the WALKING DEAD

Объявление

Админ-состав: mr.Someone & mr.Zombie


МИСТЕР НЕКТО
глава по связям с общественностью
(работа с неофитами; pr; развитие),
отвечаю за общее продвижение интересов форума.


МИСТЕР ЗОМБИ
администратор-квестоплёт
(сюжет; аркады; квесты; миссии),
отвечаю за общую работоспособность форума.

Добро пожаловать на литературную ролевую игру
по мотивам вселенной "Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

— Обновление дизайна ♥ Ура нашим заслуженным игрокам ♥
Обновление в "Блоге администрации" от 10 января 2019г.
Важно! 6 марта 2013 года - нападение ходячих мертвецов.
— Новая жертва страшных пыток: "Вечера с Иисусом".
И не забываем о заполнении инвентаря общин.

нескорый; сплясать; испитый; побеседовать; допрашиваться

Сейчас в игре: март 2013 года.

Спасители всё ещё терроризируют мирные общины, которые, кажется, и не собираются давать им отпор. Между Спасителями и Жнецами воцарилось перемирие. С севера штата идут толпы ходячих мертвецов, и с каждым днём их становится всё больше... >>>

О ПОГОДЕ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 06.03.2013 — "Настоящий враг"


06.03.2013 — "Настоящий враг"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s8.uploads.ru/WlgFQ.png

Дата: 6 марта 2013 года.
Место: Александрия.
Участники: Alice, Carl Grimes, Negan, Rick Grimes.
Саммари: Почти на две недели раньше положенного срока Спасители явились в Александрию. Издевательский поступок по отношению к общине, урезанной в ресурсах вдвое, а в этом месяце вынужденной платить дань и вовсе дважды.
У Спасителей и у Нигана лично есть свои причины проявлять к александрийцам особую, показательную жестокость.
Вопрос лишь в том, чем Нигану ответит (и сможет ли ответить?) руководитель не самой спокойной общины выживших?


Ранним мартовским утром к воротам Александрии подъехали два фургона Спасителей.

- Примечание -

Очерёдность постов: первыми отписываются Рик и Карл (неважно в какой последовательности), далее - Ниган. Через пару-тройку кругов постов - Мастер Игры, затем снова названные участники и только затем к отыгрышу присоединяется Элис.

