the WALKING DEAD

Объявление

Добро пожаловать на литературную
ролевую игру по мотивам
телевизионного шоу и серии комиксов
"Ходячие мертвецы" Р.Киркмана.

Сейчас в игре: окт/нб'12. Спасители терроризируют Хиллтоп, группу Рика в составе Александрии и Королевство. За стенами общины ещё более опасно: ходячие всё также голодны, выжившие – злы и непредсказуемы. Подробнее >>>

ВНИМАНИЕ! ОЧЕНЬ! ВАЖНО! Anna Kovets, Carol Peletier, Danielle Torres, Daryl Dixon, Diesel, Eleanor Price, Lloyd Solter, Lucy Morgan, Rick Grimes, Sasha Gavrineva необходимо заполнить дополнения к анкете!

NEW! У администрации проекта появилась страница ВКонтакте. Держим связь оперативнее!

Подробности - в блоге АМС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the WALKING DEAD » Прогулка с мертвецами » ❖ 12.10 — вечер — "Проверка на веру"


❖ 12.10 — вечер — "Проверка на веру"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s0.uploads.ru/rbd20.jpg
Готов ли Рик Граймс поверить незнакомке? Готова ли поверить ему она?

Одиночка в этом мире - это как бомба замедленного действия. Что принесет она? Спасение, пользу или разнесет к чертовой матери ворота Александрии и впустит внутрь демона?

Очерёдность: Hope Singer, Rick Grimes.

+5

2

Проблемы начались ещё в тот момент, когда она решила поиграть в самостоятельную и опытную выживальщицу и оторвалась от пары таких же одиночек. Слабая надежда выбраться из всего этого дерьма и пересечь Потомак накрылась в тот момент, когда Гордон героически и совершенно идиотично напоролся на небольшую групку ходячих, частью которой стал прямо у неё на глазах. Их осталось трое и некоторое время они двигались вдоль железки, пока не разошлись во мнениях по поводу дальнейшего маршрута. Хоуп настаивала на том, чтобы они добрались до Арлингтона и там пополнили запасы.
В самостоятельной жизни существовал один огромный минус: как бы сильно вам не хотелось выжить, вы всё равно не готовы подчиняться кому-то другому. Особенно если видите, что ваш соратник тупит не по детски и вот-вот заведёт вас прямиком в лапы смерти. Так было в первые месяцы и так оставалось теперь, когда Хоуп Сингер двигалась через лес в гордом одиночестве.
Сколько прошло дней?
Карта, раздобытая месяцев шесть назад, служила слабеньким утешением, но не поводырём. Бесконечные ночёвки на раскидистых деревьях и совсем изредка - заброшенных домах, не давали отдыха. Хоуп скрипела зубами, но шагала, искренне надеясь, что хотя бы через пару-тройку дней найдёт захудалый населённый пункт и сможет пополнить припасы.
Большая мечта о возвращении в Роанок медленно гасла, как впрочем и солнце на горизонте. Так выглядел любой её день, различие было лишь в частоте встречаемых мертвецов и стремительно сокращающихся запасов воды. Судя по указателям, в Арлингтон остался далеко в стороне и единственной значимой точкой на пути её следования была Александрия.
"Да хоть Адом это назовите, только бы немного отдохнуть..."
Хоуп зацепилась за корягу и чуть не выругалась. За два года она много чего делала неправильно и каждый раз перед глазами вставал образ отца, укоризненно качающего головой. Жив ли он ещё? Есть ли хотя бы крошечный шанс, что он сумел пережить этот ужас? Она бы многое отдала за единственную встречу с близким человеком.
Поверхностный сон позволил постоянно напряжённым глазам отдохнуть. Близорукость - это настоящая катастрофа в условиях постоянной борьбы за жизнь, однако добыть очки не представлялось для неё возможным и Сингер научилась замечать мертвецов до того, как они обнаружат её.
Окрестности Александрии мало чем отличались от прочих виденных ею мест. На первый взгляд, всё здесь прибывало в таком же запустении и ходячие тоже были самыми обыкновенными: голодными, жалкими и опасными для соседства. Хоуп осушила бутылку с водой ещё утром и теперь страдала от жажды. Ещё не критично, но галочку в списке поставить определённо имело смысл. Этот самый "список ближайших дел" рос и рос, пока не собрался в некоторое подобие программы, конечная цель которой - выживание. В последние дни ей стало казаться, что ради этого она убьёт любого мертвеца или выжившего, если потребуется.
Такое направление мыслей пугало рыжую, но мучительная гибель от зубов гниющих была гораздо, гораздо страшнее.
После полудня стало очевидно, что Александрия не заброшенный город. Во всяком случае, следы пребывания здесь людей становились заметными: тщательно вычищенные постройки (ничего полезного, а ведь она побывала по меньшей мере в девяти домах!), ни одной машины на ходу. А вот мертвецов стало заметно больше...
Ходить кругами слишком долго она не могла. Но если Александрия была обитаема, то её могли пристрелить задолго до того, как она откроет рот и попросит о помощи. В конце концов, люди сейчас жутко нервные и бьют прежде, чем задают вопросы.

