the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

Обновление в Блоге АМС! Читать обязательно!
Перекличка! Обязательно отметиться всем тут!
— Заполняем инфу по общинам и готовимся к переводу времени!
— Заканчиваем "Вечера с... мистером Зомби и мистером Некто"!

годность; расточительный; главнейший; прирученный; уговоры

Сейчас в игре: дек/янв/фев'2012/2013.

Террор общин Спасителями продолжается. Вокруг Вашингтона становится всё больше Ходячих мертвецов. До сих пор не выяснено, кто убивает выживших. Тем временем, Жнецы Апокалипсиса готовятся к военному столкновению со Спасителями >>>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » За пределами тьмы » Ориджинал — "Дамы и господа, за бортом апокалипсис"


Ориджинал — "Дамы и господа, за бортом апокалипсис"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/G1kgc.jpg
http://s7.uploads.ru/bXIGT.jpghttp://sg.uploads.ru/vmsiw.jpg

Дата: 2010 год - всё только начинается...
Место: Аэропорт Кеннеди.
Участники: Cassandra Shaw и Maxwell Hunter.
Саммари: Да хоть сколько прячься за стеклом иллюминаторов или собственных очков, действительность всё равно тебя настигнет. Пара людей среди десятков своих попутчиков оказывается в эпицентре тех событий, из-за которых, собственно, вся эта долгая история и длится. и конца этому не видно. Хотя, начало тоже не сразу разглядеть можно.

Отредактировано Maxwell Hunter (2018-10-15 21:09:12)

+2

2

Она раздраженно щелкнула переключателем, включая кондиционер и откидываясь на спинку кресла. Чёртов день не задался с самого начала, а уж конца и края неприятностям да мелким недоразумениям и вовсе не было видно.

За 20 часов до приземления.

- Филип, милый, ты с ума сошел, - голос ирландки дрожал от едва сдерживаемой злости. - Я в отпуске и пошли вы к чёрту со своими сумасшедшими идеями. Меня нет!
- Кэс, детка, не истери, - стоявший напротив миниатюрной рыжеволосой женщины, дородный агент лениво похлопывал по ноге дорогой кожаной папкой, отчаянно стараясь скрыть зевоту и совсем уж откровенное проявление скуки. За те восемь лет, что он работал на Шоу, труднее всего оказалось привыкнуть к нежеланию горе-писаки принимать активное участие в пиаре себя и своих работ. - Штаты - отличная площадка, несмотря на все эти слухи последних недель. Продажи вырастут в разы!   
- К дьяволу продажи, я хочу обратно на море!
Случайные свидетели столь громкого выяснения отношений с удивлением и даже некоторой опаской оглядывались на спорящих, но когда чужое мнение волновало Кассандру Шоу?
У себя на родине, в далекой Ирландии, она слыла дамой весьма эксцентричной, с непростым характером и, подчас, слишком завышенными требованиями к окружавшим её людям. Популярная и неплохо продаваемая писательница, любительница дебатов на политические темы и, заложница чужих интересов. Затворница в миру, она терпеть не могла публичные выступления, которые не касались бы споров о политике, но раз за разом выдергивалась своим агентом на мероприятия, должные повысить продажи и без того ходовых книг.
- Отдохнёшь в другой раз, а сейчас бери билет, рейс через два часа. В аэропорту тебя встретят, я договорился. Закинешь вещи в гостиницу и бегом, шучу, на машине тебя отвезут в студию. Запись через двадцать три часа.
- Ты издеваешься? - от подобного графика, лишившего её заслуженных каникул на лазурном побережье, становилось дурно. - Я только с самолёта, между прочим. Ты ведь не позаботился прилететь из Парижа в Марсель, но вызвал меня, а теперь и дальше посылаешь. Сволочь ты, Филип, редкостная!
- И человек, который помог малоизвестной ирландской бумагомараке прогреметь на весь мир.

Четыре часа спустя.

