the WALKING DEAD

Объявление

Конкурс историй: читать работы Конкурс историй: голосование
Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

Обновления в Блоге АМС. Новости форума на конец августа.
— Открываем новые вечера! Жертвой стала Ханна Шон!
— Августовский флэшмоб анонимных вопросов.
— Встречаем новый дизайн!

годность; расточительный; главнейший; прирученный; уговоры

Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

Террор общин Спасителями продолжается. Вокруг Вашингтона становится всё больше Ходячих мертвецов. До сих пор не выяснено, кто убивает выживших. Тем временем, Жнецы Апокалипсиса готовятся к военному столкновению со Спасителями >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 11-12.01.2013 — "Don't leave me now"


11-12.01.2013 — "Don't leave me now"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s7.uploads.ru/TXNZp.gif

Дата: 11-12.01.2013 г.
Место: окрестности Дейл Сити, на пути из Вашингтона в Александрию
Участники: Tarek Hamedi, Rick Grimes, Vladislav Moljevic
Саммари: Риск - дело благородное, но так ли это, когда на мир пал на колени перед беспощадной чумой немертвых, безустанно уничтожающих жизнь? Стоит ли овчинка выделки?
Ненависть по национальному и религиозному признаку, по цвету кожи и даже разрезу глаз, казалось, осталась в прошлом. Или не все сумели побороть одолевавшую их прежде ненависть?
Прошлое имеет одну неприятную особенность - не уходит совсем, но раз за разом возвращается. принося с собой боль и воспоминания. А, иной раз, и просто смутно знакомые лица. Что, если случайности на деле не случайны?
Примечания: Погодные условия оставляют желать лучшего. Метель, пронизывающий ветер яростно бросает в лицо влажный снег. Небо затянуто тучами, луны и звезд не видно. Немногим за полночь ветер стихает, холодает, по прежнему идёт снег.

Отредактировано Tarek Hamedi (2018-08-25 00:13:33)