+7

3

Для александрийцев настали тяжелые времена. Прессинг со стороны Спасителей сдерживался едва-едва, члены общины боялись и уже не чувствовали себя защищенными. Раньше приходилось иметь дело преимущественно с ходячими, их стратегия нападения предельно ясна и не содержит в себе никаких сюрпризов. С людьми дело обстояло иначе.  Высокий забор, скрывающий людей заставил их  расслабиться, многие до сих пор живут в своем собственном мире, не готовые к лишениям реальной жизни, любой ходячий вызывает приступ отвращения и панического страха. Однако страшнее любого зомби, любого животного только люди. Только люди убивают сородичей не ради еды, а ради удовольствия. Не имея никаких моральный принципов и ценностей, подобная падаль сбивается в стаю и чем больше она становится, тем они наглее, не говоря уже о жестокости. Вместо того, чтобы всем выжившим объединиться и пробовать возрождать цивилизацию, люди умудряются и тут развести войну, не заботясь ни о чем, кроме себя. Каждый раз, когда Нигану взбредет в голову, его Спасители будут приезжать за своей данью и каждый раз они будут брать все, что захотят, от запасов, оружия и до трусов.
Не все понимали, что происходит, но когда в нос тычут пистолетом, количество вопросов заметно снижается. Во всей этой ситуации Рик осознавал, что Ниган непредсказуем, его нельзя проконтролировать, вычислить методику действия, любой, в его присутствии становился потенциальным трупом, включая его собственных людей. Именно поэтому, в его присутствии Граймс держался, стараясь не пересекаться взглядами. Он отвечал не только за себя и сына, но и за всех остальных. Теперь свободного времени просто не оставалось,  Рик находился в постоянном поиске предметов, которые заинтересуют Спасителей, зачастую отсутствуя по нескольку дней. По сути, следовало организовать больше вылазок, больше групп и Граймс об этом думал уже некоторое время, однако слишком велик был риск терять людей горстями, так как большинство не умели даже оружие в руках держать, а вырастить из неженок опытных бойцов за короткое время просто не реально. Курсы, проводимые Розитой годились лишь в качестве самообороны, что тоже полезно, но не в вылазках за периметр.
В этот раз Рик уехал один. В руках слишком много не унесешь, поэтому пришлось брать машину. Даже Карл и Мишон были не в курсе, куда именно он направлялся. Хотелось просто уехать, не глядя на карты, не читая указателей, просто выжимать из машины все, на что та была способна. Необходимость платить дань и постоянная жизнь в страхе тяготили, заставляя раз за разом возвращаться к событиям той роковой ночи. Оказалось, что в то самое время, пока он и группа пытались выживать, кто-то колотил себе империю таких же моральных ублюдков, которых в нормальной жизни Граймсу приходилось отправлять за решетку пачками. А теперь...теперь можно сколько угодно гадать, как повернулась бы к ним судьба, не зачисти они один из постов Спасителей. Как ни крути, пришел бы и их черед, рано или поздно, Ниган нашел Александрию, вот только Гленн и Абрахам могли остаться в живых.
Рик съехал на обочину и, заглушив двигатель, сидел какое-то время неподвижно. Он устал, смертельно устал. Все еще сживая кожаную оплетку руля, лицо мужчины не выражало ровным счетом ничего, ни тени эмоции, ни тени жизни. В какой-то момент его глаза нашли собственное отражение в зеркале заднего вида и это явилось последней каплей. На дорогу, из лесной зелени, едва передвигая ногами, вышел ходячий. Он медленно добрел до ниссана Граймса, принимаясь тарабанить по капоту руками с обвисшей кожей. На удивление зомби неплохо сохранился, еще слишком отчетливо проступали прижизненные черты лица. Скорее всего, каким-то невероятным способом, мертвец почувствовал присутствие живого существа и теперь пытался получить обед. Рик медленно выбрался, оставив дверь приоткрытой, на ходу вынимая из ножен нож. Поудобнее перехватив холодное оружие Граймс дождался, пока ходячий окажется совсем близко, чтобы с огромной силой пнуть его ногой. Он мог бы обездвижить зомби или сесть в машину и уехать, но это не входило в планы. Рик, не дожидаясь, пока ходячий сможет подняться, одним прыжком сократил расстояние, с яростью берсерка принимаясь наносить один удар за другим, сжимая рукоять ножа до побеления костяшек пальцев, с утробным рыком, срывающимся сквозь плотно сцепленные зубы, совсем не выбирая место для битья. Один, второй, десятый, он бил пока не выбился из сил, все еще не чувствуя облегчения. Свободной рукой Граймс зачесал назад выбившиеся пряди, опираясь другой о капот автомобиля, глядя как, все еще "живой" ходячий, упрямо скребет ногтями по асфальту в его направлении.
