу. Больше на случай, если сейчас на шум сбегутся дружки покойника и его валявшейся без сознания жены, а не из-за этой странной особы, которая, кажется, не собиралась на него нападать.
- Надо сваливать, – вспомнив о дружках покойника, бросил он и, на всякий пожарный не теряя из поля зрения дамочку, подступил к безвольному телу «нервной» супруги. – Чё с этой делать?

+2


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 20.02.2013 — "На незнакомца не надейся и сам не оплошай"