+5

2

Сборы дани для Спасителей проходили под натужный скрежет, ибо с каждым разом за более или менее ценными вещами приходилось уезжать все дальше. Александрия содрогалась под давлением необходимости, держась на честном слове и плечах Рика Граймса. Временами хотелось все бросить, послать к чертовой бабушке и уехать. Куда-нибудь, все равно куда, лишь бы подальше от всего этого дерьма, останавливали лишь дети и ответственность за людей. Они не выживут сами по себе: ленивые, своенравные, привыкшие, что все им досталось просто за красивые глаза, оставшись без группы Рика просто напросто подохнут от голода и теперь Граймс не мог всех их бросить. особенно после того, как сам же и заварил кашу со Спасителями.
Начало марта не слишком весеннее, особенно если посмотреть на столбик термометра. Ночью так и вовсе завывает под крышей сильный зимний ветер, заметая дороги и тропинки. Становится ясно, что тепла ждать еще не скоро, но так хочется уже погреться под лучами солнца, чтобы грязный талый снег поскорее сошел на нет, обнажая жухлую прошлогоднюю траву. Рик появился на крыльце своего дома довольно таки рано, он вообще привык подниматься  засветло, словно в крови уже вовсю разгуливается старость и бессонница. Постоянно нервное напряжение и опасение за людей не способствуют мирному сосуществованию со всеми в принципе, в том числе и с самим собой, ходячие по-прежнему никуда не пропали, они как тухлые подснежники, показываются из сугробов и продолжат свое существование, желая побыстрее добраться до теплого свежего мяса.
Стоя на крыльце, мужчина окидывал взглядом просыпающуюся Александрию, когда кто-то из охраны периметра услышал звук мотора. А потом все резко стало хуже. У ворот общины ждали своего часа два грузовика Спасителей. Почему-то Рик сразу понял, что этот день станет одним из самых длинных и тяжелых дней за прошедшие две недели с лишним. Он знал, что просто так их никто не ждал, потому что эти ублюдки сами себя зовут на чай, однако странным было другое. Александрия только недавно расплатилась с ними своим добром и не успели еще найти что-то полезное и стоящее, физически не успели бы этого сделать. Как можно уполовинить то, чего нет?
Рик стиснул зубы, слегка прищуривая глаза, он слишком хорошо помнил, чем заканчиваются такие татарские набеги на общину, а также и то, что сделать с этим или как-то возразить не может. И дело вовсе не в оружии, которого нет, а в том, что им ничего не стоит убить человека просто так, из шалости и никто не застрахован от лишней дыры в теле. Граймс также не мог не понять, что возможно провиант и прочие безделушки Спасителям не нужны, это так называемый акт показательной порки, дабы не повадно было строить козни, только идиот этого не поймет.
Громкий гудок клаксона заставил стекла в доме позвякивать, сдвигая бывшего помощника шерифа с места. Смена, охранявшая ворота быстро обернулась в его сторону и, получив утвердительный кивок, принялась поспешно отворять ворота, пропуская машины внутрь Александрии. Рик не спеша направлялся им навстречу, уже предвкушая увидеть ухмылку на лице Нигана или его приспешника. Его чёртова бита, раскроившая черепа Абрахама и Гленна, снова будет маячить у самого лица, словно достопримечательность, угрожая проделать тоже самое с его собственной головой. Рик остановился недалеко от фургонов, инстинктивно касаясь рукояти топора. Стоило держать себя в руках и молить Господа, чтобы не нашлись такие умники, которые заходят проявить свой норов, тем самым подставляя себя, общину и Рика. Как бы ни хотелось уберечь александрийцев от беды, Спасители - существа непредсказуемые, не поддающиеся контролю и пониманию. Им не знакомы понятия морали и нравственности, лишь собственная исключительность и вседозволенность, но когда-нибудь.... Когда-нибудь все будет иначе, все изменится и, поднявшись с колен, община сможет расправить крылья. Ну, а пока, неплохо было бы встретить "дорогих гостей".
Рик приблизился к фургонам, остановившись на достаточном расстоянии, дабы не приходилось подставлять руки боярам для поддержки, ибо целовать их в зад никто не собирался. Ворота вновь закрылись, а все взгляды были устремлены на приезжих. Все ждали и напряжение все явственнее ощущалось в воздухе.  Ветер лишь усиливался, неся вместе с собой запах смерти. Мужчина обернулся на дом, дабы удостовериться, что его дети внутри, хотя Карл уже достаточно взрослый, чтобы принимать собственные решения, пусть не всегда правильные и обдуманные. Наверняка он захочет выйти и высказать очередную колкость в адрес Нигана, как это было ранее, лишь бы не перегнул палку. Больше всего в жизни Рик боялся потерять своего сына, которому итак не сладко пришлось в жизни, и конечно же боялся терять маленькую Джудит. Это все, что у него осталось от прежней жизни, от Лори, наконец. Самое большое горе для любого родителя, это пережить собственного ребенка, поэтому всякий раз, когда Карл показывал характер, в глубине души у Граймса все обрывалось.
Он видел уже лицо Нигана, самодовольное и ухмыляющееся, сидевшего в фургоне на месте пассажира, стараясь выдохнуть, перед очередной, не слишком приятной встречей.