Немного восстановив дыхание Рик подошел к нему, с силой всадив лезвие по самую рукоять в его лысый череп. Послышался неприятный хруст ломающейся кости, мертвец затих прямо перед ботинками Рика. Вернувшись в машину он тихо хлопнул дверью, положил обе руки на рулевое колесо, водружая поверх них голову. Он на короткий миг прикрыл глаза, проживая в тысячный раз ту ночь, чувствуя как теплая кровь полоснула по щеке. Дэрил и Мэгги в руках этого ублюдка, а он ничего не может сделать иначе есть вероятность потерять еще больше людей. Ощущения безвыходности пожирало душу, крик сдавил горло. Горечь и боль утраты были настолько сильны, что в какой-то момент отразились на глазах влагой. Пара прозрачных слезинок сорвались с ресниц мужчины и разбились где-то внизу, глубоко вздохнув, Рик вновь завел мотор, понимая, что все это останется с ним навсегда. Ничего уже исправить нельзя, Гленна и Абрахама не вернуть, в то время как в Александрии оставались люди, которым нужна защита, нужен лидер, показывающий собой пример. Хотя какой, к черту, пример из Граймса. Он понятия не имел, как вылазить из этого дерьма и, откровенно говоря, пока вообще не думал в эту сторону.
Проехав несколько километров, Рик свернул на Вашингтон стрит, припарковал машину в неприметном месте, собираясь прошвырнуться по магазинам. Громко сказано, конечно, врятли в магазинах еще осталось что-то ценное, но проверить никогда не поздно. Стоило быть аккуратным и максимально тихим, дабы не навлечь на себя толпу мертвецов. Положив руку на кольт, Рик неспешно пошел вдоль улицы, направляясь к ближайшему заведению. Кажется это был некогда ирландский паб. Соваться в город в одиночку - верх безумия, но Рику требовалось побыть наедине с самим собой, чтобы хоть, просто почувствовать свободу, а не давящую атмосферу Александрии.
Флажки на входе в паб все еще висели. Выцветшие и потрепавшие, они все еще приветствовали посетителей, но той атмосферы уюта уже не создавали. Граймс тихо приблизился к двери, заглядывая внутрь. Не хотелось нарываться на дрейфующих ходячих и стать их обедом, но и возвращаться в общину с пустыми руками и половиной бака он не собирался. Кольт был мощным и верным помощником в борьбе с живыми и мертвыми, однако применять его в городе слишком рискованно, поэтому мужчина отдал предпочтение топору. "Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!"
Дверь с тихим, но до жути противным скрипом отворилась. Где-то под потолком зазвенел японский ветряной колокольчик, радуя слух легким перезвоном. Удовольствие можно было бы повторить, если бы не конец света и ходячие. Рик оглянулся по сторонам, прислушался к посторонним звукам, но в помещении царила тишина. Откровенно говоря она пугала даже больше, чем присутствие с тобой мертвеца в одной комнате. Прикрыв за собой дверь, в этот раз придерживая колокольчик. Изнутри паб оказался не таким большим, в прошлом он был достаточно уютным и наверняка собирал не мало гостей. Теперь же от былой роскоши не осталось и следа. Повсюду толстый слой пыли, тотальный беспорядок свидетельствовал о том, что это помещение уже подчищено и если что-нибудь тут еще и осталось, то скорее всего не представляло никакого интереса для общины, тем более для Спасителей. И все же Рик решил его обойти, заглянуть в каждый уголок и удостовериться, что нигде не завалялось ничего полезного. За стеллажами в кладовой обнаружилось спальное место, очевидно некоторое время паб служил для кого-то временным убежищем. Неприятная находка ждала его на кухне. Растерзанное тело женщины уже не настолько впечатляло, как это было раньше. Сейчас зеленовато-серый вид вздувшегося из-за жары тела, точнее его остатков и смрад, не заставлял отворачиваться и зажимать нос и рот руками. Все это настолько приелось, что абсолютно не воспринималось выжившими. Аккуратно переступив через труп, Граймс нагнулся, чтобы осмотреть нижние полки шкафов, когда заметил пистолет, валявшийся у плиты. Подобрав оружие он первым делом проверил исправность и наличие патронов. Магазин был только на треть пуст, значит бедняжку застали врасплох. Что же, наверное стоит сказать, что Рику жаль, но нет. Ему ровным счетом наплевать. Убрав пистолет за пояс брюк, мужчина продолжил осмотр, потянув рюкзак женщины на себя. Пришлось приложить усилия, дабы снять необходимую вещь с ее плеч, но оно того стоило - внутри, помимо обычного барахла, лежало несколько банок каких-то консервов, что-то болеутоляющие, вскрытая упаковка инсулина и шприцы. Очевидно умершая страдала диабетом. Скорее всего инсулин уже негоден, но Граймс решил его все же прихватить с собой, разберутся на месте, что с ним делать и можно ли использовать. Забрав все, включая старенький рюкзак, мужчина вышел из паба, вдохнув полной грудью свежего воздуха. Вокруг пока ни одного ходячего и это радовало.