Как и следовало ожидать, везение Кассандры сработало без осечки. Вылет задержали, что поставило под угрозу и без того трещащие по швам сроки. В сон клонило неимоверно, настроение было испорчено сорванным бесцеремонно отдыхом, да и с соседями не повезло от слова совсем.
"Если это бизнес класс, то я - любовница Чарли Хоги", - раздраженно фыркнула она, стараясь игнорировать визгливый голос силиконовой жгучей брюнетки, вызывавшей у Шоу стойкую ассоциацию с контуженным пекинесом. В какой-то миг захотелось отвесить крикливой дамочке пару крепких затрещин, но это уже попахивало бы снятием с рейса. "Зато вернешься в Марсель, к теплу и спокойствию", - тихо шепнул внутренний голос.
На этом веселье не закончилось.

Где-то над Атлантическим океаном.

- Дамы и господа, пристегните ремни безопасности, входим в зону турбулентности, - вещала попеременно на французском и английском миловидная стюардесса, вихрем проносясь сквозь бизнес класс, дабы уделить крохи внимания прочим пассажирам рейса Париж - Нью-Йорк.
- Ещё не лучше...
Пожалуй, недосып и волнение перед предстоящим мероприятием делали своё дело. Даже слишком активно. Не прошло и нескольких часов после взлёта, как Кассандра резко уверовала во всех Богов к ряду, только бы удержать в желудке остатки трапезы, помнившей ещё уютное кафе на одной из площадей Марселя. И старания сохранить лицо, пусть попеременно то бледневшее, то буквально зеленевшее, были направлены не только на борьбу с тошнотой, но и нежелание побеспокоить сидевшего рядом мужчину. Представительного, другие бизнес классом и не летают, но от чего-то вызывавшего в душе Шоу целую гамму не слишком приятных чувств. Страха не было, скорее из разряда "таких лучше не трогать", легкое неприятие, да и некоторая неуверенность давала о себе знать.
Ещё каких-то десять лет назад, будучи простым библиотекарем, Кассандра смотрела на таких вот представительных ребят, как на нечто едва ли не сверхъестественное, касту небожителей, которым доступны все блага этого мира. И не сказать, что подобное ей нравилось. Многое изменилось с выходом в свет её первой книги, Шоу познала удовольствие от обладания немалыми деньгами и... продолжила относиться к тем самым "небожителям" с прежней нелюбовью. Разве что теперь она старалась избегать открытого проявления своих чувств.
Самолёт качнуло раз, другой. А после и вовсе затрясло, словно в припадке.
- Господи, - тихо выдохнула Кэс, - за что?

Спустя 12 часов после взлёта.

Тревога в салоне ощутимо возросла. Тихие перешептывания и натужные, совершенно неестественные улыбки экипажа холодили сердце, а уж их попытки успокоить некоторых особо нервных пассажиров и вовсе наводили на определенные мысли. До посадки в Нью-Йоркской воздушной гавани оставались считанные минуты, но уже на подлёте к городу многие, сидевшие у иллюминаторов (в их числе была и Шоу) почувствовали укол безотчетного страха. Даже с высоты были видны столбы дыма, поднимавшиеся над городом.
- Простите, мисс, - обратилась Кэс к пробегавшей мимо стюардессе, - это как-то связано с теми беспорядками, о которых говорили в новостях? Вы не в курсе?
- Простите, мэм, но у меня нет никакой информации. Прошу, верните спинку кресла в вертикальное положение и пристегните ремни, мы скоро заходим на посадку.