+3

3

Весеннее ленивое солнце успело подняться над горизонтом ввысь, а Карл уже был на ногах – или, точнее, сидел на полу, прислонившись к холодной стене спиной. Он привык вставать рано утром – еще раньше, чем много лет назад, чтобы успеть к первому уроке в школе. Школы давно не было, она ушла вместе с цивилизацией в прошлое и стала забытым реликтом, а необходимость по-солдатски подниматься с рассветом вошла в привычку. Как многие другие вещи, незаметно ставшие неотъемлемой частью повседневности и выработанные памятью организма. Некоторые в общине до сих пор не были приучены к подобным мелочам, и потому за окном Александрия всё ещё просыпалась. Иногда Карлу казалось, что в текущих условиях им всем бы не помешало организовать работу по строгому графику и плотно заняться разведением животных или садоводством. Из-за увеличенного радиуса поиска вылазки за ограду стали занимать больше времени, большая часть найденных съестных припасов не годилась в пищу, а смотреть на то, как Спасители обдирают александрийцев до нитки и оставляют выживать впроголодь, успело осточертеть. Калу очень хотелось взять оружие в руки и поменять правила игры, но за прошедшую зиму успел частично охладить свою жажду мести и злость и поставить перед собой более серьезные вопросы. Чтобы победить Спасителей, им нужно выжить, а чтобы выжить, им нужно не только сплотиться в единый кулак, но и не загнуться от голода.
Слушая шаги за окном, Карл вздохнул. Он вытянулся у стены в пустынной комнате, где из мебели была только детская люлька. На коленях у него сидела маленькая Джудит, заспанная, но уже требовавшая внимания в столь ранний час, и водила маленькими ладошками по глянцевым страницам большой книжки со сказками Андерсена, кутаясь в плед. Карл любил младшую сестрёнку, опекал её и берёг, как того негласно требовали обязанности старшего брата. Он возился с ней в свободное время, делая перерывы между вырезанием зомби у стен общины и поисками полезного лута – носил на руках, играл в ковбоев и индийцев, всегда приносил из походов небольшие подарки, вроде забытого в колледже набора мелков или детских игрушек в магазине. Карл знал, с чем ей придётся столкнуться в новом жестоком мире, по опыту знал, чего она лишится – чего уже лишается сейчас – и хотел ненадолго задержать в беззаботном детстве. Джудит еще росла, была маленькой и беззащитной, непроницаемой к тем ужасам, что творились за стенами. Однажды она с ними столкнётся – но пусть бы не сейчас. Сейчас он готов читать ей сказки, а не учить стрелять из пистолета.
Джудит повернулась к нему и легко тронула за рваный край рубашки, и Карл, прочистив горло, продолжил:
- «И он затаился в камышовых зарослях, и над головой его летали дробинки, разносились выстрелы», - прошуршала страница, Джудит с предвосхищением замерла, ожидая новых красивых картинок. «Гадкий утёнок» Андерсена пестрил яркими, зелёными иллюстрациями – в отличие от сказки, в жизни таких пейзажей не отыскать. – «Стрельба стихла только к вечеру, но утёнок еще долго боялся пошевелиться. Прошло не меньше пары часов, прежде чем он решился встать, осмотреться и помчаться дальше», - со стороны улицы раздался отдаленный шум двигателя, но Карл только мельком взглянул в окно – возможно, раньше времени вернулась группа добытчиков,  – «по полям, по лугам. И ветер дул такой страшный,» - шум не стихал, но и грохота от ворот Граймс не слышал; что-то здесь не так… - «что утёнок еле-еле мог двигаться…» Ну-ка, дай я поднимусь, Джуд…
Он аккуратно пересадил сестру на пол, вытянулся во весь рост, разминая суставы. Разворачивая закатанные рукава и поправляя ворот – скорее, механически, из необходимости что-то взять в руки, чем привести себя в порядок – и подошел к окну. Жирные точки, расплывающиеся за грязным стеклом, после внимательного рассмотрения оказались грузовиками. Спасители. Чёрт бы их всех побрал.
Карл, пообещав Джудит вернуться и в знак верности слову прижавшись к её макушке на секунду щекой, стремительно выскочил в коридор – забрать из своей комнаты пояс с ножом. Тем же быстрым шагом он вернулся за сестрёнкой и подхватил её на руки. Больше всего он не хотел, чтобы кто-то из этих людей посмел притронуться к ней. Проскочив лестницу с легкостью атлета, он застал на кухне Мишонн, и если не ей, то кому еще после отца он мог доверить одного из самых близких людей?
- Спасители, - коротко пояснил, передавая сестрёнку вместе с пледом и книжкой, которую Джудит не выпускала из цепких ручонок. Мишонн, которая, казалось, старалась раствориться всякий раз, стоило на пороге заявиться одному из нигановских лейтенантов, без лишних слов взяла ребёнка на руки. – Забери Джудит в церковь, они редко туда заходят, - а ещё там есть Габриэль, которому Карл тоже доверял. – Я скажу отцу.
С крючка в прихожей он сорвал джинсовую безрукавку и обрывистыми движениями надел её, попадая в прорези с первого раза. Тут же нахлобучил шляпу и дернул на себя дверь. На крик Мишонн в спину «Карл, повязка!» он только махнул рукой – потом. Всё потом.
Едва не вприпрыжку он дошагал на отца, пытаясь на ходу пристегнуть пояс. Холодный воздух неприятно прихватывал за глаз, где стягивались уродливые шрамы, и Карл сдвинул прядь волос, чтобы как-нибудь прикрыться. Когда наконец поравнялся плечами с отцом, он бросил несколько ненавидящих взглядов на ворота и тихо произнёс:
– Пап… Что ещё им нужно от нас? – вопрос был бы риторическим, если бы не одно но: Спасители приехали раньше срока, причем настолько, что непонятно, что они собирались забрать на этот раз, если ещё не вернулись добытчики. Разве что могли половицы выковырять из дома или сорвать клумбы. Карл бы совсем не удивился. – Джудит у Мишонн, я попросил отнести её в церковь, там безопаснее, – Карл сузил внимательный глаз. В одном из фругонов сидел Ниган собственной персоной, и тяжело было сдержаться от того, чтобы не скрипнуть зубами. – Это Ниган... Я предупрежу Габриэля, скажу, чтоб не высовывались и были внимательны, – младший Граймс кивнул Рику, что готов выполнить иные поручения, если таковые у отца имеются, и быстро развернулся, чтобы успеть уйти быстрее, чем Спасители выгрузятся.