+4

4

http://s3.uploads.ru/2BPYr.gif
Ещё один дом. Дверь и окна выглядели целыми. Не заперто, что не удивительно, но внутри никаких мертвяков. Крошечная кухня, навевающая мысли о кантри-музыке и небольшой семье с младенцем на руках. На светло-жёлтой стене ряд фотографий: радостных, полных давно потерянной жизни. Хоуп касается стекла и горькое чувство на миг отзывается сердечной болью.
Нельзя думать о них, как о людях. Уже нет. Мертвецы - только и всего.
Сингер осматривает шкафы, заглядывает в каждую банку, но там пусто. Даже лоток со специями вычищен. Мысль о том, что кому-то не плевать на привкус пищи вызывает в ней усмешку. Да, будь у неё возможность, она бы тоже забрала чёртовы специи с собой. Но её опередили и, судя по слою пыли, очень давно.
Дотошный обыск кухни не даёт результатов, но Хоуп Сингер не намерена уходить отсюда с пустыми руками. Что-то здесь должно быть: чистая одежда, бинты, фонарик - что угодно подойдёт. Она осматривает тёмную гостиную и две спальни на первом этаже. Одежда. Небольшой приз за усилия, а если будет вода - жизнь вообще покажется настоящей сказкой. Шмотки сворачиваются и отправляются на дно рюкзака. Хоуп почти не снимает его, потому что не готова потерять. Без его содержимого она станет трупом в течении нескольких часов. Часть её барахла таскается с ней с самого дома и греет то хорошее и светлое, что в ней ещё есть.
Хоуп прыгает в тщетной попытке дотянуться до лестницы на чердак. Что-то подсказывает ей, что под самой крышей есть коробки с хламом, в которых при желании можно найти оружие. Даже из тенисной ракетки можно сделать орудие убийства. И ещё множество практичных и полезных вещей, если очень захочется. А с воображением у Сингер всё в полном порядке.
В конечном счёте, она просто приносит табурет и добирается таки до чердака. Круглое оконце пропускает немного света и Хоуп принимается выпотрашивать коробки. Фотки, детская одежда, игрушки. Снова игрушки, опять альбомы. Набор мячей для гольфа, пара фонариков без батареек, которые она откладывает для себя. В узком ящичке ровными рядами покоятся гвозди - здоровые, дюймов по пять на вид. Такими можно пользоваться как одноразовыми ножами и Хоуп выгребает их, наскоро заполняя боковые карманы рюкзака.
Так-то!
Ни намёка на воду в доме не обнаружилось, так что следующим пунктом был любой, даже самый разграбленный магазинчик. Если хорошенько пошариться под прилавками, то горстка батареек просто обязаны отыскаться! Ну не может же ей не повезти?
Оптимизм - потрясающий двигатель. Хоуп выбирается из домика и несколько минут просто стоит на крыльце, прислушиваясь к звукам и вглядываясь в ближайшие постройки. Хочется найти себе очки и не чувствовать эту отвратительную беспомощность перед всем необъятным, недружелюбным миром. Чем дольше она смотрит, тем сильнее двоится в глазах.
- Так ты до дома не доползёшь, Сиг...
Замечание, впрочем, не облегчает ей жизни. Но улица выглядит пустой и тихой, а времени до темноты остаётся не сказать чтобы много. Оставаться здесь на ночь Сингер не хочет. Если здесь поблизости есть люди, она окажется не лучше любого вора. И вот тогда пиши - пропало. И как это раньше ей удавалось существовать рядом с целой группой?..
Перебежка через улицу должна быть быстрой и тихой. Неприятно торчать на открытом пространстве лишнюю минуту, но другого пути нет. По этой стороне ещё несколько убитого вида зданий, наверняка выскобленных до бела, так что рассчитывать на них Хоуп не стала.
Достать ставший родным ножик, разбить стекло, открыть дверь. Сделать пару глубоких вдохов и убедиться, что нежить не копошиться здесь. Нож, разумеется, не убирать.
Сувенирная лавка. Прелестно!
Мало кому захочется вывозить магнитики и флажки в такое время. Но здесь есть часы, а значит - батарейки. И, быть может, видавший виды кулер с водой где-нибудь в заднем помещении. Ей этого хватит, серьёзно. Ну, быть может ещё вот эту игрушку: она же маленькая и деревянная - много сил не отнимет.
Сейчас в ней говорит не взрослый человек, два года мытарствующий по городам и весям, и даже не приученная к строгости дочь священника. Нет, она только ребёнок, выросший прежде времени и привыкший думать о практической пользе гораздо больше, чем о приятных мелочах уходящей жизни...