+1

3

Максвел ворчливо усаживался в кресло , на свой рейс он опоздал и поэтому вместо бизнес-класса пришлось довольствоваться свободным местом в рядовом салоне. Раздражение усилилось после того, как справа от него разместилась пожилая женщина с большой клеткой из которой дико орал перепуганный кот..
-Мадемуазель. беруши и таблеточку кетатифена  можно мне принести? - сопровождая своё обращение к стюардессе в красной юбочке громким аллергическим чихом, спросил мужчина.
Тяжело бороться с дискомфортом, когда привык к дорогму обслуживанию своей персоны. А привыкнуть было время и финансы позволяли брать от жизни только лучшее. Хантер был успешным шоу-меном, а именно  иллюзионистом. Это он с легкостью прилюдно пилил напополам стройных блондинок, заставлял исчезать из поля видения египетские пирамиды. Он, конечно не был раскручен не на столько как Копперфильд в своё время, но уже наступал на пятки его былой популярности, еще чуть –чуть и его имя будет греметь по всему миру. Ну а что может этому помешать? У Максвела прекрасный, пронырливый даже, агент, частые приглашения на телевидение, а сейчас из Франции он везет в своем портфеле хороший контракт, по которому уже через четыре недели у него будет собственное шоу на одном из Парижских каналов, а там и для нью-йоркской  студии очередь подойдёт. Ко всему нужно добавить  харизматичную внешность Хантера и приличное наследство, доставшееся ему от деда. Характер только был не самый покладистый – слишком уж много пафоса  и претензий к людям.
-Простите, но лекарства в салоне мы не даём, - ответила стюардесса, но отметив как капризно сдвинулись брови мужчины, добавила , - Я что-нибудь придумаю. А пока пристегнитесь, пожалуйста, мы сейчас будем взлетать.
С тяжелым вздохом Максвел откинулся на спинку кресла и резко щелкнул креплениями ремня. К его удовлетворению, старушка сняла со своих колен клетку с питомцем и поставила ее под кресло.
-Вы уж простите, но Комарик не любит авиаперелеты, а я не могу оставить его одного, он без меня скучает очень. Он сейчас успокоится и не будет Вам докучать – соседка суетливо пыталась оправдаться за свою животину, чем еще больше раздражала Хантера, - Вы знаете, ему уже пятнадцать лет и кто знает, дождался бы он моего возвращения. Я лечу в Нью-Йорк. Вы же тоже в Нью-Йорк, - как будто на рейсе Париж-Нью-Йорк  есть варианты, - там моя внучка, от старшей дочери девочка, выходит замуж. У нее такая прекрасная пара, - и тут она принялась рассказывать в подробностях о достоинствах жениха. С тихим стоном Хантер сжал зубы, единственное на что он надеялся сейчас, что Боинг совсем скоро начнет набирать ход, зашумят его двигатели и этим звуком хоть немного приглушат поток словесности болтливой пассажирки. На его счастье так и случилось. минут через пятнадцать бесконечный разговор пожилой женщины смешался с вибрациями моторов и он задремал.
В основном полёт был довольно ровным, правда, пришлось есть какую-то непонятную пищу из бумажных контейнеров и запивать это всё растворимым кофе, но Хантер терпеливо сносил эти неудобства ровно до того момента, как самолёт  изрядно не начало трясти и мотать в разные стороны.
-Ой-ой-ой, - соседка вцепилась своей сухонькой рукой за его предплечье.
-Спокойно, мадам. Это всего лишь зона турбулентности, сейчас всё устаканится, - он попытался отцепить ее пальцы от своей рукава, беспокоясь за то, чтобы ткань дорогого,  сшитого на заказ парижским кутюрье,  костюма не пострадала. Мельком он взглянул через  неширокий проход. Там сидела интересной внешности обладательница роскошной рыжей копны волос.
-Ну почему места при регистрации распределяются так, словно я нанес удаче кровную обиду и она мне теперь мстит, - подумалось мужчине.