Отредактировано Carl Grimes (2019-01-15 01:06:24)

+3

4

Есть вещи, которые я не готов был прощать или забывать. И если с тем дерьмовым (дерьмовым? Просто дерьмовым? Убийственно-дерьмовым!) случаем на Спутниковой станции мы разобрались, более-менее сведя счёты, то побег Диксона и вдовушки Ри всё ещё был не проходящим зудом в заднем проходе. Плевком в рожу, которого просто так - без воздаяния - я оставить не мог.

Сразу после побега Дэрила Диксона и Мэгги Ри (который пришёлся на то же время, когда Люси пропала из Святилища), я отправил своих людей в Александрию, чтобы те прочесали общину, нашли беглецов и вернули их обратно в камеры. Но поисковый рейд результатов не дал. Как и следующий. И ещё один за ним. В конце концов, я оставил Александрию в покое, пообещав, что однажды заставлю их жрать своё же собственное дерьмо. За открытое неповиновение пары человек ("и не стоит забывать о Мелиссе и Аланне") расплатится - "блядь, пусть даже не сомневаются" - вся община.

"Надеюсь, свобода двух человек стоила нескольких голодных месяцев десятков людей... И всего того, что я для них ещё приберёг".

* * *

Сегодняшнее утро не отличалось хорошей погодой. Нос мёрз, ладони леденели, а порывы холодного ветра пытались колко пробраться под одежду, причиняя дискомфорт.

Я передёрнул плечами и резво забрался в машину. Ещё только начало светать, а мы уже выехали в трахнутую Александрию, чтобы нанести визит на две недели раньше положенного срока.
"Надеюсь, Рику понравится сюрприз", - с ухмылкой подумал я, удобнее устраивая зад на переднем пассажирском сидении фургона. Моя кровожадная сучка Люсиль мирно покоилась на моих коленях, чистенькая и симпатичная, как юная девственница.

Дорога бежала вперёд стремительно. Быстро проплывающий за оконным стеклом пейзаж навевал тоску. Деревья, деревья, блядские деревья... Обочины собрали всевозможный мусор: от ржавых останков машин и их частей, до обрывков картона и пластика, о чьём былом предназначении теперь уже даже догадаться было невозможно. Кое-где встречались мёртвые тела, лежащие в грязи, словно горы гниющей позапрошлогодней листвы. Ещё чаще встречались ходячие мертвецы: некоторые выглядели совсем разваливающимися, другие же с моего места казались свежими.

- Блядь, тебе не кажется, что ходячих стало больше? - поинтересовался я у сидящего на водительском месте Уэйда.
Уэйд хмуро подтвердил мои опасения.