Отредактировано Hope Singer (2017-10-30 23:12:30)

+5

5

Еще совсем недавно, подобное запустение и ходячие вызывали неописуемый ужас. Мозг пытался цепляться за обрывки воспоминаний, за одну единственную мысль о том, что такого просто не может быть. Кто мог подумать, что всеми любимая идея зомби-апокалипсиса, культивируемая во множестве фильмов и видео-играх, вполне имеет место быть. Особо доверчивые и верующие готовились к этому дню, строя в подвалах собственных домов бункеры, запасая продукты на много лет вперед и что? Это им помогло? Эпидемия, апокалипсис, как угодно, но это застигло людей в повседневности, без объявления войны, руша их планы на корню.
Прошло чуть больше года с того самого момента, как Рик очнулся в больнице и впервые окунулся в "современный мир" со всеми его реалиями. За это время многое изменилось, в том числе и в нем самом. Ушел тот необъятный страх при виде мертвеца. Теперь он был готов к встрече с ними и знал, что нужно делать. Жизнь входила в размеренную колею, делая ходячих незримым напоминанием о мерах осторожности и не более. Именно поэтому Граймс мог передвигаться по городу почти не скрываясь в тени сооружений. Гораздо большую опасность представляли люди, те самые, что сумели спастись и собраться в группы. К каждому человеку, встреченному по пути, он относился с недоверием и осторожностью. Хотя некоторые становились частью общины, однако теперь никто из добытчиков Александрии не зазывал одиночек к себе. Слишком велик шанс нарваться на сумасшедших и просто убийц, к тому же дела с припасами обстояли не самым лучшим образом, а голодных ртов предостаточно.
Страха больше не было. Придерживая рукоять топора, чтобы не болталась и не создавала лишний шум, Мужчина продвигался вдоль улицы, окидывая взглядом надписи на вывесках. Некогда этот город блистал неоновыми огнями, а ныне, все, что осталось, это сломавшиеся не работающие вывески. Остатки былой роскоши. Солнце клонилось к закату, нужно было возвращаться, но Граймс не спешил. Ему хотелось как можно дольше побыть одному, растягивая драгоценные моменты. Только так он мог отвлечься от тех проблем, что снежным комом нависли над домом. Чувство полного опустошения и отсутствия просвета в конце тоннеля ломали и без того сломленного Рика. Имел ли он какое-то право теперь быть лидером? Принимать серьезные решения за всех остальных и потом расплачиваться за собственные ошибки? С чего вообще решил, ответственен за всех? Только потому, что на него надеялась Диана?
Окинув окрестности взглядом, Граймс, профессиональным, взглядом оценил наиболее интересные места, в которых еще могло остаться что-то более или менее ценное. Стоило заглянуть и проверить. Направившись к ближайшему аптечному киоску, Граймс абсолютно не рассчитывал найти там залежи медикаментов, но все же проверить стоило. Лекарства, шприцы, бинты, в настоящее время это ценится также высоко, как и продукты, к тому же Спасители будут не прочь выгрести все из запасов и стоило придумать что-то, где можно оставить некоторую часть для себя. Опасно, конечно, ведь повсюду есть люди Нигана и в случае обнаружения схрона последствия могут быть необратимыми для некоторых жителей Александрии.
Двери аптеки были на распашку, одна даже сорвана с петель, очевидно тот, кто хотел сюда забраться, выбрал более агрессивный способ проникновения. Рик остановился у входа и прислушался, когда ответом ему была тишина, то громко постучал по стеклянной двери, в надежде выманить ходячих, что укрывались в тени от палящего солнца. Спустя несколько минут, с топором наперевес, мужчина вошел внутрь, осторожно ступая по разбитому стеклу. Перед глазами все поплыло, пришлось немного подождать, прежде чем глаза перестроятся и привыкнут к темноте. Хотя, собственно внутри смотреть было не на что. Стеллажи пустовали и оказались сломанными, замки вскрыты, а дверцы всех шкафов распахнуты настежь. Рик вздохнул, опираясь руками о прилавок. Опять пусто. Это не удивительно, но надежда всегда умирает последней. Делать здесь больше было нечего, повесив топор обратно в петличку на поясе, он покинул помещение, вовремя замечая движение на улице. Почти не заметно, неопознанная фигура прошмыгнула к сувенирной лавке. Стало понятно, что это на все сто процентов человек, более того, по комплекции либо подросток, либо женщина. Шпион Спасителей?
За доли секунды решив как поступить, Рик, отлаженным движением руки к поясу, вынимает из кобуры свой кольт Питон и, пригнувшись, пересекает улицу, чтобы оказаться на одной стороне. Далее все было так же просто. Подобраться к лавке, оставшись незамеченным, используя выступы лестниц и нагромождение разбитых машин, Граймс все ближе подбирался, не спуская взгляда с входной двери.
Естественно быть уверенным в том, что внутри плохой человек, просто нельзя, однако и глупо подставляться тоже не хотелось. Хватит с него уже не обдуманных поступков, ошибок и бессмысленных потерь. Ценить человеческую жизнь? Серьезно? Если только свою и своей семьи.
Прижимаясь спиной к каменной стене лавки, Рик держал пистолет у груди, едва касаясь выходным отверстием Питона кончика носа. По шороху и скрипу он определял направление передвижения, собираясь и подтягиваясь каждый раз как шаги направлялись к двери. Он дождется, обязательно дождется его выхода, кем бы он ни был.
Казалось, что Граймс даже перестал дышать, лишь бы не спугнуть того, кто наивно полагал, что все еще в одиночестве, что можно разгуливать по Александрие, практически потеряв всякую осторожность. Что же, готовности у мужчины было не отнимать и все же, улучив наиболее подходящий момент случается то, чего он так долго ждал. Ему показалось, что шаги незнакомца направились к выходу. Сердце буквально перестало биться в предвкушении раскрытии тайны.