Воздушные ямы закончились о  чём подтвердил капитан борта. А через некоторое время по салону к хвосту одна за одной быстро прошагали две стюардессы с нескрываемым в глазах волнением. Через минуту туда же прошел и стюард, игнорируя какой-то вопрос от парня, сидящего впереди.  Это обеспокоило иллюзиониста и он решил узнать в чем дело. Он встал и направился в их сторону, но одна из девушек  в форме опередила его  желание поинтересоваться о происходящем:- Вы присядьте, пожалуйста. Всё в порядке, - больше никаких подробностей не последовало, а персонал, поджав губы, в броуновском движении перемещался от каюты экипажа к хвосту и обратно.
По салону поползло щемящее волнение.
— Простите, мэм, но у меня нет никакой информации. Прошу, верните спинку кресла в вертикальное положение и пристегните ремни, мы скоро заходим на посадку, - мимоходом сделала замечание одна из стюардесс.
Спокойнее от ее комментария не стало.
Максвел посмотрел в иллюминатор – зрелище хоть и было захватывающим. но черт возьми, пугающим. Над приближающимся городом виднелись столбы черного дыма.
-Дамы и господа, - из колонок над головами раздался голос капитана – пристегните свои ремни, наш самолёт заходит на посадку.
И всё, ни тебе о температуре за бортом, ни слова о скорости и о том как команда рада была совершить этот перелет. Короткая фраза и тишина после нее.
Отовсюду послышались вопросы с истеричными нотками, где-то заплакал ребенок, кто-то пытался встать со своего места – начиналась паника.  Старушка вытащила из клетки кота и прижала его к своей груди. Как ни странно, она молчала.
Боинг немного тряхнуло – это шасси коснулись взлетной полосы. Никто не аплодировал, как это принято при посадке. Все пассажиры пытались разглядеть через стекло своих окон что же происходит, но никакой ясности не было.
-Уважаемые пассажиры, соблюдайте спокойствие. Оставайтесь на своих местах до команды пройти на выход.
Но какое там! Уже все стояли на ногах и толкаясь продвигались к дверям. Хантер тоже отказался от идеи тихо сидеть и ждать, он со своим потрфелем протискивался через спины менее расторопных.
У выхода стояла одна единственная представительница экипажа – хрупкая молодая девочка с короткой стрижкой. Пожалуйста, пожалуйста, - робкий ее голос мало подходил для того чтобы усмирить распирающее весь самолет напряжение. Ещё немного и ее просто выдавят через дверь наружу, но тут подали трап и дверь открыли не варварским способом. А вот народ повалил на воздух с настроением диких викингов, захватывавших в своё время города.
Паника – нет страшнее зверя в человеческом мире. Она съедает весь цивилизованный налет приличия.
Никто не понимал что происходит, более того. не понимал что он сам делает. Кто-то оступился на ступенях, упал, затем еще один, третий, образовалась куча-мала из тел, упавшие не могли подняться, а другие просто лезли по головам.
Каким-то образом Максвел оказался невредимым на земле. Он успел оглядеться – трап никто не сопровождал из служащих, не было и автобуса, что должен был довезти их до здания аэропорта. Без понятия что делать дальше и чего ожидать он направился было в сторону стеклянных дверей, ведущих в терминал как слышал: – Комарик! Комарик, ну где же ты, - это его соседка звала  своего кота, откуда-то из недр человеческой кучи, а кошачья морда пряталась под колесом.
-Чтоб тебя, - Хантер поднял чью-то брошенную полупустую сумкуимспортивную сумку, отпихнул нескольких людей и вызволил из плена старушку, удостоверился что та не травмирована. Потом схватил за шкирку животное и запихал его в найденный трофей. Сунул этот груз в трясущиеся руки женщины.
– Держите и идите в аэропорт. Там, наверняка, вся ваша родня уже ждёт.
И без дальнейших слов направился к зданию.
Необходимо было выяснить что за чертовщина творится.
-