Когда мы прибыли в Александрию, уже совсем рассвело, и солнце уже довольно высоко повисло над горизонтом, похожее на большую сверкающую тарелку на голубой скатерти небосвода.

- Глядите в оба, парни! И как следует перетряхните этот трахнутый курятник! - произнёс я в рацию, затем повесил её обратно на пояс.
Александрия гостеприимно распахнула ворота трём грузовикам Спасителей.

- Ри-и-ик! - самодовольно улыбаясь, воскликнул я, после того, как проворно выбрался из фургона. Замерев напротив лидера трахнутой Александрии, закинул мою вампирическую детку на плечо и дружелюбно подмигнул старшему Граймсу. - Не ждали? А мы вот решили навестить вас в этом месяце по-раньше. Так как неебически сильно соскучились по своим любимым приятелям.

Я наградил Рика-грёбаного-Граймса ещё одним подмигиванием, затем мой взгляд вырвал из толпы начавших собираться вокруг нас александрийцев подростка в шляпе шерифа.
"А вот и младший Граймс..."
- Карл, ты куда, приятель? - я послал насмешливую ухмылку в спину сына Рика. Люсиль нетерпеливо перекочевала с одного моего плеча на другое. - Иди сюда, поздоровайся со мной и моей подружкой, - я звучал и выглядел блядски дружелюбно. Только моя вампирическая детка продолжала казаться злой, жестокой и агрессивно настроенной сукой.

Тем временем мои люди покинули машины. С оружием наперевес, рассыпались по территории Александрии, беспардонно вламываясь в жилые дома и общественные места. Спасителям был отдан чёткий приказ забрать всё, что не приколочено - всё, что может представлять хоть какую-то ценность для александрийцев. И особый приказ был отдан на случай встречи с Дэрилом Диксоном, Мэгги Ри, "Аланной" или "Мелиссой": задержать живыми или мёртвыми.