+3

2

Невозможно каждый миг быть настороже, слишком утомительно. Он даже не заметил, в какой момент всё пошло не так.
Группа, которой последний месяц держался немолодой араб, полностью подтвердила ранние наблюдения Хамеди, оставив того с горьковатым привкусом очередного разочарования и необходимостью в зачистке развалин дома, на одну короткую ночь приютивших в своём чреве троих мужчин и хрупкую девушку. Да, эти люди оказались слабы, слишком подвержены страстям и неспособны следовать намеченному плану, полностью отдаваясь лишь хаосу обуревавших их страстей. И этим подписали себе смертный приговор.
Выпущенная малышом Тедди просвистела над ухом, выбив каменную крошку из противоположной Тареку стены, заставив того вновь скрыться за тонкой, осыпающейся перегородкой. 
- Достану с-суку, - прорычал громила, судя по звуку, пытаясь совладать с заклинившим некстати пистолетом. - Завалю ублюдка!
- Она была заражена и должна была обратиться, - несмотря на совершенную аховость ситуации, голос Хамеди звучал подчеркнуто ровно, словно не он был загнан в ловушку словно дикий зверь, без возможности выбраться, не отведав при этом пули. - Я вынужден был сделать это.
Забористая брань, прозвучавшая в ответ, успешно скрыла щелчок затвора. Отставной патологоанатом поудобнее перехватил рукоять глока и, выждав момент, высунулся из укрытия. Грохнул выстрел, другой и, он был вынужден нырнуть обратно, в спасительную тень кирпичной стены. Оглушительно, хоть и запоздало, рявкнул обрез. Крепкий заряд дроби яростно хлестнул по тому месту, где несколькими мгновениями раньше находилась голова Тарека.
- Убью!
Пусть вялая, но всё-таки перестрелка, продолжалась уже без малого четверть часа, старательно уничтожая чужие людские нервы и запасы патронов. Прежде надеявшиеся выкурить араба уговорами, прихотливо смешанными с эмоциями, его бывшие товарищи по оружию с каждой минутой распаляясь всё больше. Разумные на первый взгляд доводы всё чаще сменялись яростными выкриками и отборной бранью. В то время, как Хамеди продумывал все возможные варианты решения данной конкретной проблемы.
- Убери оружие, Теодор, - араб напружинился, словно готовый к прыжку песчаный кот, - мы ещё можем разойтись миром.
Пустое. Все, присутствовавшие этим вечером в развалинах знали, эта заварушка может окончиться лишь чьей-то смертью - Тарека Хамеди или его противников, братьев Теодора и Эндрю Гамильтонов. Уравновешенного до чужого зубовного скрежета араба или отъявленных бандитов и, если так подумать, редкостных дураков. Хотя и от них была польза.
"Надо будет не забыть, проанализировать и зафиксировать реакцию подопытных на ситуацию 1-3", - мысленно подчеркнул патологоанатом, вновь высовываясь из-за укрытия и открывая максимально прицельный в его ситуации огонь.
- Дерь-мо...
- Энди!... Завалю сволочь!
Под аккомпанемент предсмертных хрипов младшего из братьев Гамильтон,  Хамеди вновь нырнул в тень, переводя дыхание и выщелкивая обойму глока. Один патрон. Араб невольно нахмурился, вновь возвращая обойму на положенное место. Щелчок. Привести пистолет в полную боевую готовность. Мысленно вознести молитву Аллаху.
Поганец оказался похвально быстр. Два выстрела прозвучали почти одновременно, да только Тарек, на сей раз, вышагнул из-за стены, выпрямившись в полный рост. В отличие от своего противника, предсказуемо застывшего у бездыханного до поры тела родного брата. Старший Гамильтон вскрикнул, прежде чем мешком свалиться на тело младшего. Хамеди, в свою очередь, отшатнулся, осаживаясь на пол и зажимая рукой рану на ноге.
- Чёрт!
Но игра стоила свеч.
Зажав рукой простреленную ногу, араб бросил на лежащих невдалеке двоих внимательный взгляд и, не увидев признаков неминуемого воскресания и обращения в ходячих, приложил все силы, чтобы подняться на ноги. Резкая боль, напомнившая о свежей ране, едва не вернула Хамеди на прежнее место, холодный каменный пол, но патологоанатом оказался сильнее. Плечом опираясь о стену, он пустился в обход Гамильтонов, стремясь как можно быстрее (в его-то нынешнем положении) добраться до оставленного у выхода рюкзака. Следовало вооружиться и зачистить место, а ещё лучше - уходить. Неизвестно, кого могла привлечь интенсивная и достаточно продолжительная стрельба.
Тихий стон, а вслед за ним и второй, прозвучали как-то слишком уж рано.
Штанина уже намокла от крови, каждый шаг отдавался в голове всё новой вспышкой боли, но Хамеди заставлял себя не останавливаться, упрямо шагая к намеченной цели. Метр, другой. Один из воскресших братьев поднялся на ноги, шатаясь и оглашая развалины леденящими душу стонами.
- Да чтоб вас всех, - не выдержал араб, в неуклюжем прыжке бросаясь к вещам. Неизбежное столкновение с бетонным полом заставило его взвыть от боли. В глазах потемнело, но рука уже нащупала холодный ствол охотничьей винтовки.
Грянул выстрел. Теодор С. Гамильтон рухнул, как подкошенный, открывая дорогу младшему брату. Винтовка выплюнула вторую порцию смертоносного свинца. Практически в упор. Промахнуться с такого расстояния было попросту нереально.
"Надо убираться отсюда, слишком много шума наделали", - мысленно выдохнул Хамеди, откидываясь головой на рюкзак и на краткий миг прикрывая глаза. "Нога... надо остановить кровь".
Заставить себя делать хоть что-то оказалось непросто, да только желание выбраться из передряги живым вновь взяло верх. Он вновь застонал сквозь плотно сжатые зубы, пытаясь как можно плотнее перебинтовать поврежденную ногу. Один тур бинта, второй. Пара таблеток сильного обезболивающего и, поморщившись от перспектив, Тарек потянулся за рацией.
- Говорит араб. Нужна помощь. Повторяю, нужна помощь. Нахожусь а окраине Дейл Сити, - за этими словами послышалась небольшая заминка. - На Керстен стрит, напротив парка Кловердейл.
Не самые точные координаты, но конкретнее он сказать попросту не мог, до указанных домов ещё надо дохромать, а это почти полтора квартала. Полтора чертовых квартала с простреленной ногой, тяжелым рюкзаком за спиной, сквозь мороз, пургу и сгустившийся мрак.

До нужных домов он добрался уже глубоким вечером, забредая в ближайший и без сил падая у стены. Холод собачий, но хоть нет ветра и бьющего прямо в лиц снега. Усталость, боль и обезболивающие препараты делали своё дело, Хамеди с трудом боролся со сном. Вот только ему ещё предстояло продержаться до подхода подкрепления. Не уснуть, чтобы не околеть. Держаться.
- Говорит араб. Керстен стрит 5, напротив парка...

+1

3

Это ещё от зимней одежды, — мелькнуло в голове. — Летом будет легче. Летом всегда легче.
Но к лету должно что-то измениться, иначе я до лета не доживу.