+1

4

Обстановка накалялась. Летевшие рейсом Париж - Ньй-Йорк люди, словно предчувствуя сгустившиеся над ними тучи страшной беды, ощутимо нервничали. Впрочем, возмутительно непрофессиональное поведение экипажа лишь подливало масла в огонь, тут и там, от носа самолёта, до самого его хвоста вспыхивали мелкие конфликты и жаркие споры. И лишь долгожданное приземление немного разрядило обстановку, на жалкие несколько минут. А после - началось.
Кассандра покосилась на циферблат наручных часов, мысленно подсчитывая время, оставшееся до начала записи треклятого шоу, после чего страдальчески закатила глаза. Если ситуация в городе и впрямь столь плоха, а полиция не может совладать с протестующими, то Шоу ждут многокилометровые пробки.
"Видимо придётся ехать сразу в студию. С корабля на чёртов бал", - мысленно проворчала она, отстегивая ремень безопасности и выжидательно смотря на франтоватого соседа. Тот вставать явно не спешил. "Сволочь!". Впрочем, этим он уберег Кэс, вероятно невольно, от форменной свалки, образовавшейся подле трапа. В итоге самолёт ирландка покинула одной из последних, уже будучи взвинченной до предела, благо причина тому была и не одна.
- Давай же... давай, - в её голосе не было тревоги, лишь чистейшее раздражение, вот-вот готовое перейти в злость. Закинув на плечо небольшую спортивную сумку с вещами, на сбор чемодана ей банально не оставили времени, да и в планах Кэс было долететь лишь до Парижа, не более, женщина быстро шагала в сторону темного, словно вымершего терминала. Не замечая этого, не чувствуя сгустившейся в воздухе тревоги, лишь отчаянно пытаясь дозвониться до водителя, чей номер был указан в прилагавшихся к билету и ваучере на гостиницу документах. Толпа прибывших постепенно редела, кто-то забежал вперед, другие поотстали, чувствуя зарождавшиеся в душе непонимание и страх. Что-то неправильное было в аэропорту Кеннеди, не  укладывавшееся в привычные рамки.
Под ярким ласковым солнцем блестели, словно дорогие игрушки, замершие на маневровых дорожках и отведенных им местах всевозможные самолёты, начиная от небольших частных лайнеров и заканчивая боингами да прочими воздушными гигантами. Неподвижны были служебные автомобили, словно брошенная второпях, застыла посреди взлетно-посадочной полосы миниатюрная в сравнении с прочей техникой скорая. И везде - ни души.
- Простите, прошу прощения, - ловко лавируя среди прибывших, Шоу уверенно продвигалась к терминалу, стуча по бетону невысокими каблуками дорогих кожаных туфель. Впереди показались долгожданные двери, быстро разъехавшиеся при приближении людей и, острое чувство неправильности, ирреальности происходящего разрядом тока ударило писательницу. Она резко остановилась, невольно провоцируя опрятно (и видно, что дорого) одетого мужчину с портфелем, которого обогнала совсем недавно, резко податься в сторону. Но не заметила этого, лишь встряхнула головой, отгоняя наваждение и списывая всё на усталость и нешуточное нервное напряжение. Надо было идти дальше, поскорее пройти паспортный контроль и ловить такси, если недотепа водитель изволил опоздать.
"Время - это деньги", - часто повторял Филип, и эта фраза, давно набившая Кэс оскомину, всплыла в памяти как нельзя более своевременно. Заглушила укол страха, не позволила внимательно прислушаться к интуиции и даже оглядеться по сторонам. И, кто знает, как обернулось бы дело, не торопись Шоу вперед, но она предпочла действовать.
Шаги нескольких десятков людей - передового отряда пассажиров злополучного рейса, гулким эхом отдавались в пустых коридорах здания аэропорта. Тихие шепотки да сдавленная ругань единственно нарушали принятое негласно правило молчания, поворот за поворотом, шедшие точно в смертельную ловушку, люди не встречали на своём пути никого.
- Какого чёрта здесь происходит? - ругнулась под нос Кассандра, невольно замедляя шаг и всё более хмурясь - её новый смартфон, дорогая по меркам простого работяги игрушка, обещавший ловить связь едва ли не везде, показывал отсутствие таковой. Никакой сети. В Нью-Йорке. Нонсенс! Но, факт оставался фактом. Тем временем, первые из пассажиров уже подошли к воротам паспортного контроля...
По пустынным коридорам прокатился истошный визг.
Рыжеволосая ирландка замерла как вкопанная, лишь только завернув за угол и встретившись взглядом с причиной столь бурной реакции одной из пассажирок. Посреди одного из проходов, меж пустыми теперь будками паспортного контроля (по меньшей мере две из них были изнутри забрызганы кровью) лежало окровавленное детское тельце, над которым завис, рыча словно зверь, один из сотрудников аэропорта. Его некогда белая рубаха была местами порвана и покрыта пятнами крови, из полуоткрытого рта свисал кусок алой плоти, но страшнее были глаза. Это существо, Шоу никак не удавалось, даже мысленно, назвать его человеком, обводило подоспевших к месту его трапезы людей отрешенным взглядом мутных белесых глаз.
Кэс попятилась, не находя в себе сил даже закричать. Впрочем, это за неё успешно сделал кто-то другой, на что из коридора донесся нестройный ответ приближавшегося к выжившим множества стенающих голосов.