+4

5

Не сложно догадаться, что с появлением на территории Александрии "гостей", кто-то прятался в доме, словно он мог стать неприступной крепостью, а кто-то напротив, слетался на фургоны и жуткую харизму Нигана, желая поиграть в русскую  рулетку без правил и без самой игры. Рик спиной ощущал приближение сына, его шаги и звук слегка хлопнувшей входной двери выдавал парня, но оборачиваться к нему не стал, ожидая пока тот остановится рядом. Он вновь и вновь задавал все тот же вопрос, на который Граймс старший уже даже не пытался реагировать. Естественно им что-то было нужно, наверняка свербит в заднице навестить того, кто посмел жестоко расстрелять его людей, а потом всякий раз нервировал непокорным взглядом. Да, Ниган мог перебить всех, поставить к стенке и приказать нажать на спусковую скобу, мог забрать все, до последнего гвоздя и старых жвачек под столешницами, но все это не имело никакого смысла, если конечно гениальный предводитель имел пару козырей в рукаве. А ведь он всегда располагал ими, не так ли?
Граймс посматривал на то, как по-хозяйски окидывал угодья лидер Спасителей и как его цепные псы брызгали слюной, готовые исполнить любой приказ своего хозяина. Лицо мужчины каждый раз превращалось в театральную маску, не выражая абсолютно никаких эмоций, даже если кровь вскипает от осознания того, что происходит. Пока еще Александрия прочно стоит на коленях, опуская голову практически до земли и возможно Спасителям удастся их сломить, втоптать в грязь, но это не отменит того факта, что Рик продолжит каждым взглядом убивать Нигана раз за разом. До последних дней, последних минут своей жизни.
Карл сказал, что оставил Джудит с Мишонн, дабы та укрылась с ребенком в церкви, Граймс не мог не испытывать гордости за собственного сына. Он стал таким взрослым и ответственным, мужество и жажда жизни были намного сильнее, чем боль и смерть, витавшие над ним не единожды за столь короткую жизнь. И все же парень явно пошел в Рика, так, что временами мужчина видел в нем собственное отражение. Ответственность за маленькую Джудит целиком и полностью легла на его плечи, прочно входя в обязанности, связывая по рукам и ногам необходимостью частенько бывать дома, в то время как парень рвался в бой с ходячими и Спасителями. Только этим Рик еще мог влиять на сына и пытаться как-то оградить его от случайного укуса, хотя целиком и полностью воспринимал парня как равного себе, однако до последних дней Карл будет для него ребенком, плотью и кровью. Мальчишка поспешил в церковь, в то время как в поле зрения нарисовался Ниган со своей неизменной Люсиль. "Ну надо же, наверняка всю ночь натирал ее до блеска", мимолетно пронеслось в голове мужчины, налетевший порыв ветра взметнул отросшие курчавые волосы, заставляя передернуть плечами. Ниган привычно отсвечивал широкой ухмылкой, потому как назвать это добродушной радостной улыбкой в контексте Спасителей просто не получалось, закидывая Люсиль на свое плечо. "Мимо ехали и решили заскочить по-дружески? А фургоны случайно под рукой оказались наверное", губы Граймса поджались, ему вообще стоило титанических усилий, дабы сдержать презрение и ненависть к этим ублюдкам, но не сделай он так и кому-то из александрийцев может здорово достаться, этот урок усвоен и пройден. Рик сохранял молчание, пока внимание говорившего переключилось на Карла, похоже Ниган чертовски прикипел к чужому сыну, если раз за разом обращал на него свое внимание, возможно завидовал, а может даже сожалел, что не имеет своего. Где-то в глубине своей черной души, ибо Рик сильно сомневался, что у лидера Спасителей есть сердце.
Людей вокруг стягивалось все больше, каждый с содроганием ожидал очередного погрома, проживая тягостные минуты целую вечность. Хотелось надеяться лишь на то, что в этот раз не окажется никого, кто бы горел желанием открыть свой рот или каким-либо образом выразить недовольство. Пусть эти псы уберутся восвояси и вот тогда каждый сможет подойти и ткнуть пальцем в Рика, обвинив его в сложившейся ситуации. Забавно, что при этом, ни один не захочет что-либо сделать для того, чтобы хоть как-то приблизить долгожданную свободу, ни один не сделает о собственной воле что-то ради всей Александрии. Как же это раздражало, пожалуй даже больше, чем наглые налеты спасителей.
Между тем Граймс сделал несколько небольших шагов вперед, перехватывая внимание Нигана на себя, произнося абсолютно спокойно свои слова:
- Вы приехали слишком рано. Мы не успели собрать достаточно..., - Рик старался не смотреть в глаза Нигана слишком долго и прямо, мало ли что кроется в его хитроумной тыкве. Ну и за одно, дабы сдержать себя от непреднамеренного удара промеж глаз, потому как нервное напряжение нарастало с каждой секундой, а за каждой улыбкой и приветливым словом лидера Спасителей плохо скрывалась угроза, - нам нужно еще немного времени. - Собственно брать у александрийцев было нечего, разве что начнут двери снимать и окна, одеяла забирать и подушки, что будет уж совсем мелочно и абсолютно не прибыльно для их общины, потому как подобного дерьма хватает везде, только копни. Рик ненавидел себя в этот момент. Ненавидел за то, что выпрашивает дополнительное время для общины, за то, что вынужден покорно держать Люсиль, когда этого захочется Нигану. Ненавидел за то, что приходилось покорно принимать его закидоны и терпеть поведение его людей. Ненавидел за то, что приходилось ждать удобного момента и вся эта ненависть и злость копились день ото дня. С каждым явлением Спасителей в Александрию. Когда-нибудь он положит этому конец, нужно только немного потерпеть, всего лишь чуточку.