Евгений Гришковец. Рубашка

Когда-нибудь все это должно кончиться. Не сегодня, не завтра, но свет в конце тоннеля просто обязан появиться. С наступлением холодов, а потом зимы, природа растратила прежние краски, все больше смешиваясь в грязные унылые тона. Птицы улетели в более теплые края, а деревья сбросили лиственные наряды и уснули до весны, забирая вместе с собой последние остатки жизни. Наступал период покоя и настоящего единения с природой. Лишь редкие выжившие, копошащиеся в сугробах рыхлого снега все еще напоминали собой признаки населенности планеты. Им не страшны ни морозы, ни холод, остатки инстинктов заставляли двигаться бренные тела в поисках своего перевернутого грузовика с пряниками.
Было холодно. Выдыхаемые порции горячего воздуха молниеносно оседали на слегка отросшей щетине, делая ее все более и более похожую на бороду Санты. Щеки и нос начинало покалывать, а пальцы не спасали уже даже перчатки. Пора было возвращаться домой: в тот дом, где вкусно пахнет ужином и слышен детский счастливый смех. Как же это было давно, пожалуй сейчас и припомнить довольно таки трудно, порой и вовсе начинало казаться, что былые мир, радость и жизнь существовали только лишь в подсознании, где-то в альтернативном мире, но не здесь. После двух суток без сна появилась резь в глазах, они устали и слипались, вынуждая что-то предпринять для обеспечения достойного отдыха и даже ночлега. Однако вместо отдыха судьба подкидывала Рику очередную задачку, словно намеревалась извести собственными шарадами.
Колесо автомобиля увязло в снегу и теперь пробуксовывало, образовывая наледь в колее и еще сильнее погружаясь в рыхлый снег. машина рвет вперед до хрипа мотора, однако по-прежнему буксует на месте, распаляя в душе бессильную злобу. Решив не усугублять и без того не слишком завидное положение, Граймс заглушил двигатель, экономя топливо и вылез наружу, дабы своими собственными глазами узреть масштаб бедствия, обходя машину со стороны задних колес. Еще не все потеряно, но вместе с тем так быстро справиться не получится. Дабы высвободить машину из ледового плена понадобится лопата или лом, на худой конец, но ничего подходящего с собой не имелось.
Рик бессильно выдохнул, сощуривая глаза, когда взгляд плавно скользит по ближнему рубежу, оценивая его плюсы, минуты и коэффициент полезности. Уже темнело, хотя на часах еще только начало пятого. Снег валил крупными хлопьями, танцуя и раскачиваясь в воздухе от малейшего дуновения ветерка, а едва стоило им столкнуться с человеческой кожей, как снежинка таяла, оставляя после себя мокрый след. По такой тихой погоде только прогуливаться за ручку с любимой женщиной и согреваться от объятий и поцелуев. Однако в данный момент времени обнять Граймса мог разве что ходячий. Не факт, конечно, что он согреет и поцелует, но все же определенные эмоции вызовет однозначно. Не стоило привлекать не нужное внимание, даже не смотря на то, что на первый взгляд  округа пуста и безжизненна. Рику нужно выспаться и отдохнуть, иначе до Александрии сможет добраться разве что его бестелесный дух, оставивший бренное тело где-нибудь в сугробе. Кто-то говорил, что криогенная заморозка позволит сохранить тело до лучших времен, пока человечество придумает эликсир бессмертия, однако что-то подсказывало, что в данных обстоятельствах "клиенту" придется ждать очень долго. Не желая превращаться в подобие неприкосновенный запас мяса для ходячих, Граймс вытащил с переднего пассажирского сидения большой рюкзак, забитый всяким полезным найденным хламом, перекинул за лямку его через плечо и направился в ближайший, от машины, дом, намереваясь переночевать в нем.
С усилием переставляя ноги, каждый раз те проваливались по колено в снег, лишая мужчину последнего запаса сил и максимально удлиняя оставшуюся дистанцию. За то долгое время, что Рик провел в разъездах, он, казалось бы, разучился разговаривать, по привычке прокручивая все в голове, однако когда силы были на исходе, а каждый пройденных шаг приравнивался к подвигу, губы непроизвольно начинали шептать не то молитву, не то проклятия. И все же порог чужого дома позволил ему поверить в то, что все аки кто-то на небесах за ним присматривает и помогает. Откинув взмокшие волосы рукой назад, мужчина осмотрел входную дверь, толкнул ее от себя и прислушался к звукам внутри. Похоже он чист.
Пришлось потратить еще немного времени на изучение развороченных внутренностей, некогда уютного семейного гнездышка, обустройство спального места, добиваясь безопасности и надежности от дверей, окон и прочих мест, откуда угроза может нагрянуть внезапно, Рик пришел к выводу, что местечко и правда годное. бросив рюкзак на обеденный стол и немного покопавшись в нем, на столе оказалась банка едва не просроченной тушенки и какие-то то ли сухари, то ли хлебцы, так сразу не разберешь, но вместо хлеба подойдет почти идеально. А еще Граймс плюнул на все меры безопасности поведения и развел внутри газовой плиты костер, сжигая в нем остатки рассохшейся мебели и тряпки, дабы сообразить себе чего-то на подобие чая, только без заварки, не то от постоянного питания на сухую желудок и вовсе слипнется. Отыскав  в грудах посуды небольшую турку для кофе, Рик вскипятил в нем питьевой воды, запихнув в нее под конец какой-то травы для запаха, цвета и вкуса. Этому его научила одна старушенция, с которой свела судьба еще в тюрьме, возможно способ получить чай несколько странный, но действенный. Оставалось лишь поужинать и завалиться на самодельное спальное место до утра, ощущая как горячее тепло разливается по остывшим конечностям болевыми покалываниями. Он даже не заметил как провалился в сон.
Прошло по меньшей мере несколько часов, прежде чем веки Граймса дрогнули и приоткрылись. Рука сама собой потянулась к топору,хотя тело все еще молило об отдыхе. Двигаться совершенно не хотелось, к тому же, судя по завываниям ветра на чердаке, погода на улице заметно ухудшилась. Метель теперь забивала окно снегом, стучась в него так, словно просилась к огню. В помещении стало заметно холоднее, поэтому угли затухли и практически не источали тепла. Если выдохнуть, то даже в доме можно заметить облачко пара от дыхания. Со стороны Рика тратить драгоценные спички и время на сон и тепло было слишком расточительно, однако это необходимо для выживания, а значит имеет свое оправдание перед собственной совестью.
Не смотря на все уговоры и весомые доводы Карла, отказать парню в совместной поездке оказалось правильным поступком, по крайней мере теперь не приходилось беспокоиться еще и за него, хотя это ничуть не отменяет постоянных мыслей о детях, заставляя раз за разом возвращаться в Александрию. А вернуться было главнейшей задачей для Рика в этой поездке.
Едва позволив себе успокоиться и списать звук на собственные сновидения, как он вновь повторился тихим шипением. Признаться этого ожидать было просто не возможно. Последние батарейки, даже не использовавшиеся, должны были испортиться очень давно, аккумуляторы разрядиться, но все же какая-то неведомая сила заставила рацию в рюкзаке ожить. Рик рванулся к нему, вытряхивая все содержимое прямо на стол, пытаясь отыскать рацию как можно быстрее, словно от этого зависела его собственная жизнь.
В кромешной тьме отыскать искомую вещь оказалось не так просто, однако вскоре рация все же попалась под руку и теперь Рик пытался настроиться на волну. Кто это был не известно: возможно Спасителей занесло каким-то ветром в эту глушь, а может кто-нибудь таким образом держит связь со своей группой или просит помощи. Зажимая предмет между пальцами, мужчина пытался крутить колесо волны очень аккуратно и медленно, боясь пропустить нужную частоту и в конечном итоге, после лихорадочного стремления одержать победу в этой маленькой войне, до слуха донеслись обрывки фразы, что-то о помощи, Дейл-Сити и какого-то парка. Наименование "Кловердейл" казалось знакомым, так, словно Рик только недавно видел его где-то или слышал. Вообще-то, он уже далеко не тот наивный парень, который отдаст с себя последнюю рубаху, помогая другим, можно даже сказать, что от него вообще ничего не осталось, однако когда человек в беде, пройти мимо, особенно находясь не слишком далеко от нужного места, сможет пройти разве что камень или кто-то из Спасителей.
Высунув свой нос за дверь, пришло осознание того, что выходить в такую погоду не особенно хотелось, вообще не хотелось и плевать на эти призывы по рации, но потом Рик же будет корить себя за равнодушие. Одевшись, он вышел на улицу, укрывая лицо от колючих снежинок, впивающихся в кожу лица, добрался до оставленного автомобиля, распахивая дверцу со стороны пассажира, погружаясь в салон. Где-то в бардачке должна была лежать карта.
Подсвечивая себе светом в салоне и старательно водя по листу бумаги пальцем, Рик изучал местные названия до тех пор, пока не наткнулся на нужное, прикидывая сразу же расстояние, направление и время, которое будет затрачено. Конечно его нельзя назвать армией спасения от слова "совсем", но все же почему бы и нет? Как говаривал их "главнокомандующий" по округу Кинг: "Оставление в опасности - есть верх человеческой жестокости и равнодушия", а Рик себя таковым не считал никогда.

0


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 11-12.01.2013 — "Don't leave me now"