+1

5

Вот живешь себе, планы сторишь. назначаешь свидание. репетируешь речь. короче говоря живешь так. словно будешь жить вечно и нет причин задумываться о том, что все эти хлопоты так ничтожны для мирового пространства.
Вот взять Максвела, несколько часов назад он строил планы на своё новое будущее, вот это самое новое и рухнуло на его голову. Новее не придумаешь…  Но не всё новое – это залог дальнейшей интересной и успешной жизни. Разве мог представить  себе иллюзионист в дорогом костюме, что скоро будет желать иметь в своих руках не портфель из кожи крокодила, а клинок, который мог бы сразить хищника куда кровожаднее, чем несчастное земноводное животное.
В аэропорту царил хаос, но не тот, что свойственен данному  месту, а какой-то пугающий, холодящий  своей энергетикой мозг. Кругом было очень темно, можно было всё свалить на аварию в электропроводке, вот только это мало походило на внештатную ситуацию системы. Нигде не было видно ни одного служащего, ни одного представителя полиции – сплошная вакханалия. Из небольших окон  под потолком вдоль узкого перехода, проникали солнечные лучи, но они только подчеркивали несуразность обстановки.
Приближаясь быстрым шагом к стойкам паспортного контроля , Хантер услышал предостережение своего внутреннего голоса, но не внял ему, а зря.
Истошный женский крик прорезал его слух, а взгляд уловил картину, способную ввести в ступор любого.
На полу , прям перед его ногами, какой-то мужчина вгрызался в тело маленького ребёнка. Да-да, своими зубами рвал невинное тело и заглатывал его со звериным рвением.
Куда делась вся щепетильность Хантера, он ринулся в схватку с жутким извращенцем в порыве спасти ребёнка. Портфелем наотмашь врезал ему по лицу, но  тот, как будто и не почувствовал удара, напротив, с ещё большей ожесточенностью вонзил свои челюсти и в, без того, истерзанное тело малыша. Первой реакцией мужчины было крикнуть в призыве копов, но вторая, посланная его мозгу собственной интуицией, заставила отскочить в сторону. К кровавому месиву, неуклюже передвигая ногами, двигалась фигура женщины. Максвел успел разглядеть, что вся её грудная клетка была выворочена наружу, какие-то куски мяса вывались из нутра. Подобные раны показывали в новостях после очередного теракта, в котором людей рвало на части взрывом тротила. Хантер был далёк от медицины, но понимал – такие раны с жизнью не совместимы.
Мозг пытался найти и обработать полученную информацию, найти во всём этом разумное зерно, но только беспомощно трепыхался в черепной коробке.  Прижавшись спиной к стене, Максвел парализовано наблюдал  за происходящим, не сводя с этого сюрреалистичного  действа взгляда. Кто знает, к чему бы это привело, из ступора его вывел отблеск света от волос рыжей женщины, той самой, которую он видел ранее в самолёте. Мужчина схватил её за руку, не понимая, собственно, что делает.
-Бежим отсюда!
Он потащил незнакомку в обратном от выхода направлении, снова в сторону взлетной полосы. Почему? Да потому что со стороны выхода в город творилось явно что-то необъяснимое и, однозначно, опасное.