+3

6

Карл ходил быстро, а бегал ещё быстрее, но скрыться из виду вовремя не успел. Из домов высыпал народ, с лицами такими же землистыми, как у ходячих мертвецов. Придерживая шляпу рукой, он влип в толпу стягивающихся за спиной отца александрийцев – Господи, как же вы здесь все сейчас не нужны – где и потерял драгоценное время. Голос Нигана, который Карл всегда воспринимал не иначе, как издёвку или насмешку комедианта, который начинает выступление на сцене, вынудил его остановиться и стиснуть зубы. Желание выразить открытое неповиновение было подавлено холодной логикой: лишний раз выводить из себя лидера спасителей не имело смысла, ведь платить за это будет не сам Карл, а непременно кто-то другой. Если что младший Граймс и смог вынести из жёстких наказаний, во время которых чёртова бита рассекала воздух и обрушивалась на человеческие головы, превращая их в мозговую кашицу, так это то, что Ниган дёргал за струны человеческой привязанности и чувство ответственности. Отчаянный храбрец, бросившийся на алтарь жертвы, не понесет груз ответственности за свою жизнь, потому что он превратится в одного из тех самых смердящих трупов; а вот кому захочется жить с мыслью, что чья-то смерть была спровоцирована его неосторожностью? Это удар не ниже пояса, а в самую суть человека, и ощущается хуже, чем загонять иглы под ногти.
Карл бросил полный отчаяния взгляд на одинокое божье пристанище в отдалении, мысленно понадеялся, что компания Спасителей не станет заглядывать буквально под каждый камень. Потому что несмотря на выработанную выдержку, он не был уверен, что смог бы сохранить холодное сердце при виде ублюдков, протягивающих загребущие лапы к Джудит. Он мысленно запрещал им даже находиться рядом с ней – до того его закормили гнев и ненависть к этим «людям».
Карл заскрипел зубами, собрал руку в кулак и разжал, чтобы успокоиться и сбросить с лица всякие эмоции. Поэтому, когда он развернулся вполоборота перед расступившимися александрийцами, в глазу у него уже не отражалось беспокойство. Только презрение. Один в один как у отца – тот же холодный прищур, та же поза. И то, что он послушно остановился, вовсе не значило, что склонил голову. Потрепанная рубашка, тяжелые походные ботинки, нож на бедре, верная ковбойская шляпа и темный уродливый шрам вместо правого глаза  только усиливали это впечатление.
Приближаться Карл не стал, предпочитая сохранять дистанцию в десяток футов и отвечать ненавидящим взглядом вместо слов. Внутри этих высоких стен Ниган вряд ли мог рассчитывать на чью-то разговорчивость в принципе, потому как его деланного – или искреннего, что ещё хуже – энтузиазма в общине никто не разделял. Сцена принадлежала ему одному. С визитами Спасителей из Александрии вообще выветривались все разговоры, и контрастно светлые улицы всегда набивались угрюмым молчанием. Ничего удивительного, если учесть, сколько бед, горя и отчаяния Спасители привезли в эти края.
Карл промолчал, плотно сжав губы до тонкой полоски. Быть вежливым и приветливым он тоже не намеревался, не говоря уже о том, чтобы подыгрывать этой раздражающей манере принимать биту за нечто одушевленное. Вместо того, чтобы поздороваться, Карл бы с большим предпочтением послал Нигана вместе с его излюбленной Люсиль в задницу или прострелил глаз в отместку – чтобы его грёбаные шутки обернулись против него самого. Вот только условий ни для первого, ни для второго он не имел. Как и не имел Рик, вынужденный отвечать за толпу, сбившуюся в тихую кучу за его плечами. Под довольные рожи Спасителей ему приходилось сцеживать слова, которые от него ожидали. Что ещё Ниган не успел сделать, чтобы попытаться унизить лидера в глазах своих сторонников?.. Когда-то Карл молча злился на отца за это жалкое пресмыкание, словно они все добровольно выходили постелиться под чужую подошву и позволяли вывалить себя в дерьме, а затем начал понимать. Пусть и не полноценно, но постепенно вникал в суть тяжелого бремени лидера, когда ради чего-то большего необходимо задушить в себе гордость и сделать усилие.
Во всей Александрии у старшего Граймса не было надёжнее союзника, чем родной сын, и Карл, не в силах что-либо сделать или подсказать, смел только надеялся, что Рик ощущает эту опору – даже стоя безоружным перед человеком, который с невероятной охотой и удовольствием вытаптывает достоинство и смеётся в лицо.
Мимо прошёл кто-то из плечистых шкафов из Святилища, не стесняясь показать своё превосходство и в грубости, но от ощутимого тычка Карл даже не зашипел в ответ. Слишком был сосредоточен на единственной мысли: однажды он отомстит не только за жизни друзей, но и за отца.

+1


Вы здесь » the WALKING DEAD » Планета Страха » 06.03.2013 — "Настоящий враг"