+2

6

http://33.media.tumblr.com/tumblr_m46jc2IVgp1qaq0qf.gif


Пол бутылки. Чудовищно мало, но даже эти крохи - ещё целые сутки жизни. Без еды можно продержаться ещё какое-то время. Без воды - нет. Это источник её сил, её чёртов стимул переставлять ноги.
Накрепко закрутив крышку, Хоуп прячет бутылку в рюкзак. Теперь он ощутимо тяжёлый и это греет ей сердце гораздо лучше, чем романтические мечтания о счастливом завершении этого нашествия мертвецов. Когда рядом всё время кто-то умирает, вера разрушается с удивительной лёгкостью.
Отыскав не початую упаковку батареек, девушка отправляет их к остальным запасам. Вот теперь действительно всё.
На улице становится темнее и Сингер подгоняет себя. Надо выбраться отсюда заблаговременно, чтобы потом не пришлось расплачиваться собственной шкурой. Она уже берётся за ручку двери, когда всё тот же идиотский порыв заставляет её вернуться к прилавку и прихватить облюбованную игрушку.
Дерево - один из самых приятных материалов. Оно никогда не бывает холодным и почти всегда напоминает о доме и светлом прошлом. Пусть его не вернуть, но то, что хранит сердце, сложно выплавить и уничтожить. В этом смысле Хоуп наловчилась капсулировать светлые воспоминания и прятать их очень глубоко. На чёрный день, если он однажды наступит.
Пока ей хватало духу не использовать этот стратегический запас, но, видит бог, эта игрушка заставила что-то внутри неё дрогнуть.
"Не будь идиоткой!"
Сингер сжимает лошадку и в несколько шагов одолевает расстояние до двери.
Всегда есть какая-то черта, переступив за которую ты уже не можешь вернуться назад. Раньше она думала, что такая черта - появление мертвецов. Но она пересекла её и всё ещё оставалась Хоуп Сингер. Она точно знала, кем является и куда идёт. Во всяком случае, знала теперь. И всё её существо стремилось к осуществлению этой цели. Если уйдут долгие месяцы, годы - пусть. Время всегда уходит, не цепляться же за него!
У рыжей имелось много терпения и готовности созидать. Не сказать, что нынешний мир сильно способствовал укреплению этих качеств, но гниение приучает к изобретательности: укрепить, сохранить, умножить. Удержать на самой грани. Пока что у неё получалось очень даже неплохо.
Солнечный свет проникает меж домов, делая силуэты деревьев угольно-чёрными.
Хоуп распахивает дверь и на мгновение оказывается ослеплённой. Инстинкт заставляет свободную руку лечь на нож у пояса.
Много лет назад, когда вся её жизнь состояла из дома и церкви, она забиралась на крышу и на четверть часа мир вокруг неё переставал существовать. Сейчас у неё не было даже десяти минут. Только мгновение: такое короткое и, вместе с тем, мучительно прекрасное в своей уникальности. Сингер жмурится, сквозь сомкнутые веки видя этот свет: красноватый, так похожий на все её будни за последние два года. Через багрянец она видит сны, через него же - унылую явь, сквозь которую она продирается, как через чащу. Иногда ей хочется выть, иногда - ломать двери попадающихся домов. Словом, ничто человеческое не чуждо.
Мгновение - это выстрел. Это шанс, которым ты воспользовался или упустил. И какая-то высокая тень наползает на неё, закрывая от солнца и лишая это мгновение  всей возможной эстетичности.
Хоуп Сингер не ругается матом. Но, кажется, пора начать...

+1

7

Секунды растягивались как жевательная резинка, каждый шорох эхом отдавался в кончиках пальцев, заставляя периодически сжимать рукоять пистолета. Указательный палец то и дело аккуратно укладывался на спусковую скобу, но, в очередной раз, выдохнув, отводился назад. Руки холодели, выдавая напряжение и готовность мужчины применить оружие по назначению.
Какова вероятность, что тот, кто нашел что-либо ценное для себя, выйдет именно через тот же самый вход, что и вошел? Школьники и студенты вузов, которым довелось изучать теорию вероятности, могли бы даже рассчитать эту самую вероятность прямо не сходя с места, однако Рик не пускался в вычисления. Здесь и сейчас могла оборваться чья-то жизнь. Слуховые рецепторы и внутреннее ощущение, буквально вопили о скорой развязке, вытягивая Граймса по струне. Легкие шаги приближались к выходу. Пожалуй каждый такой момент становится отправной точкой для одного из двух. Конечно случались и такие ситуации, когда все уходили на своих двоих, без обоюдного членовредительства, все же Рик не был отъявленным убийцей, чтобы сносить головы все направо и налево с одной стороны. с другой стороны, ожидать безграничного терпения и неописуемого восторга от того, кто повидал многое и через еще большее прошел, также не стоит. В любом случае, скоро все разрешится.
Вжимаясь спиной в нагретую, лучами дневного солнца, обшивку лавки, Рик затаился. Когда из дверного проема показался человек он и вовсе перестал дышать, лишь через несколько секунд позволил себе выдохнуть и разогнуться. Не смотря на  обстановку и время, человек, шаривший в поисках припасов, оказался не слишком наблюдательным, смело подставляя собственную спину под удар. Однако бить Рик не станет. Он расправит плечи и ощутимо ткнет дулом кольта неизвестному человеку в бок, дабы сразу же обозначить собственное превосходство. С первого взгляда стало понятно кто находится перед глазами - женщина. Если быть точнее, то молодая женщина, возможно даже бывшая студентка, так как для школьницы слишком взрослая. Эпидемия и тяжелые условия жизни сделали абсолютно всех выживших старше. Достаточно заглянуть в глаза, как станет видна вся боль потерь и ужас пережитого, поэтому Рик мог ошибаться в оценке возраста, стоявшей перед ним девушки.
Как ни крути, смотреть было не на что. Если раньше слабый пол являлся приверженцем минимализма в одежде, дабы покрасоваться точеной фигуркой перед мужчинами, то теперь, даже самая знойная красотка выглядит чуть лучку бомжа-пропойцы. Не смотря на доступность одежды, устраивать модные показы в голову еще никому не приходило, как правило вся одежда подходила под описание одного единственного стиля - удобство и прочность. Брюки, мешковатые куртки и потрепанные рюкзаки за плечами - это все, что необходимо в современном мире.
- Кто ты? - Коротко спросил Граймс, отводя дуло Питона на несколько сантиметров назад. Рик знал, что неприятное болезненное ощущение все еще отдается в теле девушки даже через одежду, поэтому не стоило позволять себе совершить ошибку. Дело в том, что тыкать оружием в человека, тем самым удерживая на прицеле является одной из распространенных ошибок для всех, кто имеет дело с оружием. Преступнику гораздо проще освободиться, зная в какую часть тела  целится нападающий, поэтому никогда не следует допускать эту распространенную ошибку, ведь стрелок-профессионал или полицейский попадут в мишень и без не нужных манипуляций.
Рик не сомневался, что его появление вызовет, по крайней мере, удивление у незнакомки, а значит она обязательно остановится. Замрет, боясь ослушаться, чтобы не получить пулю. - Подними руки, чтобы я их видел, - это скорее стандартное требование копа, нежели реальный шанс сократить контратаку со стороны преступника. Все же коп в душе Граймса еще не умер. Он ловко схватил девушку за шиворот и заставил встать к стене лицом. Благодаря не крупной комплекции под "чутким" управлением Граймса, девушка буквально телепортировалась к этой стене. - Я спрашиваю, кто ты такая и откуда? - Не спуская с ее фигуры взгляда, Рик ногой раздвинул ноги девушки на ширину плеч, принимаясь быстро пробегаться свободной рукой по карманам куртки, желая, для собственного успокоения, обезоружить ее. Собственно на ответ, между первой и второй его репликой, времени мужчина не давал, подавляя всякие поползновения в свой адрес. Он старался максимально усилить степень своего воздействия, дабы девушка не выкинула чего-нибудь глупого. Врятли она сможет его убить, весовые категории разные, да и комплекции тоже, однако жизнь научила относиться ко всему с осторожностью. Не стоит повышать шанс и позволять зарождаться надежде там, где ее попросту не может быть.
Еще некоторое время назад Рик кинулся бы помогать незнакомке, пригласил бы присоединиться к ним, считая, что его долг как полицейского и человека, защитить всех, кому это необходимо. Он так поступал долгое время после того как очнулся, но все же определенные обстоятельства, их обилие и степень безумности, заставили пересмотреть приоритеты. Теперь же, ему проще пустить пулю в лоб, нежели пытаться еще раз кому-нибудь поверить. Порой даже явная помощь со стороны не является гарантом доверия со стороны Граймса.
Рик прошелся по всем карманам как коп при досмотре.
Все, что представляло хоть малейшую опасность изымалось и убиралось на расстояние, достаточное для определения безопасного. Вполне очевидно, что такая как она не забрела сюда просто так, одна. Иногда даже самые крепкие и закаленные мужчины не способны справиться с собственными эмоциями, поддаваясь панике и страху, становясь жертвами "ходячих", не то, что эта малышка. Конечно, она легкая и юркая, девушке проще забиться в щель и затаиться, но все же, как правило такие как она, не откалывались от коллектива. Путешествует ли девушка одна - все это выяснится совсем скоро.
Рик развернул к себе лицом незнакомку, чтобы видеть ее глаза. Так значительно проще строить предположения и выводы относительно правдивости слов, к тому же если она решить ни с того, ни с сего полезть в драку, то эффекта неожиданности не будет. Итак, детка. Теперь твой выход. Постарайся не умереть сегодня, ладно?

+1

8

Извините, ошибся Лондоном.
То, что происходило с ней дальше, ловко укладывалось в абсолютно киношную сцену, где тебя ловят и обезоруживают с такой скоростью, словно ты - самая сонная улитка во всём штате. Быстрота произошедшего, как позже отметит сама Хоуп, сыграла скорее в её пользу, ибо ни возмутиться, ни достать нож она не успела, а значит и акта враждебности с её стороны не существовало  ни коим образом. Главное - не лишилась головы на месте, а остальное можно было пережить и вытерпеть, потому что в свете происходящего только это ей и оставалось делать.
Сопротивляться в таком положении было бы глупо. Хоуп не особенно любила пистолеты и ружья, которые привлекали лишнее внимание. Да и спрятать их куда сложнее, чем парочку ножей, что удобно путешествуют с тобой уже не первый месяц. Оружие требовало кучу дополнений, а нож нуждался лишь в руке, которая будет его держать.
Пока Сингер послушно следовала его приказам, вращаясь и поднимая руки, ей вдруг подумалось, что незнакомец похож на мамашу, которая готовит отпрыска к выпускному балу. Эта мысль так её развеселила, что к тому моменту, как она получила возможность разглядеть незнакомца, на лице её (не смотря на титанические усилия сдерживать веселье) расплылась улыбка.
- Хочу спросить то же самое, но у вас пушка, - Хоуп замечает, что последний солнечный луч наконец исчезает за постройками на той стороне улицы. - Хоуп, которая пытается не сдохнуть хотя бы сегодня, - наконец представляется Сингер, осматривая незнакомца так же внимательно, как он её.
Помотало же его!
Конечно, сейчас ни у кого жизнь не сахар, но некоторые из её знакомых по "большому концу" хотя бы не выглядели такими... загнанными. О, да! Каким бы крутым и опасным не выглядел тот человек, Хоуп остро ощущала, что он балансирует где-то на грани безумия и провоцировать его точно не стоит. Видимо, у него бывали деньки и по лучше, потому что одежда на нём целая и явно не с чужого плеча. то - уже редкость. Светлые глаза в сеточке морщин, тени под ними. Напряжённая, готовая к очередному забегу фигура. Не слишком похож на бандита, который отбивает припасы у проходящих мимо. Нет, у такого точно есть дом и, быть может, семья, ради которой он всё ещё выживает.
- Будет чудно, если вы тоже представитесь. Всё же вы лишили меня моей единственной защиты.
Она не требует. И прежде приходилось не часто, а теперь и подавно. Список претензий составлялся только для себя любимой и иногда ворчливо оглашался на протяжении её длительного путешествия в сторону дома. Рыжая глядит на незнакомца широко открытыми глазами, хотя необходимость стоять без лишних движений на изрядно затекших ногах раздражает, как и то, что голову нужно задирать, потому что рост у незнакомца приличный.

+2


Вы здесь » the WALKING DEAD » Прогулка с мертвецами » ❖ 12.10 — вечер — "Проверка на веру"