+1

6

Накатившую дурноту можно было бы списать на долгий перелет и стресс последних полутора суток, но Шоу не имела привычки обманывать себя. Нет, всё дело было в той дикой, совершенно нереальной картине, что открылась её глазам.
Каннибализм в Нью-Йорке? У всех на глазах? Безумие какое-то, - похолодела ирландка, буквально застыв на месте. Ноги отказывались повиноваться, в голове бились одни лишь, полные страха, вопросы. Краем сознания она понимала, что нельзя стоять на месте, нужно что-то предпринять, куда-то пойти, но... всё оставалось по прежнему. Она молча смотрела, как обезумевший сотрудник аэропорта жадно пожирает тщедушное детское тельце, слушала ропот, крики и бесконечные вопросы подошедших пассажиров севшего недавно боинга. И бездействовала.
Вспотевшая рука отчаянно сжимала ставший вдруг бесполезным смартфон. Полубезумный, полный страха и недоумения взгляд был прикован к картине отвратительного пиршества, а мысли, те оставили измученную женщину. Лишь нечто далекое от осознания, не способное оформиться даже в смутный образ, настойчиво пыталось привлечь внимание ирландки.
- Мой Бог, да что же тут происходит? - одними губами прошептала она, прежде чем ощутить рывок, буквально выведший её из ступора.
Кэс едва не вскрикнула от неожиданности, но рвавшиеся на волю слова испуганного возмущения застряли даже не в горле, но в груди женщины. Слишком резко вернувшейся в ужасную своей иррациональностью реальность. Накатившую волной звуков, образов и запахов, прежде Шоу незамеченных.
- Какого чёрта? - выдохнула она, вскидывая на незнакомца испуганный взгляд. И тут же сжалась, услышав холодящие душу стоны, стремительно приближавшиеся к зоне паспортного контроля. Эти звуки, напоминавшие скорее об обитателях загробного мира, нежели о людях, заставили рыжеволосую ожить. - Бежим, - одними губами прошептала она, после чего, бросилась за мужчиной.
Необычно темные для столь крупного аэропорта переходы сливались в один длинный коридор. Оглушительное биение сердца не позволяло расслышать даже торопливый перестук невысоких каблуков, бегать на которых Кассандра научилась ещё в далекой юности. Страх окрылял, но лишь крепкая мужская рука, уверенно сжимавшая её руку, не позволяла ирландке провалиться в объятия паники.
Быстрее, быстрее!
- Сюда! - сверкнувшая в голове мысль нашла мгновенное отражение в действиях писательницы. Смутно знакомая табличка заставила Шоу дернуть руку человека, которого она теперь могла называть своим спасителем. - Стойте же!
Она тяжело дышала, но отчаянно давясь насыщенным удушливой вонью воздухом, пыталась донести до мужчины свою мысль.
- Они приближаются, слышите?
Сливавшиеся в один, леденящие душу, стоны десятков безумцев (Кэс ещё предстояло узнать, что они такое ныне) теперь доносились куда отчетливее, перемежаясь истошными криками недавно прилетевших из Парижа людей.
- Коридор один и он выведет нас к самолёту. А там - тупик, всё, никуда не деться! - истеричные нотки нет-нет, да проглядывали в голосе Кассандры, хоть та и держала себя в руках, страстно желая выбраться из этого кошмара. - Идёмте, там табличка служебного хода. Попробуем выйти там, может обойдём этих ненормальных! Прошу, пойдёмте! Нельзя нам к самолёту! Надо прорваться в город...

0


Вы здесь » the WALKING DEAD » За пределами тьмы » Ориджинал — "Дамы и господа, за бортом апокалипсис"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC